6 марта состоялось заседание Ученого совета Первого мединститута. Основной вопрос был – об аспирантах.

Я уже неоднократно и резко писал о том, что по новому закону об образовании трехлетней давности аспирантура перестала быть средство подготовки ученых. Теперь там готовят преподавателей вузов, это стало считаться формой последипломного образования, поэтому аспиранты должны учиться, изучать педагогику, а не писать статьи и готовить диссертацию. Нет, диссертацию они писать могут, но, во-первых, в свободное от обучения время и, во-вторых, вуз им ничем не обязан. Аспиранты отчитываются освоением плана обучения, так что давать материально-техническое обеспечение научной работы – это уже добрая воля вуза.

Параллельно была практически закрыта возможность защищаться соискателям, их загоняют в аспирантуру.

Как оказалось, новые реалии не нравятся не только мне. Последнее время профессура все больше возмущается по этому поводу, так что вопрос был вынесен на обсуждение Ученого совета.

Из доклада проректора по учебной работы мы узнали, что в новом законодательстве есть еще масса интересных новаций. Например, теперь по новому закону аспирант не может до окончания срока аспирантуры предоставить диссертацию к защите – по существующим правилам категория «обучающийся в аспирантуре» в списке тех, у кого можно принимать диссертацию для защиты, только для окончивших аспирантуру. Поэтому слишком шустрые аспиранты должны отчислиться из аспирантуры, подать диссертацию для защиты как соискатель и потом в аспирантуре восстановиться (иначе, к примеру, мужское население будет призвано в армию). При этом, как было сказано выше, возможность защиты для соискателей максимально прикрыта, по мнению Минобрнауки это надо делать только через аспирантуру.

В результате перехода на новую систему обучения доля аспирантов, окончивших аспирантуру с успешным выходом на апробацию, сократилась примерно в полтора раза, из-за чего начальство, собственно, и забеспокоилось. При этом, как было сказано, подобное сокращение – не только у нас, но и в целом по всей стране.

После чего, как водится, перешли к обязательным вопросам «Кто виноват» и «Что делать». Эта часть доклада произвела особенно грустное впечатление, так как было сказано, что закон есть закон, новый вариант обучения принят в соответствии с текущим законодательством, а это святое. Однако начальство принимает все необходимые меры для исправления ситуации:

- В Минобр направлены замечания для доработки законодательства (то есть буквально лет через десять, возможно…)

- Будут разработаны методы электронного контроля за успешностью обучения аспирантов,

- По имеющейся программе на обучение аспирантов педагогике и пр. отводится всего 16% времени, так что дело – не в этом, а в плохой работе научных руководителей.

По поводу последнего замечу, что 16% от трех лет – это полгода, то есть теперь фактически аспиранты должны подготовить диссертацию на полгода раньше окончания срока аспирантуры, что практически нереально.

И тут должен заметить, что в России приняты законодательные нормативы, согласно которым диссертация, защищенная в «Западных» университетах на доктора философии автоматически признается как кандидат наук (причем – сразу всех), а если университет рейтинговый, то и сразу как докторская. Реально сейчас проще и дешевле защитить диссертацию там, чем в России.