Когда антилопам гну, гнусные и гнусавые летучие мыши-нетопыри, предлагают еще теснее сплотиться вокруг старого и плешивого крокодила, прямо в его родном водоеме, то меня терзают смутные сомнения, что делают они это не бесплатно, а имеют свою, хоть и мышиную, но долю, в той груде антилопьих костей, что остается после того, что крокодил покушает на обед.

Ну ведь и правда, что взять с крокодила? Клятвопреступления, тайные казни, тяга к запредельной роскоши, торговля русским мясом и русской землей, на то он и крокодил, что бы Бемби в пруду не дремал...

Те из антилоп, что наиболее рьяно пытались вокруг него сплотиться, кто отмечает девять дней, кто сорок дней, а кому скоро и три года будет. А сколько у них еще впереди подобных праздников, аж и подумать страшно!

Те же из парнокопытных, кто по призыву крокодила бросился, без оглядки, в бурные воды Северского Донца, для процесса сплачивания, потеряли, кто жизнь, кто имущество, кто свободу, а теперь и вообще без воды остались...

Но крокодил хочет кушать. А гну не хотят никого слушать. И снова, под песнь кожистокрылых, спешат, спешат на встречу с судьбой. Сплачиваться. Антилопа осенью, в большой цене...