Муса Джалиль – известный татарский поэт. Настоящее имя поэта - Муса Мустафович Залилов.  Родился Муса 2 февраля 1906 года в глухой деревушке Мустафино Оренбургской области. Он был шестым ребёнком в бедняцкой семье. Тем не менее, Мустафа Залилов (отец) и Рахима Залилова (мать) старались дать детям хорошее воспитание

Когда для Мусы пришло время идти в школу, родители отдали  его в «Хусаинию», медресе в Оренбурге, где среди религиозных и светских дисциплин, мальчику лучше всего давались творческие предметы: литература, рисование и пение.

После окончания  гражданской войны Муса занялся созданием пионерских отрядов. Чтобы увлечь своих юных соотечественников новой идеей, он стал писать стихи для детей.

 А потом Муса получил членство в Бюро Татаро-Башкирской секции Центрального Комитета ВЛКСМ и по путёвке отправился в Москву. Московский Государственный Университет принял его в свои пенаты в 1927 году. Мусса стал студентом литературного отделения этнологического факультета. Все годы обучения он продолжал писать стихи и стал популярным.  Его произведения переводили на русский язык и зачитывали на университетских вечерах.

 Сразу после получения образования Мусу назначили  редактором детских журналов на татарском языке. В 1932 году он работал в городе Серов. Писал произведения во многих литературных жанрах. Композитор Жиганов создал оперы на основе сюжетов поэм «Алтын Чэч» и «Ильдар», основанных на сказаниях татарского народа.

 Следующая ступень карьеры в Москве – заведующий отделом литературы и искусства газеты «Коммунист» на татарском языке. Последние предвоенные годы (1939-1941) в жизни Мусы Джалиля связаны с Союзом писателей Татарской АССР. Он был назначен ответственным секретарём, заведовал  писательской частью Татарского оперного театра.

А потом была Великая Отечественная война. 1941 год стал переломным и для поэта. Муса Мустафович  настойчиво просился на фрон и,  получив на специальных курсах звание старшего политрука, был отправлен на передовую. Сначала Ленинградский фронт, затем Волховский. Всё время среди солдат, под обстрелами и бомбёжками. И всё-таки он писал. Это были статьи для газеты "Отвага".

Любанская операция 1942 года трагически оборвала писательскую карьеру Мусы. На подступах к деревеньке Мясной Бор он получил ранение в грудь, потерял сознание и попал в плен. Герой - всегда герой. Тяжкие испытания или ломают человека, или закаляют его характер. Как бы ни переживал о позоре пленения Муса Джалиль, биография, краткое содержание которой доступно читателям, говорит о неизменности его жизненных принципов. В условиях постоянного контроля, изнуряющей работы и унизительных издевательств он пытается противостоять неприятелю. Ищет соратников и открывает свой «второй фронт» для борьбы с фашизмом.

Первоначально писатель попал в лагерь. Там он назвался чужим именем Муса Гумеров. Обмануть немцев удалось, а вот своих поклонников - нет. Его узнали даже в фашистских застенках. Моабит, Шпандау, Плетцензее – вот места тюремного заключения Мусы. Везде он оказывает сопротивление захватчикам своей родины. В Польше Джалиль оказался в лагере недалеко от города Радом. Здесь он создал подпольную организацию. Распространял листовки, свои стихи о победе, поддерживал других морально и физически. Группа организовывала побеги военнопленных из лагеря.

 Фашисты пытались переманить пленённых солдат на свою сторону. Обещания были заманчивыми, но самое главное – появлялась надежда остаться живым. Муса решается войти в состав комитета по организации подразделений предателей. Гитлеровцы надеялись, что народы Поволжья восстанут против большевизма. Татары и башкиры, мордва и чуваши должны были, по их замыслу, сформировать националистический отряд. Выбрано было и соответствующее название - «Идель-Урал» (Волга-Урал). Такое имя получало государство, которое должно было быть организовано после победы этого легиона.

Планам фашистов не удалось сбыться. Противостоял им небольшой подпольный отряд, созданный Джалилем. Первый отряд татар и башкир, отправленный на фронт под Гомелем, повернул оружие против своих новых хозяев. Точно так же закончились все другие попытки фашистов использовать отряды военнопленных против советских войск. Гитлеровцы отказались от этой идеи.

 Концлагерь Шпандау оказался роковым в жизни поэта. Нашёлся провокатор, который доложил о готовящемся заключёнными побеге. Среди арестованных оказался Муса Джалиль.  Предатель указал на него как на организатора. Распространяемые Мусой стихи собственного сочинения и листовки призывали не падать духом, сплотиться для борьбы и верить в победу. Это были самые сильные произведения поэта. Одиночная камера тюрьмы Моабит стала последним пристанищем Мусы. Пытки и сладостные обещания, камера смертников и мрачные мысли не сломали стержень жизни. Его приговорили к смерти. В тюрьме Плетцензее 25 августа 1944 года приговор приведён в исполнение. Сооружённая в Берлине гильотина оборвала жизнь великого человека.

 Первые послевоенные годы стали чёрной страницей для семьи Залиловых. Мусу объявили предателем, обвинили в измене Родине. Поэт Константин Симонов сыграл роль истинного благодетеля - способствовал возвращению доброго имени. Ему в руки попала тетрадь, написанная на татарском языке. Именно он перевёл стихи, автором которых был Муса Джалиль.  Более сотни стихотворений татарского поэта оказались втиснуты в два небольших блокнота. Их размеры (с ладонь) были необходимы для укрывания от ищеек. Они получили общее название от места содержания Джамиля - "Моабитская тетрадь".

Предчувствуя близость последнего часа, Муса передал рукопись своему сокамернику. Бельгиец Андре Тиммерманс сумел сохранить шедевр. После освобождения из застенков антифашист Тиммерманс увёз стихи на свою родину. Там, в советском посольстве, он передал их консулу. Таким окружным путём попало на родину свидетельство героического поведения поэта в фашистских лагерях.  Первый раз стихи увидели свет в 1953 году. Они были выпущены на татарском - родном для автора - языке. Через два года повторяется выпуск сборника. Теперь уже на русском языке. Это было похоже на возвращение с того света. Доброе имя гражданина было восстановлено. Муса Джалиль посмертно в 1956 году был удостоен звания "Герой Советского Союза", через двенадцать лет после казни.

1957 год – новая волна признания величия автора. Его посмертно наградили Ленинской премией за получивший популярность сборник «Моабитская тетрадь». В своих стихах поэт как бы предвидит будущее: "Коль обо мне тебе весть принесут, скажут: «Изменник он! Родину предал», — не верь, дорогая! Слово такое не скажут друзья, если любят меня". Его уверенность в том, что справедливость восторжествует поражает: "Сердце с последним дыханием жизни выполнит твёрдую клятву свою: песни всегда посвящал я отчизне, ныне отчизне я жизнь отдаю".

 Семья:

М.Джалиль был женат не один раз. От Раузы ханум родился сын Альберт Залилов, от  Закии Садыковой, уехавшей вскоре в Ташкент, - дочь Люция, нежная красавица, очень похожая на отца. Дочь выросла, окончила школу, музыкальное училище, отделение хорового дирижирования и вокала. Потом приехала в Москву, поступила в государственный институт кинематографии, она мечтала снять фильм об отце. В фильме «Моабитская тетрадь» Люция выступила в качестве ассистента режиссера. 
Альберт Залилов, первый и единственный, любимый сын Мусы Мустафовича, мечтал стать военным летчиком, но из-за болезни одного глаза он не прошел медкомиссию в училище, где готовили летчиков для истребительной авиации, но поступил в Саратовское военное училище. После его окончания Альберт Мусаевич был направлен на службу на Кавказ.

В 1976 году Альберт Залилов написал рапорт командованию с просьбой направить его для прохождения дальнейшей службы в Германию. Его просьбу удовлетворили. Альберт прослужил в Германии 12 лет, где он интересовался судьбой отца и группой сопротивления фашизму под руководством Курмашева.
В те годы генерал-майор А. Воронин говорил: «Подполковник Залилов, умный, толковый, скрытный. Мы узнали о его желании поехать в Западный Берлин в конце службы. Это связано с его отцом Мусой Джалилем, Героем Советского Союза, Лауреатом Ленинской премии. Он достоин своего отца».
Альберт Залилов всю жизнь бережно хранил книги отца. Первая книга Мусы Джалиля вышла, когда ему было три месяца. Отец оставил ее для Альберта со своим автографом.
Перед тем, как уйти на фронт, Муса Джалиль попрощался со своей семьей. Он прижал к сердцу своего сына, поцеловал в щечку. Альберту в то время было около семи лет, встреча была последней, но он на всю жизнь запомнил ее.
C Альбертом неоднократно встречался  главный редактор федеральной просветительской газеты «Татарский мир» и вновь избранный председатель Татарской национально-культурной автономии города Москвы писатель Ринат Сафиевич Мухамадиев. Он до сих пор помнит эти встречи и тепло отзывается о сыне М.Джалиля.
От третьей жены Мусы Джалиля Амины ханум (впоследствии по паспорту Нины Константиновны) родилась дочь Чулпан. Именно они выступили главными претендентами на наследие Мусы Джалиля. Но суд в 1954 году разделил все поровну: Альберту, Люции, Чулпан, Амине ханум.
 Известно, что у Альберта было двое сыновей. В них течет кровь дедушки Мусы Джалиля, значит, род Залиловых продолжается.

 СЛЕД
 
 
Пламя жадно полыхает.
Сожжено дотла село.
Детский трупик у дороги
Черным пеплом занесло.

И солдат глядит, и скупо
Катится его слеза,
Поднял девочку, целует
Несмотрящие глаза.

Вот он выпрямился тихо,
Тронул орден на груди,
Стиснул зубы: - Ладно, сволочь!
Все припомним, погоди!

И по следу крови детской,
Сквозь туманы и снега
Он уносит гнев народа,
Он спешит догнать врага.

1942 г.

 СМЕРТЬ ДЕВУШКИ
 
 
Сто раненых она спасла одна
И вынесла из огневого шквала,
Водою напоила их она
И раны их сама забинтовала.

Под ливнем раскаленного свинца
Она ползла, ползла без остановки
И, раненого подобрав бойца,
Не забывала о его винтовке.

Но вот в сто первый раз, в последний раз
Ее сразил осколок мины лютой...
Склонился шелк знамен в печальный час,
И кровь ее пылала в них как будто.

Вот на носилках девушка лежит.
Играет ветер прядкой золотистой.
Как облачко, что солнце скрыть спешит,
Ресницы затенили взор лучистый.

Спокойная улыбка на ее
Губах, изогнуты спокойно брови.
Она как будто впала в забытье,
Беседу оборвав на полуслове.

Сто жизней молодая жизнь зажгла
И вдруг сама погасла в час кровавый.
Но сто сердец на славные дела
Ее посмертной вдохновятся славой.

Погасла, не успев расцвесть, весна.
Но, как заря рождает день, сгорая,
Врагу погибель принеся, она
Бессмертною осталась, умирая.

 1942 г. 

ВАРВАРСТВО

Они с детьми погнали матерей
И яму рыть заставили, а сами
Они стояли, кучка дикарей,
И хриплыми смеялись голосами.
У края бездны выстроили в ряд
Бессильных женщин, худеньких ребят.
Пришел хмельной майор и медными глазами
Окинул обреченных... Мутный дождь
Гудел в листве соседних рощ
И на полях, одетых мглою,
И тучи опустились над землею,
Друг друга с бешенством гоня...
Нет, этого я не забуду дня,
Я не забуду никогда, вовеки!
Я видел: плакали, как дети, реки,
И в ярости рыдала мать-земля.
Своими видел я глазами,
Как солнце скорбное, омытое слезами,
Сквозь тучу вышло на поля,
В последний раз детей поцеловало,
В последний раз...
Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас
Он обезумел. Гневно бушевала
Его листва. Сгущалась мгла вокруг.
Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,
Он падал, издавая вздох тяжелый.
Детей внезапно охватил испуг, —
Прижались к матерям, цепляясь за подолы.

И выстрела раздался резкий звук,
Прервав проклятье,
Что вырвалось у женщины одной,
Ребенок, мальчуган больной,
Головку спрятал в складках платья
Еще не старой женщины. Она
Смотрела, ужаса полна.
Как не лишиться ей рассудка!
Все понял, понял все малютка.
— Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать! —
Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.
Дитя, что ей всего дороже,
Нагнувшись, подняла двумя руками мать,
Прижала к сердцу, против дула прямо...
— Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!
Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь~-
И хочет вырваться из рук ребенок,
И страшен плач, и голос тонок,
И в сердце он вонзается, как нож.
— Не бойся, мальчик мой. Сейчас
вздохнешь ты вольно.
Закрой глаза, но голову не прячь,
Чтобы тебя живым не закопал палач.
Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно. —
И он закрыл глаза. И заалела кровь,
По шее лентой красной извиваясь.
Две жизни наземь падают, сливаясь,
Две жизни и одна любовь!
Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.
Заплакала земля в тоске глухой.
О, сколько слез, горячих и горючих!
Земля моя, скажи мне, что с тобой1
Ты часто горе видела людское,
Ты миллионы лет цвела для нас,

Но испытала ль ты хотя бы раз
Такой позор и варварство такое?
Страна моя, враги тебе грозят,
Но выше подними великой правды знамя,
Омой его земли кровавыми слезами,
И пусть его лучи пронзят,
Пусть уничтожат беспощадно
Тех варваров, тех дикарей,
Что кровь детей глотают жадно,
Кровь наших матерей...

1943 г. 

            УТЕШЕНИЕ


    
   Когда с победой мы придем домой,
   Изведаем почет и славу,
   И, ношу горя сбросив со спины,
   Мы радость обретем по праву.
   
   О нашей трудной, длительной борьбе
   Живую быль расскажем детям,
   И мы, волнуя юные сердца,
   Сочувствие и пониманье встретим.
   
   Мы скажем: "Ни подарков, ни цветов"
   Ни славословий нам не надо.
   Победы всенародной светлый день -
   Вот наша общая награда".
   
   Когда домой вернемся мы, друзья, -
   Как прежде, для беседы жаркой
   Мы встретимся, и будем пить кумыс,
   И наши песни петь за чаркой.
   
   Друг, не печалься, этот день взойдет,
   Должны надежды наши сбыться,
   Увидим мы казанский кремль, когда
   Падет германская темница.
   
   Придет Москва и нас освободит,
   Казань избавит нас от муки,
   Мы выйдем, как "Челюскин" изо льда,
   Пожмем протянутые руки.
   
   Победу мы отпразднуем, друзья,
   Мы это право заслужили, -
   До смерти - твердостью и чистотой
   Священной клятвы дорожили...

   1943 г.