В прессе активно обсуждается стратегия экономической безопасности России. Много различных мнений высказано. Есть восторженные, есть пессимистические. Но одно их объединяет – необычность времени её явления народу. Люди гадают – к чему бы это?  Кто-то связывает её с предвыборным годом, кто-то говорит, что наступило время – отступать мол уже некуда.

Действительно, выглядит странно, что после «засекреченного» либерального экономического проекта Кудрина вышло некое «дополнение» к этой стратегии, да такое, что по основным направлениям противоречит ей. Получается какое-то «странное двоевластие», как в 1917 году. Раздвоение.

Такой когнитивный диссонанс возник от столкновения дух стратегий, что многие увидели в этом диагноз, связанный с раздвоением сознания. В статье экономиста Катасонова «Угроза России – её шкурные чиновники» подробно расписано, в чём подвох данной стратегии. Автор отмечает, что экономический суверенитет – это не просто слова, а конкретные фундаментальные дела, которые в России по традиции расходятся со словами. А так как наша экономика тяжело больна, то логичнее поставить ей сначала диагноз, а не прописывать ей профилактику, когда нужно серьезное  вмешательство.

Да и как можно защищать то, чего у тебя нет: утерянный в «обшорах» и разных юрисдикциях экономический суверенитет. Суверенитет – это не нечто абстрактное. Поэтому выглядит даже комично, когда на фоне «приватизации» всего государственного говорят о защите государством его собственного суверенитета. Кто в это поверит, когда у правительства уже лежит план дармовой приватизации до 2019 года. Тот, кто этот план подписал – он же подписал и стратегию суверенитета. Такое раздвоение несовместимо с реальностью. Катасонов так и пишет о некоторых пунктах стратегии, которые должны быть реализованы правительством, как о «ширме» для тех, кто уводить от себя «подозрения».

С этой стратегией любой коррупционер и клептократ, неэффективный деятель – будет во время выборов и после «патриотом». Для них это еще одно орудие, чтобы в сословной чиновничьей коррупционной войне проявить «лояльность» линии президента и партии. Все помнят оптимизацию по-Медведевски, когда огромные деньги пилили на реформе, боролись с коррупцией, пороками, неэффективностью так, что уровень коррупции превысил все бывшие ранее. Средняя взятка выросла настолько, что после всех самых эффективных мер борьбы с коррупцией и, видимо, самых «лучших» в мире нормативных актов по борьбе с ней – такого фантастического роста «взяткоёмкости» не наблюдало ни одно государство мира. 

Все помнят, как одно главное ведомство по борьбе с коррупцией попалось на коррупции в лице её начальных представителей, купив квартиру для хранения криминальных миллиардов. Что у них нормативных законов по борьбе с коррупцией было мало? Они регулярно отчитывались, проводили политзанятия, усовершенствовали предложения по борьбе с коррупцией. И номенклатурной макулатуры у них было предостаточно. А результат все равно был налицо. В борьбе с «зелёным змием» победил-таки «змий».

Во время арестов коррумпированных чиновников стало понятно, что период «борьбы с коррупцией» был самым удачным для роста их капиталов и имущества. Они же его как государственники по-Чичиковски» и возглавили, получив с этой борьбы неслыханный навар, просто оборзели на взятках. И все бы ничего, если бы не клятые «кризис и санкции».

Кто теперь подсчитает, сколько денег, хороших бумаг, победных статей в СМИ, нормативных актов, труда разных госучреждений было потрачено для достижения этих фантастических результатов коррупционного роста?

Не ждет ли новую стратегию экономической безопасности такая же участь при её реализациями теми, кому уже ранее было доверено бороться с коррупцией? Чиновники наверняка уже ждут, когда выделят деньги на её реализацию, пропаганду в СМИ и пр. «расходники». Расходы уже прописаны в самой стратегии.  В общем, вероятно, стратегия будет всегда одна – «пилить, пилить и еще раз пилить», как завещали великие либеральные предки…

Сколько денег уйдет на защиту «суверенитета»? Их освоят – да так, что, вероятно, затраты на «суверенитет» обогатят уже следующее поколение чиновников, которые стоят в очереди на следующую приватизацию государственного имущества, чтобы конвертировать «суверенитет» в ближайшую в твердой заграничной валюте  «обжорную» зону.

Кто знает, может быть, эти «неподъёмные» чиновническо-олигархические расходы на «суверенитет» будут последней каплей, которая  покончит с ним раз и навсегда.  Хочу этим сказать, что не важно, какие красивые планы и стратегии строятся, важно одно – какое соотношение с реальностью они имеют.  Стратегии безопасности должны быть. Цели должны ставиться. Но они должны вживаться не в виртуальную, а настоящую реальность. Иначе они будут бесплодными.

Наш ответ на американскую стратегию национальной безопасности немного запоздал, как и идея создания «суверенной» национальной экономики. Но где те строители, которые будут созидать то, что указанно в нашей экономической стратегии? Серьезно с нынешним экономическо-либеральным блоком правительства никто к стратегии относиться не будет.

Думаю, об этом догадывается и Путин, а значит, для размышления есть еще время.