Факты, документы, решения судов.

 

Суть Времени - Олег Барсуков, Ольга Горянина: 24 января 2017 года произошло давно ожидаемое в городе и стране событие: вынесено судебное решение по поводу установления в Петербурге памятной доски Александру Колчаку. Постановление Правительства Санкт-Петербурга об установлении этой доски суд признал незаконным. Решение было объявлено по результатам нескольких судебных заседаний судьей Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга Татьяной Матусяк.

   Мы, истцы по делу, не можем не поделиться впечатлениями о данном, безусловно неординарном событии. Из всех поданных в суд исков были признаны надлежаще составленными и приняты к производству девять. Первыми заявления подали участники движения «Суть времени». Затем к нам присоединились и другие неравнодушные граждане.

   Обращаясь в суд, мы ни в коем случае не ставили целью как-то умалить заслуги Колчака и тем более не собирались его излишне демонизировать. У нас нет особой ненависти ни к личности Колчака, ни к личностям его страстных радетелей. Всё, чего мы добивались и добиваемся, это объективная оценка истории нашей страны. Мы твердо убеждены, что лишь историческая правда сможет объединить русский народ. И именно поэтому нельзя сегодня славословить Колчака без отмечания самых выдающихся его «заслуг» и без учета судебной оценки его деятельности на посту так называемого Верховного Правителя России.

   За двадцать пять лет, прошедших с развала СССР, для реабилитации Колчака было сделано очень многое. Обелители Колчака при этом вполне саморазоблачились. Естественно, решение Смольнинского суда о недопустимости увековечивания Колчака — значительный удар по их репутации. При этом если с режиссера Андрея Кравчука, выпустившего в 2008 году слащаво-умильный фильм «Адмиралъ», как говорится, «взятки гладки» в связи с художественностью его фильма, то не всё так просто с Никитой Михалковым.

 Михалков посвятил героизации Колчака броский и в то же время как бы документальный телефильм «Русский выбор. Адмирал Колчак», продемонстрированный телеканалом «Россия-1» 13 января 2015 г. В видеоряде этого фильма Михалков с совершенно серьезным видом перекладывает с места на место папки с надписями «Уголовное дело по обвинению Колчака Александра Васильевича» и «ВЧК», бережно перелистывает страницы этого «уголовного дела» и картинно восхищается Колчаком. «Обратите внимание, — доверительно сообщает телезрителям под тихо-тревожную музыку режиссер, — как потрясающе актуально звучит всё то, что говорил великий русский патриот в самые тяжелые для нашей страны дни».

     Мы не пытаемся высмеивать фальшивый пафос Михалкова в отношении преступника, не подлежащего реабилитации. Однако уголовное дело всегда существует только в одном экземпляре. Закон любой страны категорически исключает более одного судопроизводства в отношении деяний одного и того же лица за один и тот же период. И если судебные органы оценивают действия какого-то конкретного человека, то они рассматривают именно это единственное оригинальное уголовное дело и в этом же уголовном деле оставляют судебные акты с результатами.

 Таким образом, уж если Никита Сергеевич в 2015 году перелистывал уголовное дело, если он добросовестно с ним знакомился, то он не мог не обнаружить в нем важного документа, предельно ясно и жестко показывающего отношение судебной власти Российской Федерации к реабилитации Колчака. Приведем этот документ.   

Верховный суд Российской Федерации, 19 апреля 2000 г. (так в оригинале, это не опечатка — год двухтысячный — Авт.)

ПРЕДВОДИТЕЛЮ РОССИЙСКОГО ДВОРЯНСКОГО СОБРАНИЯ князю

   Уважаемый !

   Сообщаю, что в связи с жалобой Атамана Московской Городовой Казачьей Заставы им. Смолина . Военной коллегией Верховного суда Российской Федерации были истребованы и изучены материалы по делу КОЛЧАКА Александра Васильевича.

Проверкой установлено, что выводы органов военной прокуратуры и военного суда Забайкальского военного округа о том, что КОЛЧАК А.В. не подлежит реабилитации, основаны на требованиях Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года (с внесенными в него в последующем изменениями).

   В соответствии со ст. 4 упомянутого выше Закона не подлежат реабилитации лица, обоснованно подвергнутые наказанию по решению внесудебных органов, если в их делах имеются достаточные доказательства по обвинению в преступлениях, связанных с совершением насильственных действий в отношении гражданского населения и других преступных деяний.

   Как усматривается из материалов дела, в них содержатся данные, что Колчак А. В. был причастен в 1918–1920 годах к военным действиям на территории Сибири против Советской России, в ходе которых с его ведома созданными карательными органами проводились массовые расправы в отношении местного населения, красноармейцев и сочувствующих им войск.

   Поэтому Военная коллегия Верховного суда Российской Федерации (несмотря на большие заслуги КОЛЧАКА А.В. перед Россией до 1917 года) достаточных оснований для постановки вопроса на предмет отмены вынесенного по делу судебного решения не нашла, о чем заявитель — атаман — поставлен в известность.

   Судья Верховного суда Российской Федерации В. В. Хомчик.

   Дело тут не столько в том, что судья Владимир Владимирович Хомчик, подписавший этот документ, является заместителем Председателя Верховного суда Российской Федерации, Председателем Судебной коллегии по делам военнослужащих, заслуженным юристом России и имеет высший квалификационный класс судьи. Дело в том, что этот документ отражает факты преступных действий Колчака, имеющие конкретное юридическое значение, а также отношение государства — в лице высшего органа судебной власти — к его личности.

   Факты преступных действий Колчака таковы:

   - В 1918–1920 годах Колчак вел военные действия против России;

   - В ходе этих военных действий Колчак совершил преступления против мирного (гражданского) населения России, и осуждение Колчака в 1920 году за эти деяния является законным и обоснованным;

     - В 1999–2000 гг. органами современной юстиции (военной прокуратурой и военным судом Забайкальского военного округа, а также Верховным судом России) были проверены материалы этого уголовного дела. В ходе этих проверок судами были учтены «большие заслуги Колчака А.В. перед Россией», на которые уповают сторонники его реабилитации и увековечивания. Заслуги Колчака перед Россией, а также другие изученные и принятые во внимание судами (в том числе Верховным судом РФ) обстоятельства не позволяют его реабилитировать в силу справедливости осуждения его за преступления, совершенные им в 1918–1920 годах.

   Кроме письма судьи Верховного суда России, которое вполне могло бы быть достаточным для принятия решения о демонтаже спорной памятной доски, по нашему ходатайству судом были истребованы и исследованы в суде достаточно подробные описания преступлений Колчака. Преступления эти изложены, прежде всего, в «Определении военного суда Забайкальского военного округа № 3-Н» от 26 января 1999 года, на которое и ссылается представитель Верховного суда в письме Председателю Дворянского Собрания. И, кроме того, в «Заключении по материалам дополнительной проверки по архивному уголовному делу в отношении Колчака А. В. Главной военной прокуратуры России» от 17 ноября 2004 г.

   Из данных документов очевидно, что Колчак лично издал ряд распоряжений и приказов на физическое уничтожение людей без суда и следствия. Причем не только людей, выступавших против него с оружием в руках, но и просто выражавших свое недовольство его политикой.

 В вышеупомянутых документах, во-первых, описаны собственно преступления правительства Колчака, в том числе творившиеся по его прямому указанию и с его ведома: массовые расстрелы людей, сожжение деревень, затопление барж с людьми и многое другое.

 И, во-вторых, в данных документах признается, что осуждение Колчака для своего времени было вполне легитимным и отвечало мировой правоприменительной практике. В том числе приводится понятие «осадного положения», в условиях которого было принято обоснованное временем решение о расстреле Колчака и бывшего министра внутренних дел его правительства В.Н. Пепеляева во избежание еще бóльших жертв среди населения России.

   Мировая юридическая практика выработала базовые конституционные правовые нормы, присущие как российскому, так и международному законодательству:

   Правосудие осуществляется только судом — в Конституции Российской Федерации это положение закреплено в статье 118. Это означает, что никто не может быть ни осужден, ни позднее реабилитован иначе как по решению суда.

     Установленные вступившим в силу судебным решением факты и обстоятельства носят преюдициальный характер. То есть стороны после решения суда освобождаются от доказывания обоснованности этих фактов и обстоятельств. А любой другой суд обязан принимать установленные доказательства без дополнительной проверки.

     Законность Постановления Правительства Санкт-Петербурга об установке памятной доски Колчаку была оспорена жителями северной столицы именно на этих основаниях. Факты совершения Колчаком преступлений против человечности не подлежат сомнению, так как они установлены судом. Правительство и губернатор при рассмотрении вопроса об увековечивании памяти Колчака просто обязаны были учесть эти факты.

   Незаконность спорного Постановления Правительства выразилась также в нарушении установленного Конституцией России права истцов чтить память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость. Средства массовой информации, позволившие себе высмеивать «Суть времени» за такое «философское» обоснование, а также представитель ответчика, то есть Правительства Санкт-Петербурга, на первом же судебном заседании недоуменно вопросившая «И это все?», проявили элементарную юридическую безграмотность. Ведь Конституция России имеет безусловный приоритет над всеми другими законами. Она действует прямо и непосредственно.

   Столь же безграмотными являются заявления сторон о том, что установка памятной доски «не является реабилитацией» и потому, мол, для данного случая наши доводы о внесудебной реабилитации якобы неприменимы. Юридическая реабилитация (от лат. rehabilitatio — восстановление) — это восстановление в правах, восстановление утраченного доброго имени, отмена необоснованного обвинения невиновного человека, полное восстановление прав и репутации, в том числе репутации выдающейся личности и права на памятный знак или доску. Заявления ответчика об увековечивании Колчака отдельно от его реабилитации похожи на анекдот, и иначе как глупостью назвать их нельзя. При этом характеристика человека, совершавшего военные преступления, как «выдающегося русского офицера» (эти слова присутствовали на мемориальной доске Колчаку) означает одобрение подобных действий и является прямым оскорблением российских военнослужащих.

   В Заключении Главной военной прокуратуры говорится, что вина Колчака доказана в полном объеме свидетельскими показаниями, архивными материалами и фотодокументами. Принятие Правительством Санкт-Петербурга постановления, нарушающего Конституцию Российской Федерации, подрывает доверие граждан к органам государственной власти и нарушает закрепленное в статье 3 Конституции право народа осуществлять свою власть через эти органы. Таким образом, спорное постановление нарушило права граждан России, закрепленные в преамбуле, а также в статьях 3 и 118 Конституции РФ.

   Отдельно хотелось бы остановиться на доводах инициатора установки доски — организации «Белое дело», привлеченной по делу в качестве третьего лица по нашей же инициативе. Представитель «Белого дела» высказал несогласие с судебным решением об отказе в реабилитации. Якобы требование недопустимости увековечивания Колчака основано на политических основаниях, а потому и должно быть отвергнуто. В доказательство того, что оценка исторических личностей всегда неоднозначна, представитель «Белого дела» сослался на поэта Иосифа Бродского, осужденного за тунеядство и затем ставшего нобелевским лауреатом. При этом представитель «Белого дела» признался, что знаком с материалами настоящего дела. Очевидно, что «Белое дело» демонстративно не усматривает разницы между обвинениями Бродского в тунеядстве и бесспорно установленной виной Колчака в военных преступлениях. И, похоже, поклонникам Колчака просто неважно, совершал или не совершал их кумир преступления.

   Тут следует вспомнить, что именно ставят последователи белых в вину большевикам, заявляя о своей непримиримости — а «Белое дело» отмечает день 7 ноября как «День Скорби и Непримиримости». На сайте «Белого дела» приводится число в 50 миллионов якобы репрессированных большевиками. Число это, безусловно, совершенно фантастическое и лживое. Но встает закономерный вопрос: почему же эти «приверженцы гуманизма», декларируя непримиримость к репрессиям, вдруг теряют всю свою непримиримость, как только дело касается Колчака?

 Ответ один: неприятие репрессий — лишь маска, плохо прикрывающая их ярую ненависть к большевикам. А ненавидят они большевиков прежде всего за уничтожение сословных различий в обществе. Кстати, это одно из обвинений к Колчаку, выдвинутое уже в 1920 году: он обвинялся, в том числе, «в упразднении всех политических и сословных завоеваний революции, в особенности в отношении к рабочему классу и беднейшему крестьянству». При Колчаке — и это установлено и зафиксировано в определении военного суда Забайкальского военного округа — проводились массовые порки крестьян и даже расстрелы людей во время карательных акций за наличие мозолей на руках, подтверждавших принадлежность человека к рабочим. И, добавим, именно потому широкие слои русского народа не поддержали белых, что воочию увидели возврат барства в наихудших его проявлениях.

   Реакция участников судебного процесса на оглашение конкретных эпизодов преступной деятельности Колчака и комментарии истцов оказалась весьма характерной. Представители Правительства, районной администрации и Комитета по культуре были мрачны и старались не смотреть в глаза окружающим. Становилось очевидно, что они — всего лишь наемные работники, вынужденные действовать по настоянию работодателя. Представители же «Белого дела» при обсуждении истцами преступлений Колчака цинично усмехались.

   Надо отдать должное Смольнинскому суду: наши доводы были достойно оценены и положены в основу совершенно справедливого судебного решения. Конечно, как и следовало ожидать, «Белое дело» поспешило заявить о несогласии с решением суда и о намерении его обжаловать. Будет ли оставлено решение Смольнинского суда в силе вышестоящей инстанцией или же возьмут верх лукаво-эротический пафос «Адмирала» вкупе с громогласными стенаниями элитных медиадеятелей, подкрепленных административными ресурсами аппарата губернатора Санкт-Петербурга, — время покажет. Мы надеемся на торжество исторической правды и благоразумия.