Жили-были туземцы. Жили не так, чтобы очень уж богато, но и не так, чтобы очень бедно.

Жили себе да и жили. Крокодилы у туземцев ловились, кокосы росли.

Крокодилов варили, жарили, сушили. Даже консервировали.

Кокосы мололи и пекли из них хлеб.

Жизнь шла своим чередом.

Но вот однажды прознали жрецы туземцев, что за морем-океаном диво есть дивное - бусы разноцветные, крупные, блестящие, каких никогда у самих туземцев не бывало.

Поехали тогда лучшие из жрецов за море-океан и привезли оттуда бусы.

Бусы и правда оказались дивной красоты.

Начали жрецы выбирать, кому носить эти бусы, потому что на всех не хватало. Выбрали самых достойных и вручили им. А самые красивые и крупные бусы, конечно же, подарили верховному жрецу.

Понравились верховному жрецу бусы, никогда он таких не носил.

Понравились бусы самым достойным, которым их вручили.

И остальным, кому не досталось, бусы тоже очень понравились.

И захотелось всем иметь такие. Ну или хотя бы похожие.

Начали тогда туземцы разговоры говорить о том, когда же снова жрецы поедут за бусами заморскими, чтобы другим тоже досталось.

Жрецы еще раз съездили за море. Привезли новых бус, снова выдали самым достойным. А верховному жрецу подарили еще одни, краше прежних, чтобы можно было по самым торжественным случаям носить.

Но на всех бус по-прежнему не хватило.

Причем не хватило так сильно, что если бы даже жрецы каждую неделю начали привозить - все равно многим до конца жизни дождаться подарка было бы нельзя.

Тогда туземцы, кто посмелее, начали сами за море плавать и бусы заморские добывать. Но добывали не просто так, а меняли их на крокодиловую кожу.

Крокодиловой кожи у туземцев было много. Крокодилы-то ловились, мясо туземцы жарили и варили, консервировали, а кожа оставалась. Ремни из крокодиловой кожи понаделали, обувь, ножны, однако кожа все равно оставалась. Поэтому начали менять ее на бусы с большой радостью.

Поначалу жрецы негодовали и обещали наказать каждого, кого поймают на таком обмене. Потому что виданное ли дело, если у простого туземца окажутся бусы лучше, чем у жреца. А даже если не лучше, если просто такие же - все равно непорядок.

Но потом жрецы сообразили, что пресечь обмен трудно, да и народ роптать начнет, поэтому проще это дело возглавить и узаконить.

И разрешили отправляться за море всем, кто желает, только с одним условием - чтобы самые красивые из привезенных бус сдавали жрецам.

Обрадовались туземцы такому разрешению и поехали за море все, кому не лень. Взяли с собой столько крокодиловых шкур, сколько могли увезти. Привезли бус видимо-невидимо. Однако на всех опять не хватило. Поехали еще.

На третью поездку оказалось, что крокодиловых шкур уже не так уж много, не хватает уже. Да и белые люди начали требовать сразу по две шкуры за бусы, а за крупные - даже три.

Принялись туземцы ловить крокодилов пуще прежнего.

Выяснилась еще одна неприятная вещь - бусы, которые привозили первый раз, начали рассыпаться. А большая часть первых бус была как раз у жрецов.

Тогда жрецы собрали у населения все оставшиеся шкуры и постановили, что из двух добытых тоже одну надо сдавать.

И еще жрецы договорились с белыми людьми, чтобы выменивать бусы не только на шкуры, но еще и на кокосы. Однако кокосов для обмена надо было много, поэтому их тоже принялись собирать изо всех сил.

Кое-как добились того, что бус стало хватать на всех. Только простым туземцам бусы достались мелкие и бледные, местами даже побитые. Но все равно лучше тех, что когда-то делали сами. У тех, кто возил бусы, они были крупнее и красивее. Но самые красивые - у жрецов. А у верховного жреца - целый набор, самых разных, на каждый день в году.

Стали поговаривать, что у некоторых жрецов тоже набралось немало бус, возможно даже больше, чем у верховного, хотя проверить никто не мог. И у тех, кто возил бусы, тоже начали обнаруживать больше, чем положено.

Однако главная беда возникла в другом.

Крокодилов выловили начисто. Всех.

И ножны с поясами, что были сделаны из крокодиловой кожи, на обмен пустили. И сандалии тоже.

Остались только кокосы, однако самые крупные опять же стали отправляться на обмен, потому что старые бусы постоянно рассыпаются и взамен нужно новые привозить. Поэтому на хлеб начали оставаться только мелкие кокосы. А из мелких мука не та. Да и мало ее, поэтому принялись корой бодяжить, чтобы хлеба на всех хватало.

Но мясо и хлеб - это не самое главное в жизни.

Да и обувь тоже. И ножны с поясами.

Главное в жизни туземца - это бусы!