Алексей Кунгуров рассказал, как его судили.

Тем, что каратели подкидывают неугодным наркотики или патроны, никого не удивишь. Но вот подброс файлов - это пока редкость. Совсем уж нечасто встречается ситуация, когда в фабрикации улик участвуют сами судьи. Но мне повезло.

То, что наш «самый гуманный и справедливый» упрячет меня за решетку, сомнений не было. Какие могут быть сомнения, если я уже полгода мотаю срок, который мне еще не дали? Суд в эрэфии – это не более чем карательная инстанция. Судьи аккуратно переписывают в приговор формулировки из обвинительного заключения и ставят внизу синюю печать.

По законам жанра, политические процессы должны проходить в закрытом режиме, что и было организовано. Свидетель Лысов, написавший на меня экспертный донос, написал еще и заявление, что «сторонники Кунгурова» угрожают ему расправой, и поэтому гособвинитель от его имени потребовала проведения всего процесса в закрытом режиме. Собственно, «свидетель» Лысов только для этого и нужен был – убрать из зала зрителей, при которых судьям неуютно творить «правосудие».

Перед судом стояло две задачи: первая – доказать, что в инкриминируемом мне тексте есть оправдание терроризма и вторая – что опубликовал его именно я.

Первая задача решается элементарно: эфэсбешные эксперты пишут экспертизу, в которой приходят к выводу, что даже фраза «Цель ИГИЛ – построение суннитского государства» содержит в себе оправдание терроризма. Хотя это цитата из решения Верховного Суда РФ, запрещающего деятельность Исламского государства в России.

Совершенно очевидно, что никакого оправдания терроризма в тексте «Кого на самом деле бомбят путинские соколы» нет. Но кого это …интересует.

Так называемые эксперты Мочалова и Усова свою так называемую экспертизу сфабриковали по следующей схеме:

- В тексте упомянуты факты, которые читатель (именно читатель, а не автор) может оценить положительно (открытие больниц, школ, охрана порядка);

- Эту деятельность осуществляет ИГ;

- Раз так, то автор хочет, чтобы читатель одобрил деятельность ИГ;

- Следовательно, автор сам одобряет деятельность ИГ;

- ИГ – запрещенная в РФ террористическая организация, а значит, любая ее деятельность является террористической;

- Вывод железный – автор одобряет террористическую деятельность ИГ, оправдывает терроризм.

То, что речь шла об открытии больниц, уже не имеет никакого значения.

Свою позицию на этот счет красноречиво выразила «эксперт» Мочалова, заявившая, что раз ВС запретил деятельность ИГ на территории РФ, то любая деятельность ИГ после этого является террористической.

Ну а что, логика в этом есть: в больницах женщины будут рожать будущих террористов, в школах их учить, ну и т.д.

При этом так называемый эксперт Мочалова не стеснялась приписывать автору те высказывания, которых он не делал, например, о безвредности ИГ для людей, или религиозной толерантности этой организации. А так называемый эксперт Усова на свое усмотрение изменила исследуемый текст, исказив тем самым его смысл на прямо противоположный, в чем сама призналась в суде.

Но в борьбе с неугодными любые средства хороши, а сфабрикованные экспертные заключения особенно нравятся судьям.

И вот первая задача – «доказать, что в инкриминируемом мне тексте есть оправдание терроризма», судом с блеском решена.

Как суд решил вторую задачу – «доказать, что именно я опубликовал текст» читайте в следующей части. 

П.с. Алексей передает большое спасибо всем, кто ему пишет. Обратной связи нет, письма от него не выпускают. До конца февраля он еще будет по этому адресу

625000 г.Тюмень, ул. Ялуторовская 42-2, СИЗО-1, Кунгурову Алексею Анатольевичу.