На днях моя однокурсница написала мне, что обеспокоена тем, что уже пару недель не может связаться с киевскими родственниками своего отца. Вызов идёт, но никто не берёт трубку. Увы, но ситуация, когда люди на Украине боятся разговаривать с родственниками из России, типичная. Как и типично, когда родные братья и сёстры, живущие в разных странах, прекращают общение из-за политических разногласий. Причём живущие в России этнические украинцы с горечью сожалеют: «Они там после майдана как с ума сошли! Столько ненависти ко мне, будто мы не родные». К сожалению, это правда: ненависть, разожжённая на майдане, не просто сжигает Украину изнутри, но уже успела разрушить многие и многие родственные чувства, веками связывавшие две части некогда единого государства. 

Я впервые столкнулся с украинской русофобией в январе 1991 года, приехав в командировку в Киев. И хорошо запомнил вислоусых стариков в вышиванках, держащих в подземном переходе под нынешним майданом плакаты «Твоё мясо съели москали, твоё сало съели москали, твоё масло съели москали. Вон москалей в Москву!». Пылающие взоры, возбуждённые лица и лютая ненависть к каждому, пытавшемуся заговорить с ними по-русски. 

Не только я, но и большинство киевлян воспринимали их в то время как горстку сумасшедших маргиналов. Но уже в конце того же 1991 года после запрета коммунистической партии, президентских выборов и референдума о независимости Украины их позиция стала не просто громко звучать со всевозможных трибун, но и постепенно превратилась в официальную государственную позицию. А в раскрывшееся окно Овертона полезли куда более радикальные сторонники межнациональной розни. И уже в годы президентства Виктора Ющенко неонацистские кричалки «Москалей на ножи» трактовались украинскими политиками и даже юристами не как призывы к убийствам людей другой национальности, а как «фольклор». Этакий своеобразный людоедский, но «безобидный» фольклор. 

Большинство россиян, следя за событиями на Украине по телевизору, не видело ни маршей боевиков в день УПА, ни факельных шествий в честь создания дивизии СС «Галичина», ни многотысячных митингов оголтелых нацистов, обещающих «накормить асфальтом» в ходе городских боёв русскоязычное население Украины, вырезать русских. А те, кто приезжали к родственникам или в качестве туристов, даже пытались присоединиться к этим мероприятиям ради «прикола» и «экзотики». 

Поэтому для многих жителей России и стала шоком та ненависть к их стране, к ним самим, которую вначале источал евромайдан, а потом и члены многочисленных неонацистских карательных батальонов, на полном серьёзе убивавшие тех, кто хотел дружить с Россией. Убивавшие садистски, с фантазией и вдохновением, источая при этом животную ненависть. 

Разумеется, изменения, происходящие на Украине и в украинском обществе, не могли не отразиться на отношениях граждан обеих стран к государствам и друг другу. Ненависть порождает только ответную ненависть, хотя первое время после неонацистского госпереворота в России было широко распространено недоумение и жалость к людям, которые, сами того не сознавая, без оглядки несутся к пропасти. 

Недавно были опубликованы результаты социологических исследований, регулярно проводившихся российскими и украинскими социологами – Левада-центром, признанным в России иностранным агентом, и Киевским международным институтом социологии (КМИС). Исследования касались отношения граждан России к Украине, граждан Украины к России, а также отношения к введению визового режима в отношении граждан сопредельного государства. Ещё один исследуемый показатель – отношение жителей двух стран к идее объединения в одно государство. 

Исследование показало, что в разные периоды, до евромайдана, от 80 до 93% граждан Украины испытывали позитивные эмоции в отношении России, негативные – от 4 до 13%. В России максимальный показатель позитивных эмоций за всё время исследований достигал 76%, но в 2008-2009 годах после поддержки Виктором Ющенко нападения Грузии на Южную Осетию и участия украинских неонацистов в боевых действиях на грузинской стороне наблюдался спад симпатий до 29%. Минимальный уровень негатива к Украине среди россиян в домайданный период составлял 16%, а максимум негатива относится к тому же периоду сразу после осетинских событий – 62%. 

Падение позитива в отношении России, вызванное антироссийской истерией, начавшейся ещё в конце 2013 года, когда приверженцев майдана «накачивали» страшилками про российские танки и приехавший для их разгона российский спецназ, было закономерным. Особенно в ситуации, когда из каждого утюга и микроволновой печи вещают про «российский след» в абсолютно любом негативном происшествии. 

Но в мае 2017 года процент граждан Украины, положительно относящихся к России, вырос за год с 42 до 44%, а негативное отношение уменьшилось с 45 до 37%. 

Позитивное отношение в России к Украине подвержено серьёзным колебаниям даже в рамках одного года, на момент майского опроса составляло 25% и продолжало снижаться. Негатив же, резко скакнувший после февраля 2014 года и особенно после начала карательной операции против Донбасса, в целом зафиксировался на уровне 55-60%. 

За визы для граждан Украины выступает 35% россиян, 50% считает это неправильным. На Украине противников виз меньше половины – 47%, сторонников 43%. Домайданные показатели изменились в два-три раза. Тогда противников виз было порядка 70%, сторонников – 8-10%. Если до майдана на Украине хотели объединения 14-23% опрошенных, в России — 12-20%, то теперь за единое государство выступает 9% россиян и только 4% граждан Украины. 

Суть произошедших изменений в отношении граждан Украины и России к государствам и народам совершенно неожиданно объяснила бывшая помощница Виктора Януковича Анна Герман, в своё время приложившая немало усилий для того, чтобы испортить эти отношения. «Люди не могут спокойно ездить к своим родным, осуществлять обычные человеческие связи. Они получают недостоверную информацию, боятся, переживают… – заявила она, обсуждая в прямом эфире происходящие процессы в отношениях между двумя странами. – Пытаются столкнуть народы и сделать их врагами. Вот этого надо избежать. Нам не жить друг без друга. Мы тысячелетиями жили вместе, и мы будем жить вместе. Так Господь распорядился, что мы рядом». 

Кого боятся люди, не имеющие возможности поехать и встретиться со своими родственниками в соседней стране? 

Этот ответ тоже прозвучал в интервью Герман, уверенной в том, что её точку зрения разделяют многие, но не могут высказать её вслух: «Просто время такое тяжёлое. Ходят люди тут с автоматами, понимаете… Не каждый осмелится… Люди боятся просто. Но все хотят жить в мире. И все хотят жить в добрососедстве». 

Анна Герман вынуждена изъясняться обтекаемыми фразами о виновниках сложившейся ситуации, находясь на территории Украины и испытывая на себе мощное давление тех, кто «совсем недавно осознали, что вот они – граждане этой страны. Совсем недавно полюбили её. Им всё кажется… Мне их жаль иногда бывает очень. Потому что им хочется быть святее папы римского». 

Куда откровеннее украинский социолог Евгений Копатько, вынужденный уехать в Россию и недавно получивший российское гражданство: «Украинская власть действует последовательно, системно и, с моей точки зрения, достаточно эффективно. Имеются в виду действия, направленные в отношении темы российско-украинских отношений. Пропасть между странами становится шире: практически ежедневно обязательно возникают какие-то шаги, связанные с усилением блокады Донбасса, потом с осуществлением безвиза, а с другой стороны, идут разговоры о введении визового режима с РФ (что может быть вполне реально), поднимается такая чувствительная тема, как взаимоотношение церкви и государства». 

Значительная часть народа Украины, пошедшего на поводу у неонацистов и сторонников войны с Россией, к сожалению, сегодня в карточной игре Запада исполняет роль «болвана», пассивного игрока, послушно исполняющего чужие указания. Согласно карточным правилам, «болван» за это не получает никаких очков, поскольку добровольно отказался от собственных интересов в игре. 

Так что удивляться росту негатива в отношении двух народов не нужно: решившим отказаться от интересов собственной страны «ястребам» и неонацистам позволено лишь исполнять чужую волю, ответный негатив со стороны граждан России распределится между всеми жителями Украины. Ведь ненависть порождает только ответную ненависть. 

Но жизнь продолжается. По сравнению с прошлым годом число граждан Украины, едущих в Россию, увеличилось. Госпогранслужба Украины сообщила: «В течение января-мая 2017 года украинско-российский участок государственной границы в установленном порядке на въезд в Украину пересекли 1,997 млн. лиц (январь-май 2016 года – 1,952 млн.), на выезд с Украины – 2,165 млн. лиц (январь-май 2016 года – 2,077 млн.)». 

Заметим, что к середине 2017 года 66% жителей Украины не имели заграничных паспортов. 

От себя: 

Оторвать Украину от России Запад пытался всегда. Но делал он это не для того, чтобы сделать украинцам красиво, как мечтали скачущие на Майдане свидомые, а с целью — получить таран, направленный против России. То есть украинцы рассматривались Западом только, как пушечное мясо в борьбе против России. Об этом недвусмысленно говорил еще в конце ХIХ века первый канцлер Германской империи, прозванный «железным канцлером», Отто фон Бисмарк:

Об этом же заявлял видный государственный деятель США, автор книги «Великая шахматная доска» и ярый русофоб Збигнев Бжезинский: 



Правда, в своей речи он частично слукавил, так как западный форпост уже был создан. Это — Польша, на развитие которой США и Европа в 90-е годы вложили около 200 млрд долларов. А Украина в «шахматной доске» Бжезинского — это не фигура, а всего лишь пешка, которой не жалко пожертвовать в борьбе против России. 

Содержать более 40 млн человек США и ЕС никогда не собирались, что они и продемонстрировали после киевского госпереворота. Те крохи, что подкидывал Украине Запад, выделялись либо на войну с Донбассом, либо на карман местным элитам, стремительно теряющую доходы в обнищавшей стране. 

Даже в советское время Запад вёл подрывную деятельность на территории Украины, спонсируя пробандеровское подполье, а после распада СССР, через компрадорские украинские власти, проводил русофобскую политику, чтобы вызвать у украинского народа ненависть по отношению к России и к русскому народу. 

Если Кучма еще мягко стелил, объявив: Украину — не Россией, то следующий президент — Ющенко проводил оголтелую русофобскую политику. Он обвинил Россию в голодоморе 30-х годов, присвоил звания Героя Украины — Степану Бандере, дал «зелёный свет» всем пробандеровским партиям и движениям. Сменивший его Янукович только декларативно поддерживал многовекторность. На самом деле он продолжил политику своих предшественников по отрыву Украины от России, двигаясь в сторону ассоциации с ЕС, и наплевав на интересы, как нашей страны, так и собственной, терявшей значительную часть доходов после вхождения Украины в ассоциацию с ЕС. За что Янукович и поплатился в феврале 2014 года. 

Пока украинцы не поймут, что русофобия им навязана извне, с целью их использовать в борьбе против России, и не изменят свой выбор — с враждебного по отношению к ним Запада, на взаимовыгодный союз с Россией, то ждать изменений к лучшему им не стоит. Наоборот их экономическое положение будет ухудшаться, так как последние 3 года они продержались исключительно на старых запасах, оставленных как СССР, так и накопленных прежней властью в тучные годы. 

Ну а если выбор украинского народа не изменится, то судьба его будет печальной, так как пряников и плюшек западный хозяин им точно также и в будущем не даст, как не дает в настоящем. Зато кнутом ударит своего холопа не раздумывая, если он попробует предъявить претензии к хозяину, обещавшему после госпереворота молочные реки и кисельные берега для всех маленьких украинцев. 

Россия подобный опыт получила в 90-е, когда после распада СССР наш народ из-за пропаганды 5-ой колонны поверил в дружбу с Западом. 
В конечном итоге мы получили: войну в Чечне, дефолт, обнищание народа и вымирание России стремительными темпами. 

И если наш опыт «дружбы» с Западом украинцев ни чему не научил, то пусть сейчас попробуют выучиться на собственном, раз уже отказались от своего суверенитета в пользу Запада, и от взаимовыгодных и добрососедских отношений с Россией, в надежде на западную халяву. 

Ну, а если и этот печальный опыт украинцев не излечит от русофобии и веры в Запад, то уже никакой доктор им не поможет. Разве что — патологоанатом.