Михаил Кунцев

Величина безнадежного долга одного потенциально несостоятельного россиянина на конец 2016 года составила в среднем 1,27 млн. руб. А общая сумма задолженности тех, кто по закону могут объявить себя банкротами – 15,5 млрд. руб.

На этом фоне премьер Медведев на совещании по итогам минувшего года победоносно похвалился, что прошлогодний рост цен стал минимальным за всю новейшую историю страны. Весь разговор по-прежнему свелся к обороту бумажек и графам бухгалтерской отчетности. "Снижение долговой нагрузки регионов, сохранение ответственного макроэкономического курса, устойчивости рынков капитала и серьезное снижение инфляции", – вот главные достижения для Медведева

Однако 5,4% ценового роста – извините, далеко не идеал, если брать не совсем уж "новейшую" историю: у нас бывало, что цены десятилетиями не менялись! И потом не надо дурить граждан выдернутой из контекста цифрой. Если попутно бурному росту цен еще скорей растут доходы – это одно дело. А если рост цен упал в силу падения доходов – это никакая не победа, но натуральное экономическое поражение.

И кстати инфляция в РФ более чем в 5 раз выше, чем в ЕС, где никакого медведевского "ответственного макроэкономического курса" нет и в помине.

Да и никакой это не "ответственный курс", а чистое уклонение от ответственности по принципу: "план себе сам составляю, чем скромнее и туманнее цель поставлю, тем легче отчитаться будет ".

Если бы целью был рост или хотя бы сохранение реального народного достатка – пришлось бы реально попотеть. А если цель – "таргет", "таргитирование", то есть управление инфляционными процессам, – то это вопрос перекладывания бумажек. За этим стоит не реальная жизнь, а отчётное крючкотворство.

Можно вообще ликвидировать инфляцию, убрав из оборота все деньги: раз их нет, то и обесценится они не могут. Можно принять сбалансированный бюджет при нулевых доходах, сделав нулевыми и расходы: 0 рублей собрано, 0 рублей потрачено, – идеальная макроэкономическая картинка...

"Достижение цели по инфляции, так называемого таргета в 4 процента в этом году вполне реально", – порадовал себя премьер.

В пору моего детства были другие планы. Например – "каждой семье благоустроенную квартиру к такому-то году"... Молодой Егор Летов тогда пел обиженно: "Мне обещают двухтысячный год... Я буду лысый, я буду без зубов..." Обижался, что долго ждать заставляют...

А теперь видите, какие простенькие обещания стали нам давать правители! Таргет 4 процента! То есть где-то там они гайки зажмут, кому-то в очередной раз чего-то не додадут, мяса в народные супы не доложат – и полный ажур! 4% инфляции, заветная мечта!

И что эта мечта для "дорогих россиян"? Она их накормит? Поселит в годное жилье?

Лучше всего, конечно, этот таргет подошел бы к кладбищу, где нет инфляции просто потому, что на нём и жизни нет, мертвецы ажиотажа у прилавков не устраивают.

Война с инфляцией мерами, для того не подходящими – по-прежнему единственный приоритет нашего правительства. Хоть бы даже на этой войне оно и угрохало всё население...