До конца не поверив в реальность такого сюжета,

Будто в старом шкафу, не пытаясь понять - что к чему,

Просидели под шубами первое страшное лето,

Отрицая, что мир может быстро скатиться в войну.

Выходили, как в Нарнию, новый прочтя Бестиарий,

Споро выучив термины: «вата», «укроп», «колорад»,

Но попытки принять этот триллера жуткий сценарий

Оказались напрасны. Нельзя адаптировать ад

Под среду обитания для не привычных к потерям,

Не готовых к обидам, не видящих смысла в войне,

Для привыкших к уюту, для тех, кто и нынче не верит,

Что ненужными стали своей непутевой стране.

Здесь, в реальности новой, мы попросту лишняя раса,

Без названья, признанья, отличий, законов и прав.

Выживает народ в ожидании звездного часа,

Непрямую тропу по волшебному миру избрав.

Каждый день – это сюр, отраженье безумных фантазий.

Режиссер пропил мозг, потому ирреален сюжет.

Может, зритель в восторге от этих военных оказий,

Но актерам на жизнь не прописан властями бюджет.

И так хочется в шкаф – вновь в пушистые шубы уткнуться,

Отрешиться от зла, видеть светлые детские сны,

И назад в наши скучные мирные будни вернуться,

Позабыв этот триллер про тяготы братской войны.

Страшным сказкам, увы, не дано позитивных концовок,

Шкаф закрыт на засов, нас опять вызывают на бис -

Лицедеев баталий, битардов* опасных тусовок,

Для которых вся жизнь - на арене боев бенефис.

Алина Баева, 2017 г.

*человек, патологически глубоко зацикленный в какой-то субкультуре и оторванный от внешнего мира, например, «живущий» на каком-то сайте, форуме, вымышленной стране.