Только за минувшую ночь, в Петровском районе Донецка, стараниями ВСУ были убиты двое мирных жителей. Сегодня, под безальтернативное «альтернативы «Минску-2» нет», звучащее из уст российских и республиканских политиков, а также под обещания украинских политиков «зачистить территории», на Донбассе продолжают убивать людей. Хотите вывести дончанина из состояния душевного равновесия – заговорите в его присутствии о пользе Минских соглашений.

Не успели жители Донецка толком осмыслить трагические последствия минувшей ночи, а также тот неприятный факт, что обстрелам стали подвергаться отнюдь не только прифронтовые окраины, как им подбросили новую пищу для размышлений. На этот раз – с украинской стороны.

Секретарь СНБО Украины Александр Турчинов, с нелегкой руки которого, по сути дела, и началась гражданская война на Донбассе, выдал на-гора любопытнейшее интервью, в котором, помимо обязательной саморекламы, четко дал понять, что никакого мира дончанам ожидать не стоит. Видение механизмов реализации «Минских соглашений», у господина Турчинова, мягко говоря, извращенное. Он, в частности, настаивает на переходе к новому формату «защиты страны от гибридной войны с Россией».

«Военные действия продолжаются на востоке нашей страны уже три года и переросли как по продолжительности, так и по масштабам формат АТО. В то же время нужно отметить, что антитеррористическая операция выполнила очень много важных задач. Именно в рамках АТО мы остановили агрессора, смогли провести президентские, парламентские и местные выборы, а также освободили значительную часть оккупированной территории Украины... В то же время, пришло время перейти к новому формату защиты страны», - заявил секретарь СНБО.

Неизвестно, какого «агрессора» остановил Турчинов, однако же, любопытно, что он сам признает – президентские, парламентские и местные выборы состоялись именно в рамках так называемой «АТО». Таким образом, Турчинов косвенно признал, что позитивных результатов на выборах, ему и его коллегам удалось достичь благодаря «отсечению» электората оппонентов.

Однако, куда интереснее «новый формат», о котором упомянул Турчинов. По его словам, в рамках нынешнего украинского законодательства, ВСУ можно применять лишь в двух случаях – объявление войны и антитеррористическая операция.

«Несмотря на распространенное мнение, согласно нашему законодательству, введение военного положения предполагает лишь наличие особенного правового режима в стране, или в отдельных регионах, и не предоставляет автоматического права на использование ВСУ и других воинских формирований», - пояснил Турчинов, добавив, что на момент принятия действующего ныне законодательства, мир еще не знал о «гибридной войне».

Официальный Киев, к слову, так и не рассказал миру о том, что же такое эта «гибридная война» и чем она принципиально отличается от войны классической. А ведь этот сомнительный термин введен в оборот лишь для того, чтобы создать более или менее внятный повод для подавления инакомыслия.

«Пришло время не просто признать оккупированными некоторые регионы Донецкой и Луганской областей, но четко, на законодательном уровне определить основы государственной политики по их освобождению. Необходима эффективная технология защиты страны, а для этого законодательно нужно предоставить президенту право применять ВСУ и другие военные формирования против гибридной агрессии со стороны РФ», - подчеркнул Турчинов.

В переводе с политического языка на общедоступный, это, во-первых, значит, что лишь миф о «российской агрессии» позволяет официальному Киеву использовать ВСУ и батальоны Нацгвардии на Донбассе. Во-вторых, того же, но под немного другим соусом, секретарь СНБО жаждет на всей территории Украины.

Турчинов настаивает на создании некого Оперативного штаба с широкими полномочиями, для «комплексного управления ВСУ, всеми силовыми структурами, а также военно-гражданскими администрациями».

О чем, собственно говоря, идет речь? Важно понимать, что гражданская война априори является следствием непреодолимых противоречий в обществе. Понятие «гибридная война» было введено именно для того, чтобы объяснить эти противоречия чем-то, кроме гражданской войны, которой, якобы нет. В данном случае – «российской агрессией».

Украинское общество, дескать, монолитно, а все, что неудобно власти, устраивают «агенты влияния», якобы профинансированные Москвой. Поэтому к ним можно спокойно применять силу, не слишком опасаясь обвинений в репрессиях.

Проблема лишь в отсутствии силы. Правоохранительные органы и разнообразные военизированные формирования радикалов, как известно, контролируются совсем не дружественным президенту Арсеном Аваковым, СБУ немногочисленна и узконаправлена, а прокуратура, судя по всему, слишком неоднородна и старается не совершать совсем уж противоправных действий. В то же время, как было сказано выше, президенту подчиняется главная «кувалда» государства – ВСУ. Но применять их можно лишь в конкретных случаях. Турчинов же предлагает уладить это «досадное недоразумение». Тем более, что угроза, исходящая от радикалов (вспомнить хотя бы позорную капитуляцию Порошенко по вопросу блокады Донбасса), становится все более явной, а противостоять им от лица президента, банально некому.

По мнению господина Турчинова, все это «только усилит фундамент Минских соглашений, поскольку их реализация невозможна без решения вопросов безопасности и без освобождения оккупированной украинской территории».

Столь открытого цитирования оруэлловского «война – это мир», звучащего из уст государственного деятеля, современное общество еще не слышало. В то же время, позиция секретаря СНБО ясна – «зачистить» политических оппонентов (попутно набрав «обменный фонд»), после чего, не встречая особого внутреннего сопротивления, делать с Донбассом все, чего душа пожелает. Минские соглашения, упомянутые в контексте некоего «освобождения территорий» - это совсем уж фарс, рассчитанный на аудиторию, которая соглашений этих в глаза не видела.

О чем все это говорит? Да о том, что украинская власть, дабы удержаться на плаву, будет стремительно радикализироваться, устраняя оппонентов. Для этого, пока не будет установлена государственная монополия на применение насилия, им жизненно необходима война. А вот после установления тотальной диктатуры, судя по тональности заявления Турчинова, возможен и пресловутый «хорватский сценарий».

В то, что украинская власть не только готова, но и в принципе способна реализовать свою часть Минских соглашений, не верят, к слову, уже даже в Киеве.

«Киев не способен выполнить политическую часть минских соглашений. Украинский президент поддерживает их выполнение, но большинство в парламенте выступает против. Это касается особого статуса Донбасса, закона об амнистии и закона о местных выборах в Донбассе. И это замедляет реализацию «дорожной карты». Если ничего не изменится, результатом станет замороженный конфликт», - заявил не кто-нибудь, а официальный представитель украинской стороны на переговорах в Минске, политик Виктор Медведчук. И если уж этот человек заговорил о том, что «Минск-2» невыполним, то лидерам непризнанных республик Донбасса и российским политикам и подавно стоило бы призадуматься.
Хуже того – даже оппозиционные украинские журналисты, весьма скептически настроенные по отношению к правящему режиму, уже констатируют, что оппозиционные силы в Украине потерпели поражение.

«Противники «майдана» загнаны в гетто - ЛДНР. Остальные даже не пытаются что-то делать. Рейтинг «ОппоБлока» - около 10%. Других партий, которые бы публично выступали против политики Киева, в стране нет», - считает журналист Вячеслав Чечило.

Что же мы имеем в итоге? Украинская сторона не только открыто нарушает режим прекращения огня и нарочито игнорирует взятые на себя обязательства в рамках Минских соглашений, но прямо заявляет, что цель ее – уничтожение ДНР и ЛНР. В то же время, республиканские политики, в большинстве своем, продолжают «выражать озабоченность» и взывать к мировой общественности, чтобы та засвидетельствовал. Хуже того – непризнанные республики соблюдают перемирие в одностороннем порядке, и даже не скрывают этого. Теряя доверие населения и само население, кстати, тоже. Все это ради возможности, по сути дела, вернуться в состав Украины, но с особыми правами.

«Как же война? Как же смерть и разрушения, как же ненависть и братская кровь, проливаемая под улюлюканье тех, кто держит в руках джойстик этой войны? А вот здесь и выползает циничная и античеловеческая сущность «Минска»: он ставит мир и прекращение войны в зависимость от реализации всех остальных пунктов оптом, или в розницу. Нет украинских флагов, нет выборов по украинскому законодательству? - Значит, будем убивать дальше, а вы будете молиться на «Минск», и констатировать, что он не соблюдается. И так до бесконечности. Мы даже обмен пленными из-за такой постановки вопроса осуществить не можем - тупик. При таком раскладе вопросы прекращения войны, обмена пленными и принятия мер по недопущению гуманитарной и экологической катастрофы, равно как и вопросы предупреждения террористической угрозы, должны быть выведены в отдельное производство и представлять из себя не пункт соглашения, а самостоятельный договор», - спрашивает командир бригады «Восток» Александр Ходаковский.

Таким образом, договор «Минск-2», с одной стороны, недееспособен как механизм принудительного прекращения боевых действий, а, с другой, его реализация не удовлетворяет обе стороны конфликта. Это бумажка из серии «чтобы было хоть что-нибудь», на выполнении которой настаивают Европа и США, угрожая Российской Федерации продлением и ужесточением санкций.

И, вдобавок, абсурд ситуации усиливает тот факт что реализацию пусть даже невыгодных Минских соглашений тормозит украинская сторона, продолжая наращивать силы и уничтожать население республик. А США, на этом фоне, требуют от России давить на республики, дабы те исполняли условия соглашений. И тут России следовало бы обратить внимание на то, что это – откровенный шантаж. А с шантажистом, как известно, невозможно договориться. Тем более, что Сенат США, по информации западной прессы, уже обсуждает вопрос очередного ужесточения «антироссийских» санкций.

Федор Золотов