Акция против «декрета о тунеядцах» в Минске, февраль 2017 года 

В Белоруссии гражданам возвращают заплаченный «налог на тунеядцев»

Денис Лавникевич (Минск)
Виктор Толочко/РИА «Новости»

Акция против «декрета о тунеядцах» в Минске, февраль 2017 года

Белорусское министерство по налогам и сборам начинает возвращать гражданам страны деньги, ранее взысканные с безработных в рамках декрета №3, который в Белоруссии прозвали «декретом о тунеядцах». Официально власти говорят не об отмене декрета и связанного с ним «налога на тунеядцев», а об их «совершенствовании». Однако оппозиция утверждает об отступлении официального Минска перед протестами. 

 Подобное происходит, пожалуй, впервые в новейшей белорусской истории: налоговые инспекции начинают массово возвращать белорусам деньги, ранее уплаченные в качестве «сбора за социальное иждивенчество». В народе его прозвали «налог на тунеядцев».
 
Как Белоруссия к 1 мая трудоустроит тунеядцев

Декрет №3 «О предупреждении социального иждивенчества» был подписан президентом страны Александром Лукашенко 2 апреля 2015 года. Согласно закону, если гражданин в течение года работал менее 183 дней, то он должен заплатить в казну сбор на финансирование госрасходов в размере 20 базовых величин. К моменту выплаты в начале 2017 года эта сумма составляла 265 белорусских рублей — около $140, или 8,2 тыс. рублей.

Первоначально в народе декрет №3 всерьез не восприняли. Однако с конца 2016 года людям массово стали приходить уведомления о том, что они обязаны заплатить этот сбор: министерство по налогам и сборам отправило более 470 тыс. таких «писем счастья» (население страны — 9,5 млн человек). 

Но на практике они ударили по людям, которые долгое время не могли устроиться на работу (а в белорусской провинции это большая проблема), по матерям, ухаживающим за детьми, хроническим больным и многим другим, мягко говоря, не самым обеспеченным гражданам.

Жители ответили масштабной акцией гражданского неповиновения. Сбор заплатили чуть более 10% из всех, получивших письма из налоговой (51,6 тыс. человек), на общую сумму 15,6 млн белорусских рублей. Срок оплаты завершился 20 февраля, но очень многие заявили, что платить ничего не будут, да и денег попросту нет.

Первые демонстрации против «налога на тунеядцев» проходили мирно, но вскоре начали сопровождаться массовыми задержаниями их участников и журналистов, судами над ними.

К административным арестам или крупным денежным штрафам были приговорены сотни человек.

Эти акции быстро привлекли внимание белорусского руководства. Во-первых, «пошла на улицы» белорусская провинция, которая, в отличие от Минска, традиционно пассивна в политическом плане. На митингах люди признавались: они впервые в жизни участвуют в акции протеста. Во-вторых, на улицы с лозунгом «Нет декрету №3 — Лукашенко, уходи!» вышли люди, которые сами еще недавно преданно голосовали за белорусского лидера. То есть «ядерный» электорат Лукашенко — люди с невысоким уровнем образования и доходов, от 40 лет и старше.

9 марта Александр Лукашенко своим распоряжением заморозил злополучный декрет до конца года и приказал значительно сократить списки тех, кого налоговики признали «тунеядцами».

Сотни человек задержаны в Минске во время акции протеста

Акции протеста, приуроченные ко Дню Воли, в белорусской столице завершились, не успев начаться. Милиция и ОМОН заблокировали площади и улицы

Однако протесты не прекратились, а на смену экономическим лозунгам пришли политические. 15 марта на акциях в Минске, Гродно и Могилеве люди скандировали примерно одно и то же: «Мы не тунеядцы!», «Свободу! Работу!», «Главный тунеядец — в Дроздах!» (резиденция Дрозды под Минском — самая известная резиденция Лукашенко. — «Газета.Ru»).

После этого Лукашенко был вынужден заявить: «Кто оплатил в 2016 году, пойдет в зачет 2017 года, если он не будет работать. Если он поступит на работу, мы из бюджета по его требованию вернем эти деньги». Одновременно он распорядился к 1 мая трудоустроить всех без исключения безработных.

На бюрократические согласования ушло несколько месяцев, при этом вряд ли кто-то из белорусов вообще верил, что государство вернет деньги. Однако 7 июля замминистра по налогам и сборам Светлана Шевченко сообщила на пресс-конференции, что налоговые органы начали возвращать деньги тем, кто заплатил сбор за «тунеядство» и в 2017 году устроился на работу. Впрочем, реально выплаты начались только сейчас. Чтобы вернуть деньги, нужно обратиться в налоговую с паспортом и написать заявление. По желанию уплаченную сумму в течение месяца переведут на счет в белорусском банке или ее можно забрать наличными.

По политическим причинам

Белорусские оппозиционные политики сходятся во мнении: начало выплат ранее истребованных у «тунеядцев» денег — это очевидная уступка белорусской власти перед запросом широкой общественности, первое проявление ситуации, когда «холодильник победил телевизор».

«Власть резко отступает, потому что в стране так и не решены социально-экономические проблемы. Наоборот, я бы сказала, что они начинают нарастать как снежный ком, — сказала «Газете.Ru» лидер гражданской кампании «Наш дом» Ольга Карач.

— И Александр Григорьевич [Лукашенко] уже не может «покупать» лояльность белорусов, а должен искать какие-то пути, чтобы снизить социальную напряженность в стране. Если он не найдет очередного элегантного решения, как выпутаться из экономического кризиса, то получит новые, только еще более сильные протесты уже осенью 2017 года».

Аналогичного мнения придерживается председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько. «Это тот фронт, на котором Лукашенко — побежденный. Конечно, он не будет признавать это публично, на крайний случай найдут среди чиновников две-три жертвенные головы, на которые возложат ответственность», — прокомментировал политик «Газете.Ru».

Лукашенко отправил на доработку скандальный «закон о тунеядцах»

9 марта президент Белоруссии Александр Лукашенко на правительственном совещании заявил о приостановке скандального «закона о тунеядцах

По его мнению, белорусская власть таким образом адекватно оценивает реакцию людей на ее действия. «Чиновники понимают, что народное недовольство уже не ограничится рамками декрета №3. Нынешние выплаты — это превентивные действия, чтобы осенью избежать повторения событий февраля-марта этого года, — считает Лебедько. — Также вероятно, что осенью власти придется корректировать свою социально-экономическую политику».

Впрочем, сам декрет №3 пока не отменен, а представители власти настаивают на том, что он нужный и правильный, вот только воплощение в жизнь оказалось неудачным.

«Форма реализации декрета №3 выбрана была не самая лучшая. Под действие декрета попали те белорусы, которые по объективным причинам не могут участвовать в финансировании госрасходов, — сказал журналистам депутат белорусского парламента, зампредседателя постоянной комиссии по бюджету и финансам Валерий Бороденя. — Среди неработающих оказалось немало людей с психическими заболеваниями. Например, эпилептики. Они не имеют медицинской группы, тем не менее найти работу им крайне сложно».

«В число социальных иждивенцев попали некоторые бывшие заключенные, люди, уволенные по статье за те или иные нарушения. Работодатели относятся к ним предвзято и отказывают в трудоустройстве, — продолжил чиновник. — Необходимо найти механизм работы с такими людьми. А вот к тем, кто имеет дорогое жилье, ездит на крутых иномарках и при этом умудряется годами не рассчитываться по исполнительным листам, уходить от уплаты налогов, подход должен быть самый строгий».

Теория и практика

В ряде налоговых инспекций Белоруссии уже собираются очереди из желающих вернуть уплаченные в качестве «тунеядского» сбора деньги. Но сотрудники инспекций нередко отказывают в этом, ссылаясь на отсутствие четко прописанных инструкций по возврату средств.

«Сейчас в налоговых пожимают плечами. Именно потому, что у них нет нормальной процедуры, соответственно, они не знают, как вернуть деньги, — цитирует издание «Завтра твоей страны» руководителя проекта «Цена правительства» Владимира Ковалкина. — Пока даже непонятно, куда эти деньги собирались и шли. Вроде как в местные бюджеты.

Петр Бологов о готовности белорусских «тунеядцев» к революции

Если в России и были идеи ввести налог на тунеядство, то после событий в соседней Белоруссии к этой мере, думается, прибегнут лишь в крайнем случае.

Получается, местные бюджеты их и должны возвращать. Но там не предусмотрены эти расходы. Вначале их надо туда включить, а уже потом отдавать. А сейчас нет для этого правовой базы, чтобы нормально их возвращать».

По мнению эксперта, в этой ситуации «крайними» окажутся чиновники низового уровня, которые вынуждены исполнять распоряжения правительства, не имея для этого исполнения на руках никаких законодательных актов.

«Чиновник не имеет права тратить бюджетные деньги по своему усмотрению, иначе он сядет в тюрьму. Так что пока в местном или республиканском бюджете не будут предусмотрены деньги на возврат, чиновники будут бездействовать», — убежден Ковалкин.

Вместе с тем, по словам замминистра по налогам и сборам Белоруссии Светланы Шевченко, «не все из уплативших налог на «тунеядство» написали заявление на возврат денег — есть те белорусы, кто предпочел бы, чтобы уплаченные средства пошли на социальные нужды». При этом представитель правительства признается, что распоряжение о возврате денег только принято и работа над его выполнением началась «буквально на днях».

Получается странная ситуация: до настоящего времени нет ясного механизма, как работает декрет №3. С одной стороны, он не отменен и формально действует. Теоретически, тех, кто не уплатил «тунеядский» сбор, должны штрафовать или отправлять в тюрьму. Но на практике декрет не применяется. Пока, очевидно, эта ситуация устраивает и власти, и общество.