Теперь, укроиньци, это у вас надолго. А потому надо терпеть.