27 июня 1905 года вспыхнуло матросское восстание на броненосце «Потёмкин». Поводом к восстанию стал обыкновенный, бытовой факт: на камбузе борщ приготовили из плохого, несвежего мяса (по которому, согласно легенде, ползали черви). Матросы отказались его есть, один из офицеров построил «отказчиков» и потребовал выйти из строя тех, кто согласен-таки есть червивый борщ.

«Кто хочет кушать борщ — выйти к 12-дюймовой башне. А кто не хочет — для тех на корабле имеются ноки!». Матросы стали неохотно выходить, и офицер, чтобы окончательно запугать наиболее упорных «зачинщиков бунта», приказал принести брезент (его расстилали под ногами при производстве расстрела, чтобы кровь расстрелянных не проливалась на палубу). Вот это-то и сыграло роль порохового заряда, из толпы матросов прозвучал призыв: «Братцы, что они делают с нашими товарищами? Забирай винтовки и патроны! Бей их, хамов! Довольно быть рабами!».

В общем, началось восстание. Кому интересны подробности, я об этом уже писал.

Но любопытно сравнить другое: три таких разных восстания, в совсем разные эпохи, в 1905, 1912, 1962-м... "Потёмкин", Ленские прииски, Новочеркасск... (во втором случае, строго говоря, и восстания-то никакого не было). А повод к ним был, по сути, один и тот же! И состоял он в том, что с людьми обошлись неуважительно, заставив или предложив им употреблять в пищу то, что они считали для себя невозможным: червивое мясо, конские члены (согласно легенде, так было на Лене), пирожки с ливером вместо мяса... Кстати, царь Николай записал в дневник свои впечатления по поводу восстания на "Потёмкине": "Получил ошеломляющее известие из Одессы о том, что команда пришедшего туда броненосца “Князь Потемкин-Таврический” взбунтовалась, перебила офицеров и овладела судном, угрожая беспорядками в городе! Просто не верится!".

"Просто не верится!". По этой наивной реплике мы ясно видим, что царь-батюшка просто не знал свой народ, не понимал, что унижать его безо всякой меры... элементарно опасно для того, кто этим занимается.

Между прочим, (и об этом я тоже уже писал около года назад, так что извиняюсь за самоповтор), Солженицын в своей повести "Один день Ивана Денисовича" попытался переиграть этот момент... в пользу самодержавия и царского офицерства.

Его герои, зэки, рассуждают о советском фильме "Броненосец «Потёмкин»":

"— Офицеры все до одного мерзавцы...

— Исторически так и было!

— А кто ж их в бой водил?.. И потом, черви по мясу прямо как дождевые ползают. Неужели уж такие были?

— Но более мелких средствами кино не покажешь!

— Думаю, это б мясо к нам в лагерь сейчас привезли вместо нашей рыбки говенной, да не моя, не скребя, в котёл бы ухнули, так мы бы..."

На этом беседа обрывается, но всё, собственно, уже сказано. Устами своих героев автор выразил две дорогие ему мысли: во-первых, не могли "все до одного" царские офицеры быть мерзавцами ("кто ж их в бой водил?"), а во-вторых, матросы определённо "зажирели" (как, кстати, и выразился в начале восстания судовой врач, поплатившийся позднее за эти слова): не хотели червивое мясо есть! Вот их бы в лагерь к Ивану Денисовичу — они бы живо свою привередливость забыли! Вмиг бы червивое мясо жрать научились, да ещё и похваливали бы!

В общем, г-н Солженицын уже тогда, в открытой советской печати, пару раз пнул революционных матросов. И аккуратно провёл мысль, которая стала в наше время избитой мантрой всех булкохрустов и плакальщиков "России, Которую Мы Потеряли": при царе-батюшке жилось лучше и богаче, чем при проклятых коммуняках!

А ещё говорят про лютость и немилосердие советской цензуры... А ведь такие мелкие и не-мелкие шпильки, если внимательно вчитаться в повесть, рассыпаны по всему её тексту! Вот, например, из другого места той же повести: "В лагерях Шухов не раз вспоминал, как в деревне раньше ели: картошку — целыми сковородами, кашу — чугунками, а ещё раньше, по-без-колхозов, мясо — ломтями здоровыми. Да молоко дули — пусть брюхо лопнет. А не надо было так, понял Шухов в лагерях." Ну, то есть опять та же мысль: "по-без-колхозов" крестьянину жилось не в пример богаче и вольготнее, чем при них. Вот только — всем ли? Кулакам — без вопросов. Но неужто и батраки, беднота деревенская "ели мясо ломтями здоровыми"?.. Увидена сельская жизнь глазами, мягко говоря, не бедняка. И в каком странном затемнении сознания Никита Сергеевич Хрущёв (при всех исторических вопросах к нему — всё же таки Первый секретарь ЦК компартии) мог назвать эту вполне антисоветскую по духу и настроению повесть "партийным произведением"?..

(Кстати, Солженицын и сам себе противоречит, когда описывает съестные привычки зэков в том же лагере, где отбывал наказание Иван Денисович Шухов: "в любой рыбе ел он всё: хоть жабры, хоть хвост, и глаза ел, когда они на месте попадались, а когда вываривались и плавали в миске отдельно — большие рыбьи глаза, — не ел. Над ним за то смеялись." Глаза, если отдельно плавали в миске, не ел, а вот на мясо с червями накинулся бы?.. Не сходится что-то, не гладко получается.)

Кадры из фильма "Броненосец "Потёмкин"". "Черви по мясу прямо как дождевые ползают. Неужели уж такие были?".

А кроме того, ведь, строго говоря, в том же 1962 году, когда вышла в свет повесть Солженицына, история опровергла его домыслы. Потому что восстание в Новочеркасске вспыхнуло по поводу, гораздо более ничтожному, чем червивое мясо: директор Новочеркасского электровозостроительного завода (НЭВЗ) Б. Н. Курочкин сказал рабочим, пожаловавшимся ему на повышение цен на мясо и снижение зарплат, вошедшую в историю фразу: "Если не хватает денег на мясо и колбасу — кушайте пирожки с ливером!".

Это тот самый любитель ливера Борис Николаевич Курочкин

Собственно говоря, тот, кто наслушался каннибальских перлов Чубайсов и Гайдаров 90-х годов, даже не всегда поймёт, почему эта фраза Бориса Николаевича Курочкина (и отчего его имя-отчество кажутся такими до боли знакомыми?) так возмутила советских рабочих 1962 года ("тупую рабскую биомассу быдлосовков", согласно антисоветскому мифу). Тут ведь даже некое сочувствие заметно — ведь не траву же он им предлагает жевать, а вполне съедобные пирожки, чем плохо? Но вот у пролетариев СССР в 1962 году эта фраза почему-то задела чувство классовой гордости, и разъярила их до крайности. И произошёл бунт под лозунгом "Хрущёва — на мясо!", созвучным, между прочим, одному из лозунгов 1993 года "Ельцина — на рельсы!". И флаги у рабочих 1962-го были такие же красные, как в 1993-м, и портреты Ленина в руках — такие же... И кричали они "Дорогу рабочему классу!" — что-то похожее могли кричать и в 1993-м...

Но попробую сделать из всех пёстрых фактов, изложенных выше, некие краткие выводы.

1. Люди из "простого народа", в основополагающих своих чувствах и привычках, оставались очень похожими на протяжении более чем полувека. И, сколько бы разные мерзавцы и дураки не писали про их "быдловатость", "рабство", "холопство" и т.д., они обладали весьма высоким самоуважением и чувством достоинства. И когда власть имущие переступали некую невидимую, но роковую черту, вмешивались в то, что люди считали сугубо "своим", не подлежащим никакому посягательству со стороны начальства, неизменно вспыхивало возмущение. Что в 1905-м, что в 1912-м, что в 1962-м...

2. Это чувство самоуважения в простом народе с 1905-1912 годов до 1962-го года не снизилось (как, опять-таки, гласит антисоветский миф), а возросло: если в начале века для вспышки возмущения потребовался шок (конские члены в пище или попытка заставить матросов есть борщ с червями), то в 1962-м хватило и просто неделикатной фразы директора завода.

3. Сочувствие антисоветчиков типа Солженицына в этих конфликтах всегда было, пусть и задним числом, на стороне царского начальства и против простых людей, они старались оправдать первое и принизить вторых...

В этом смысле крокодиловы слёзы антикоммунистов по Новочеркасску-1962 ни малейшего доверия не вызывают. Хотя бы потому, что в 1993 году они бурно аплодировали расстрелу точно таких же восставших простых людей со стороны точно таких же Борисов Николаевичей Курочкиных...

P. S. Вот, кстати, в развитие темы Новочеркасска-1962, одна из листовок восставших там. Автором её был 24-летний электромонтажник НЭВЗ А. Ф. Жаров:

«О липовых ленинцах.

Сталина вы критиковали, сторонников частично в гроб загнали, остальных от руководства отстранили, но цены на все продукты и товары в апреле каждый раз снижать они не забывали. Хрущёв из года в год в магазинах цены поднимает, заработок рабочим при этом он снижает, невольно возникает вопрос у нас, кто — враг народа был или есть. Какие же вы лгуны и лицемеры и власти жаждущие псы, народа угнетатели. К чему стремитесь вы? Сталин и сторонники его последовательно к коммунизму шли и всех вели, при этом не смотрели на проделки капитала и не указывали пальцем так, как вы, лгуны».

Что-то думается, что, с точки зрения антисоветчиков и антикоммунистов, за такую мерзкую ватническую листовку даже несколько раз расстрелять мало...