55 лет назад на наших экранах впервые зажегся «Голубой огонек».
С 1962 года в новогоднюю ночь нас развлекает телевизионная программа, которая жива до сих пор. Для тех, кто не смог насладиться свежим выпуском с 31 декабря на 1 января, его обычно повторяют на Старый Новый год. И рейтинги просмотров в обоих случаях зашкаливают. Что же особенного в этом первом отечественном телешоу?

 Эволюция зрелищ
 В эфире Первой программы Центрального телевидения СССР «Голубой огонек» продержался с 1962 по 1985 годы, а с 1997 года эстафету подхватил телеканал «Россия», который несет ее и поныне. Феномен долгожительства любимой передачи трех поколений определило беспрецедентное творческое новаторство ее создателей, внедривших за первое десятилетие выпусков весь арсенал средств, на которых стоит современное развлекательное ТВ.

 Сначала программа выходила по выходным дням, сопровождая отдых советских людей после каждой трудовой недели. А со временем музыкально-развлекательный проект получил праздничный формат. В выпусках участвовали не только любимые артисты, но и известные гости – герои Советского Союза и социалистического труда, передовики производства и космонавты, представители советских республик и дружественных стран.
А началась программа с названия «Телевизионное кафе». Первым переименованием стало «На огонёк», затем – «На голубой огонёк» и, наконец, «Голубой огонёк». Авторы брэнда подразумевали голубой отсвет от черно-белых экранов тогдашних телевизоров.

 В 60-х годах съемки осуществлялись в «Телевизионном театре» (сегодняшнее название – «Дворец на Яузе»), позже – в телестудии Останкино. До того, как обрести форму театрализованных представлений, «…огоньки» снимались в живом общении участников, и поначалу – в прямом эфире. Это была первая проба «интерактивного телевидения», когда люди по обе стороны экрана чувствовали одинаковую сопричастность к происходящему в студии.

 Без бокала нет вокала
Главная идея «…огоньков» была в дружеской и непринужденной атмосфере, когда люди становятся ближе в неформальной обстановке. Когда артист не только поет, а еще и участвует в застольной беседе, поздравляет вас с праздником и дарит новую песню – что может быть приятнее? Когда колхозник или ткачиха встречают Новый год за одним столом со звездой сцены, пластинку им заводит Муслим Магомаев, за телекамерой стоит Иосиф Кобзон, а анекдот рассказывает Юрий Гагарин – это настоящий праздник.

 А какое же праздничное настроение без накрытых столов? «Без бокала нет вокала», «Шампанское в студию» - понравившиеся зрителям находки авторов телевизионных посиделок.
Программа получала мешки писем со всей страны, свидетельствовавшие о том, что «Голубой огонек» с первых же выпусков завоевал право считаться «мегахитом» отечественного телевидения. И не только советские зрители оценили первое телевизионное шоу нашего экрана. В 1965 году оно удостоилось приза на фестивале телевизионных программ в Италии, где «Сказки русского леса» (название для заграничного показа) были отмечены «Серебряной розой».

Дело за тамадой

 Одним из патриархов «Голубого огонька» и первых ведущих был актер Алексей Полевой. Его предшественниками в этом амплуа были артисты Борис Брунов, Михаил Ножкин и Роза Урузбаева, которые вели первый выпуск «Телевизионного кафе». Это был качественный конферанс в сочетании с интервью, беседой и выступлением в собственном эстрадном номере. Но когда музыкальный жанр программы дополнился публицистическим, и в студию стали приглашать обычных людей, которых предстояло представить в разговоре, стало очевидно, что передаче нужны постоянные ведущие. И не потому, что артисты «тамадить» не умеют: просто с разными людьми сложнее готовиться к эфиру.

 И тогда вспомнили о дуэте Игоря Кириллова и Анны Шиловой, имевших необходимый опыт по ведению «Нашего клуба». Проект, предшествовавший «Телевизионному кафе» и «…огоньку», тоже был музыкальным (выходил с 1959 по 1961 годы), но не столь «демократичным», как «…огонек». В отличие от идеи «народного кафе», концепция «Нашего клуба» тяготела к элитарности – в студии собирались избранные гости из числа известных деятелей искусств: Леонид Коган и Арам Хачатурян, Давид Ойстрах и Тихон Хренников. «Отцы» «Голубого огонька» Алексей Габрилович (режиссер) и Владимир Меркулов (главный редактор музыкальной редакции ЦТ) взяли из «Нашего клуба» идею беседы участников передачи, но в новом проекте эта задача не всем оказалась по плечу.
Ужасы прямого эфира
Притягивавший зрителя не отрепетированный разговор на камеру не всегда получался гладким в прямом эфире. Технические накладки и речевые огрехи поднимали настроение зрителям, но заставляли нервничать выпускающих редакторов и ведущих. Игорь Кириллов вспоминал, что оговорки и ошибки продолжались с первой до последней минуты эфира, и за несколько часов записи с ведущего сходило несколько потов.
Сценарий был схематичным, с каждым собеседником приходилось импровизировать вживую, и бывало не до остроумия, когда вместо заявленного героя на съемочной площадке оказывался никому не известный человек. Тогда ведущего выручали общий кругозор и, конечно, немного везения.

 Но бывало, что даже найденная в ходе диалога тема для разговора оказывалась провальной в оценке эфира руководством. Например, кто же мог предположить, что у итальянской оперной дивы окажется столь экзотическое для певицы хобби, как рыбалка! Обрадовавшись, что может поддержать разговор с зарубежной примой, Игорь Кириллов однажды так увлекся выяснением рыболовных навыков солистки «Ла Скала», что потом получил выговор от телевизионного начальства: неужели, мол, больше нечего было спросить у звезды всемирно известной труппы? А сейчас бы ему за эти «бульварные подробности» еще и премию выписали!
Но и тогда зритель от живого человеческого общения был в восторге. Хотя ведущий и ожидал худшего каждый раз, когда возвращался после передачи домой в метро, краснел он абсолютно напрасно: никто и никогда принародно его за плохую работу не стыдил. «Слава Богу, не смотрели!», - объяснял для себя хеппи-энд Игорь Кириллов.

Почетная миссия

 С назначением в 1970 году на пост главы Гостелерадио С. В. Лапина со свободой в эфире было покончено. Ряд программ закрыли, а уцелевшие поставили под строгий контроль. Но «Голубой огонек» выжил и не перестал быть главной музыкальной программой страны даже в «ежовых рукавицах» телевизионной цензуры.
Хотя сценарий, набор участников и окончательный монтаж утверждались в пяти инстанциях, более престижной площадки для телевизионных выступлений, чем «Голубой огонек», у артистов не было. Попасть в новогодний выпуск было делом чести для звезд, ведь даже участие в съемках  не гарантировало выпуск номера в эфир. Представить конкуренцию поможет такой факт: однажды на монтаже «порезали» даже «икону» советской сцены Людмилу Зыкину, показав лишь небольшой фрагмент из записанной ею песни «Течет река Волга»…

 Но два жанра присутствовали в «…огоньке» всегда: цыганский романс (Николай Сличенко и театр «Ромэн») и оперетта (Татьяна Шмыга). А среди исполнителей, которым не приходилось переживать за участие в новогоднем выпуске, были Эдита Пьеха, Иосиф Кобзон, Лев Лещенко и Муслим Магомаев: руководство ЦТ к ним заслуженно благоволило.
Имелось раньше, из чего выбирать: в советское время культура была на высоте, и каждая песня, попадавшая в «телевизор», стоила всеобщего внимания. Не зря перед концертом многие включали на запись домашние магнитофоны: надежды на хорошую музыку обязательно оправдывались.

 Все звезды в гости к нам
 Стремительно зажглась в «Голубых огоньках» и звезда Аллы Пугачевой. Несколько лет подряд она была «изюминкой на праздничном телевизионном торте», завершая своими выступлениями новогодние выпуски. В 1975 году никому не известная советская певица победила с песней «Арлекино» на эстрадном фестивале в польском Сопоте, а через полтора года уже вела новогодний «Голубой огонек».

 

Список ведущих этой музыкально-развлекательной программы напоминает звездный состав праздничного концерта. Кроме уже названных имен, в разные годы в этой роли побывали Юрий Благов и Людмила Сухолинская, Лев Миров и Татьяна Шмыга, Марк Новицкий и Валентина Леонтьева, Анна Шатилова и Татьяна Судец, Станислав Микульский и Игорь Старыгин, Олег Соколовский и Валерий Золотухин, Николай Караченцов и Ирина Мирошниченко, Александр Михайлов и Ангелина Вовк, Юрий Николаев и Крис Кельми, Александр Ширвиндт и Михаил Державин, Татьяна Веденеева и Илья Олейников, Евгений Евстигнеев и Семён Фарада, Леонид Ярмольник и Всеволод Ларионов, Урмас Отт и Светлана Моргунова.

 

Перестали телевизионные концерты называться «…огоньками» после перестройки, в 1986 году. А на рубеже 1997-98 годов телеканал «Россия» возобновил традицию, выпустив в эфир первую программу нового поколения со старым добрым названием «Голубой огонек». Теперь его название звучало как «Голубой огонёк на Шаболовке». Появился преемник и у выходивших в 60-х годах еженедельных выпусков – традиции первых «Голубых огоньков» продолжила программа телеканала «Россия-1» «Субботний вечер». Но  реанимация ностальгического брэнда невозможна без наследования традиций. Хорошо бы помнить, что исторически в новогоднем «Голубом огоньке» зрителей ожидали только лучшие новые песни, заряжавшие энергией на весь год…

© Вячеслав Капрельянц, 2016