Комментарий от редактора сайта "Народный журналист": Когда моей дочери исполнилось три годика, я прочиал ей стишок Агнии Барто. показав на картинку, с брошенным под дождем, на скамейке игрушечным зайчиком, с наддорванной от плеча левой лапкой: 

Зайку бросила хозяйка -
Под дождем остался зайка.
Со скамейки слезть не мог,
Весь до ниточки промок.

Надо было видеть реакцию ребенка. Ощутив, за четыре кратких строчки, всю трагичность ситуации и Бытия, она схватив меня своей ручкой за ладонь, и кивая своей светлой детской головкой, стала тянуть меня на улицу, идти спасать зайку. Как будто он сидел у нас под окном. И как будто только и ждал меня и мою Риту, чтобы мы его спасли. Вот, что такое, Вечная сила  Искусства. Которое не померкнет. 

фотография Агния Барто

Агния Львовна Барто появилась на свет в Москве 17 февраля 1906 года. При рождении девочку звали Гетель Лейбовна Волова. Агния родилась в образованной семье.  Ее отцом стал Лев Николаевич Волов, ветеринарный врач, и Мария Ильинична Волова, которая после рождения дочери занялась домашним хозяйством.

Отец девочки очень любил басни Крылова и с самого детства своей дочери регулярно читал ей их на ночь. Он же учил маленькую дочку читать, по книге Льва Толстого. Отец Агнии очень любил произведения классика русской литературы, потому на первый же День рождения подарил своей дочери книгу под названием «Как живет и работает Лев Николаевич Толстой».

Агния Барто в молодости

Агния Барто в молодости

Еще в раннем детстве Агния начала писать стихи. Как впоследствии признавалась сама поэтесса, в первых классах гимназии она отдала дань любовной тематике: исписала не один лист наивными стихотворными рассказами о «влюбленных маркизах и пажах». Впрочем, сочинять стишки о томных красавицах и их пылких возлюбленных девочке достаточно быстро надоело, и постепенно подобные стихотворения в ее тетрадях сменились смелыми эпиграммами на подруг и учителей.

Агния Барто в молодости

Агния Барто в молодости

Как и все дети из интеллигентных семей тех времен, Барто обучалась немецкому и французскому языкам, ходила в престижную гимназию. Кроме того, она поступила в хореографическое училище, намереваясь стать балериной. При этом финансовое положение семьи, да еще и в условиях Октябрьской революции, оставляло желать лучшего. Поэтому в 15 лет Агния подделала документы, увеличив свой возраст на год, и пошла продавцом в магазин «Одежда» (его сотрудникам выдавали селедочные головы, из которых можно было варить суп).

Творческая карьера

Однажды хореографическое училище, в котором занималась Агния Барто, посетил нарком просвещения Анатолий Луначарский. Он пришел на выпускные зачеты воспитанников училища и, помимо прочего, услышал, как юная поэтесса под аккомпанемент музыки Шопена зачитывала весьма внушительное по размерам стихотворение «Похоронный марш» собственного сочинения. Хотя произведение было отнюдь не юмористическим, Луначарский с трудом удержался от смеха и уверенно заявил, что девушка будет писать прекрасные, веселые и радостные стихи.

Агния Барто в балетной труппе

Агния Барто в балетной труппе 

В 1924 году Агния Львовна завершила обучение в хореографическом училище и успешно поступила в балетную труппу. Однако построить успешную карьеру на сцене ей все же не удалось: труппа эмигрировала, а отец Агнии не согласился отпустить ее из Москвы.

Свои первые произведения поэтесса понесла в Госиздат в 1925 году. «Мишка-воришка» и «Китайчонок Ван Ли» понравились издательству, и стихотворения были опубликованы. Далее последовали сборники стихов «Игрушки», «Братишки», «Мальчик наоборот», «Снегирь», «Болтунья» и многие другие.

Агния Барто и ее читатели

Агния Барто и ее читатели 

Произведения молодой поэтессы достаточно быстро обеспечили ей большую популярность среди советских читателей. Она не была поклонницей небылиц, а создавала юмористические и сатирические образы, высмеивала человеческие недостатки. Ее стихотворения читались не как занудные нотации, а как забавные дразнилки, и благодаря этому они были гораздо ближе детям, чем произведения многих других детских поэтов начала 20-го века.

При этом Агния Львовна всегда оставалась очень скромным и застенчивым человеком. Так, она была без ума от Маяковского, но при первой встрече с ним даже не посмела открыть рта. Впрочем, впоследствии разговор о детской поэзии у Барто и Маяковского все же состоялся, и Агния много почерпнула из него для своего будущего творчества. А когда один из стихов Агнии прослушал Корней Чуковский, она заявила, что его написал пятилетний мальчик. Не менее волнительным для писательницы стал и разговор с Максимом Горьким.

Агния Барто и Владимир Маяковский

Агния Барто и Владимир Маяковский

Как в молодости, так и в более зрелые годы Агния Львовна отличалась своеобразным лингвистическим перфекционизмом. Однажды она отправилась на книжный конгресс, который проводился в Бразилии. Ей предстояло выступить с докладом, причем переведенным на английский язык. Тем не менее, Барто многократно меняла текст русскоязычной версии своего выступления, чем чуть не свела с ума переводчика.

Агния Барто

Агния Барто

В военные годы Агния Барто вместе с семьей была эвакуирована в Свердловск. Она много выступала по радио, печатала военные статьи, очерки и стихотворения в газетах. В 1940-ых годах у нее возник замысел произведения о юных подростках, которые неустанно трудятся на оборонных заводах у многочисленных станков. Чтобы овладеть темой, она даже овладела профессией токаря, и в 1943 году написала долгожданное произведение «Идет ученик».

Послевоенный период

После войны поэтесса очень часто посещала детские дома, общалась с сиротами, читала свои стихи, над некоторыми детскими домами даже шефствовала. В 1947 году Агния Барто опубликовала одно из самых психологических тяжелых своих произведений – поэму «Звенигород», посвященную многочисленным детям, у которых война забрала родителей.

После публикации «Звенигорода» ей написала женщина из Караганды, потерявшая дочку в военные годы. Она попросила Агнию Львовну помочь найти ее. Поэтесса отнесла письмо в организацию, которая занималась поисками людей, и чудо свершилось: мать и дочь нашли друг друга спустя несколько лет разлуки. Об этом случае написали в прессе, и вскоре к Барто начали приходить многочисленные письма от детей и родителей, жаждущих найти друг друга.

Поэтесса взялась за работу, которая была не по силам никому. В ее радиопередаче «Найти человека» дети рассказывали о своих обрывочных воспоминаниях из тех времен, когда они еще жили с родителями. Барто зачитывала отрывки писем, ей помогали слушатели: в результате огромное количество людей нашли своих родных именно благодаря Агнии Львовне.

Агния Барто

Агния Барто

Естественно, о творчестве поэтесса не забывала, и продолжала писать книги для самых маленьких. Ее стихи для детей «Дедушка и внучка», «Лешенька, Лешенька», «Медведь и Дядя Вова», «Первоклассница», «Вовка добрая душа» и многие другие публиковались большими тиражами и с удовольствием прочитывались детьми по всей стране.

Кроме того, по сценариям Агнии были сняты фильмы «Алеша Птицын вырабатывает характер», «Слон и веревочка». Небольшая фильмография поэтессы включает в себя также картину «Подкидыш», написать сценарий для которой Барто помогла Рина Зеленая.

Личная жизнь

Первый муж Агнии Львовны – поэт Павел Барто, фамилию которого поэтесса впоследствии носила всю жизнь. Этот брак, заключенный в молодости обоих поэтов, продлился менее десяти лет.

Агния Барто с первым мужем

Агния Барто с первым мужем

У Павла и Агнии родился сын Эдгар, погибший в 18-летнем возраста в ДТП.

Вторым супругом писательницы стал Андрей Щегляев, с которым она прожила в счастье и любви вплоть до 1970 года, когда Андрей Владимирович умер из-за тяжёлого  заболевания.

Агния Барто с мужем Андреем

Агния Барто с мужем Андреем

В этом браке родилась дочь Татьяна, впоследствии ставшая кандидатом технических наук.

Агния Барто скончалась 1 апреля 1981 года, причина смерти – проблемы с сердцем. Врачи были поражены тем, что поэтесса прожила достаточно долгую жизнь при том, что у нее были крайне слабые сосуды.

Многие поклонники творчества Агнии впоследствии вспоминали ее фразу «Почти у каждого человека бывают в жизни минуты, когда он делает больше, чем может» - и отмечали, что для Барто такие минуты растянулись в целые годы.

 Все, кто родился и рос в Советском Союзе, воспитывались на стихах Агнии Барто. Их читали дома и в школе, учили наизусть, рисовали к ним картинки. Эти стихи говорили о добре, любви, природе, они несли  свет в души детворы.
 
ЖУК
 
 
Мы не заметили жука
И рамы зимние закрыли,
А он живой, он жив пока,
Жужжит в окне,
Расправив крылья…
И я зову на помощь маму:
-Там жук живой!
Раскроем раму!
 
 
Это стихотворение раскрывает ценности человека социализма:  отзывчивость и бескорыстие.
 
ШУРКА
 

Шла вчера я за водою,
А у нас ведро худое.
Из-за этого ведра
Я наплакалась вчера.

Залепила я дыру.
Только воду наберу —
А она опять наружу
Так и льется по ведру.

Вдруг ребята мне кричат:
— К вам приехал Шурка!
У него шинель до пят,
Форменная куртка.

Я смотрю — в избе мой брат,
У него шинель до пят.
Он с запиской отпускной
К нам пришел на выходной.

Мать хлопочет у стола,
К чаю шанежек дала.
Я, конечно, не зевала —
Сразу две себе взяла.

Шурка — слесарь в мастерской.
Он такой степенный,
Представительный такой,
Прямо как военный..

Утром долго я спала,
Встала позже брата.
Вижу — ведра у стола,
На одном заплата.

Брат стоит смеется:
— Операция легка!
Не такие у станка
Выполнять придется!

Я вам к завтрашнему дню
В доме все перечиню.—

Шурка денег не берет,
Все он чинит даром:
То сосед к нему идет
Со старым самоваром,

То он бабке для замка
Сделал новый ключик.
Хвалят все ученика:
— Хорошо вас учат!

Мы в ответе за тех, кого приручили.

УЕХАЛИ

Щенка кормили молоком.
Чтоб он здоровым рос.
Вставали ночью и тайком
К нему бежали босиком —
Ему пощупать нос.

Учили мальчики щенка,
Возились с ним в саду,
И он, расстроенный слегка,
Шагал на поводу.

Он на чужих ворчать привык,
Совсем как взрослый пес,
И вдруг приехал грузовик
И всех ребят увез.

Он ждал: когда начнут игру?
Когда зажгут костер?
Привык он к яркому костру,
К тому, что рано поутру
Труба зовет на сбор.
И лаял он до хрипоты
На темные кусты.

Он был один в саду пустом,
Он на террасе лег.
Он целый час лежал пластом,
Он не хотел махать хвостом,
Он даже есть не мог.

Ребята вспомнили о нем —
Вернулись с полпути.
Они войти хотели в дом,
Но он не дал войти.

Он им навстречу, на крыльцо,
Он всех подряд лизал в лицо.
Его ласкали малыши,
И лаял он от всей души.

Все, кто родом из советского детства, узнаЮт себя в стихах Агнии Барто. 

 СНЕГИРЬ

На Арбате, в магазине,
За окном устроен сад.
Там летает голубь синий,
Снегири в саду свистят.

Я одну такую птицу
За стеклом видал в окне,
Я видал такую птицу,
Что теперь не спится мне.

Ярко-розовая грудка,
Два блестящие крыла…
Я не мог ни на минутку
Оторваться от стекла.

Из-за этой самой птицы
Я ревел четыре дня.
Думал, мама согласится —
Будет птица у меня.

Но у мамы есть привычка
Отвечать всегда не то:
Говорю я ей про птичку,
А она мне про пальто.

Что в карманах по дыре,
Что дерусь я во дворе,
Что поэтому я должен
Позабыть о снегире.

Я ходил за мамой следом,
Поджидал ее в дверях,
Я нарочно за обедом
Говорил о снегирях.

Было сухо, но галоши
Я послушно надевал,
До того я был хорошим —
Сам себя не узнавал.

Я почти не спорил с дедом,
Не вертелся за обедом,
Я «спасибо» говорил,
Всех за все благодарил.

Трудно было жить на свете,
И, по правде говоря,
Я терпел мученья эти
Только ради снегиря.

До чего же я старался!
Я с девчонками не дрался.

Как увижу я девчонку,
Погрожу ей кулаком
И скорей иду в сторонку,
Будто я с ней незнаком.

Мама очень удивилась:
— Что с тобой, скажи на милость?
Может, ты у нас больной —
Ты не дрался в выходной!

И ответил я с тоской:
— Я теперь всегда такой.

Добивался я упрямо,
Повозился я не зря.
— Чудеса,- сказала мама
И купила снегиря.

Я принес его домой.
Наконец теперь он мой!
Я кричал на всю квартиру:
— У меня снегирь живой!

Я им буду любоваться,
Будет петь он на заре…
Может, снова можно драться
Завтра утром во дворе?

СЕРЁЖА УЧИТ УРОКИ

Сережа взял свою тетрадь —
Решил учить уроки:
Озера начал повторять
И горы на востоке.

Но тут как раз пришел монтер.
Сережа начал разговор
О пробках, о проводке.

Через минуту знал монтер,
Как нужно прыгать с лодки,
И что Сереже десять лет,
И что в душе он летчик.

Но вот уже зажегся свет
И заработал счетчик.

Сережа взял свою тетрадь —
Решил учить уроки:
Озера начал повторять
И горы на востоке.

Но вдруг увидел он в окно,
Что двор сухой и чистый,
Что дождик кончился давно
И вышли футболисты.

Он отложил свою тетрадь.
Озера могут подождать.

Он был, конечно, вратарем,
Пришел домой не скоро,
Часам примерно к четырем
Он вспомнил про озера.

Он взял опять свою тетрадь —
Решил учить уроки:
Озера начал повторять
И горы на востоке.

Но тут Алеша, младший брат,
Сломал Сережин самокат.

Пришлось чинить два колеса
На этом самокате.
Он с ним возился полчаса
И покатался кстати.

Но вот Сережина тетрадь
В десятый раз открыта.

— Как много стали задавать!-
Вдруг он сказал сердито. —
Сижу над книжкой до сих пор
И все не выучил озер.

РЕКА РАЗЛИЛАСЬ

Возвращался третий класс
С книжками с урока.
Видит — речка поднялась,
Разлилась широко.

Где недавно был каток,
Там бушующий поток.

Речка сбросила мостки,
Вырвалась из плена.
Все ей нынче пустяки.
Море по колено!

Затопила огород,
Мчится по оврагу,
По реке петух плывет
Унесло беднягу.

Ну, теперь ему конец.
Он неопытный пловец.

Но с волной вперегонки
Вниз с крутого ската
Мчатся берегом реки
Школьники-ребята.

Они бегут к оврагу,
Вокруг ручьи текут.
Тяжелую корягу
Ребята волокут.

Петух плывет куда-то,
Несет его вода.
— Сюда!- кричат ребята.
Сюда плыви, сюда!

К реке бежит ватага,
В волну летит коряга.
За корягу, за сучки,
Зацепился край доски.

Машет крыльями петух,
Он летит на берег.
Озирается вокруг,
Счастью он не верит.

Знают все, что третий класс
Петуха сегодня спас.

СТЕКЛО

Нет, в жизни мне не повезло,
Однажды я разбил стекло.

Оно под солнечным лучом
Сверкало и горело,
А я нечаянно — мячом!
Уж как мне нагорело!

И вот с тех пор,
С тех самых пор,
Как только выбегу
Во двор,
Кричит вдогонку кто-то:
— Стекло разбить охота?

Воды немало утекло
С тех пор, как я разбил стекло.

Но стоит только мне вздохнуть,
Сейчас же спросит кто-нибудь:
— Вздыхаешь из-за стекол?
Опять стекло раскокал?

Нет, в жизни мне не повезло,
Однажды я разбил стекло.

Идет навстречу мне вчера,
Задумавшись о чем-то,
Девчонка с нашего двора,
Хорошая девчонка.

Хочу начать с ней разговор,
Но, поправляя локон,
Она несет какой-то вздор
Насчет разбитых окон.

Нет, в жизни мне не повезло,
Меня преследует стекло.

Когда мне стукнет двести лет,
Ко мне пристанут внуки.
Они мне скажут:
— Правда, дед,
Ты брал булыжник в руки,
Пулял по каждому окну?-
Я не отвечу, я вздохну.

Нет, в жизни мне не повезло,
Однажды я разбил стекло.

ЗВОНКИ

Я Володины отметки
Узнаю без дневника.
Если брат приходит с тройкой
Раздается три звонка.

Если вдруг у нас в квартире
Начинается трезвон —
Значит, пять или четыре
Получил сегодня он.

Если он приходит с двойкой —
Слышу я издалека:
Раздается два коротких,
Нерешительных звонка.

Ну, а если единица —
Он тихонько в дверь стучится.

И снова о человеческих ценностях. А ведь правильно написано.

 ДЕДУШКИНА ВНУЧКА

Шагает утром в школы
Вся юная Москва,
Народ твердит глаголы
И сложные слова.

А Клава-ученица
С утра в машине мчится
По Садовому кольцу
Прямо к школьному крыльцу.

Учитель седовласый
Пешком приходит в классы,
А Клавочка — в машине.
А по какой причине
И по какому праву
Везет машина Клаву?

— Я дедушкина внучка,
Мой дедя — Герой Труда…—
Но внучка — белоручка,
И в этом вся беда!

Сидит она, скучая
И отложив тетрадь,
Но деду чашки чая
Не вздумает подать.

Зато попросит деда:
— Ты мне машину дашь?
Я на каток поеду!—
И позвонит в гараж.

Случается порою —
Дивится весь народ:
У дедушки-героя
Бездельница растет.

Вроде, не о чем, а сколько всего сказано.

В ПУСТОЙ КВАРТИРЕ

Я дверь открыл своим ключом.
Стою в пустой квартире.
Нет, я ничуть не огорчён,
Что я в пустой квартире.

Спасибо этому ключу!
Могу я делать, что хочу,-
Ведь я один в квартире,
Один в пустой квартире.

Спасибо этому ключу!
Сейчас я радио включу,
Я всех певцов перекричу!

Могу свистеть, стучать дверьми,
Никто не скажет: «Не шуми!»
Никто не скажет: «Не свисти!»
Все на работе до пяти!

Спасибо этому ключу…
Но почему-то я молчу,
И ничего я не хочу
Один в пустой квартире.