13 июля известному украинскому писателю и журналисту Олесю Бузине исполнилось бы 48 лет. Яркую жизнь его, как известно, прервали выстрелы в спину бандитов-бандеровцев, имена которых "не установлены" до сих пор. Впрочем, в день рождения Олеся следует говорить не о его смерти, но о бессмертии.

Несколько месяцев назад автор этих строк в статье "Олесь Бузина остается символом подлинной Украины" заметил, что Олесь в момент его убийства "фактически являлся символом подлинной Украины — страны двуязычной, интернациональной, яркой и, несмотря ни на что, братской". Так вот, он остается символом подлинной и свободной Украины и сегодня. Олесь Бузина жив, о чем свидетельствуют не только память о нем и нарастающие тиражи его произведений, но также те страх и ненависть, которые по-прежнему испытывают неонацисты всех мастей, сталкиваясь с цитатами из текстов великого украинского писателя.

Олесь Бузина как водораздел

Страх и ненависть движут киевским режимом, представители которого делают все, чтобы "замылить" расследование преступления. Два с половиной года длилось так называемое следствие по делу об убийстве Олеся — и то только потому, что мать писателя Валентина Павловна Бузина ежедневно и настойчиво заставляла прокуратуру продолжать следственные действия.

Она обращалась в Верховную раду, миссию ООН по правам человека, в представительство ОБСЕ на Украине и в другие украинские и международные структуры, но везде вместо поддержки получала в основном чиновные отговорки. "Бузина — сепаратист, а потому достоин смерти" — вот негласный ответ украинской власти. В результате дело об убийстве Олеся Бузины до сих пор не передано в суд.

Но это — одна сторона проблемы. Другая ее сторона состоит в том, что самое, пожалуй, громкое политическое убийство на Украине последних лет стало уже не просто резонансным. Оно стало сверхзнаковым.

Сам образ Олеся Бузины становится своего рода камертоном не только для каждого украинца, но для каждого человека русской (в широком смысле) культуры: украинцев, россиян, белорусов.

Действительно, что может быть более наглядным и показательным с точки зрения размежевания представителей вот этой — некогда единой — русской нации на враждующие лагеря, чем образ названного писателя и журналиста?

К настоящему времени в отношении к Олесю образовался своего рода водораздел, незримая, но вполне ясная граница между Украиной независимой и настоящей и Украиной холопской и фашиствующей, между братскими чувствами и нацистской злобой, между порядочностью и средоточием пороков, между подлинной культурой и агрессивно-примитивным селянством.

В последнее время отношение к Олесю, его взглядам и творчеству стало показательным не только с точки зрения противостояния политической или мировоззренческой позиции тех или иных людей; оно стало определяющим и с точки зрения оценки собственно литературного творчества. В частности, пишущая на русском языке, но с русофобских позиций нобелевский лауреат по литературе Светлана Алексиевич в своем известном интервью в июне этого года высказалась в том духе, что понимает мотивы тех, кто убил Олеся Бузину, фактически поставив себя в позицию его антипода и, следовательно, антиписателя и антигражданина. И это ее по сути нацистское заявление тоже стало резонансным.

Вот он — еще один водораздел: между яркой, живой, честной украинской аутентичной прозой, проникнутой любовью к материнской культуре и уважением к братским культурам, с одной стороны, и плакатной, лицемерной и примитивно-маргинальной публицистикой, проникнутой ненавистью к культуре своего народа и раболепием перед чужими культурами, — с другой.

Предатель vs созидатель — два типа сознания

Виктор Мараховский в статье "Запад — о русских без цензуры. Что на самом деле сказала Алексиевич" замечает по поводу реплики нобелевского лауреата в отношении Олеся, что "публику, надо думать, поразила не злобность нобелевского лауреата, а запредельный уровень лауреатского интеллекта. То есть там, где должна быть мысль, обалдевший народ прочел совершенно "неотцензуренный" мозгом поток, так сказать, базовых идейных установок… Но в этой невключенности мозга, уважаемые читатели, есть один поучительный плюс для всех нас. Ибо журналистка Светлана должна рассматриваться не как писатель. Точно такие же реплики килотоннами пишут десятки тысяч злобных пожилых и не очень современников под публикациями в СМИ и социальных сетях".

С учетом сказанного допускаю, что людоедство Алексиевич вызвано не столько патологической мизантропией или искренней — вследствие некой исторической выстраданности — русофобией. Скорее всего, в оценке ею факта убийства Олеся Бузины кроется сальериевская зависть. Зависть посредственности к реальному таланту. Но вот парадокс: талантливый и яркий писатель от Бога Олесь Бузина был за свои книги и статьи убит, а квазиписатель, начетчица и очевидная серость — не единожды награждена.

Вот в этом заочном противостоянии обласканного Западом публициста-компилятора Алексиевич с убитым при поддержке того же Запада украинским писателем номер один Олесем Бузиной я лично вижу аналогию со знаковым противостоянием двух резонансных фигур второй половины XX века — высланных из СССР практически одновременно Александра Солженицына и Александра Зиновьева.

Первый за свои очевидно не столько литературные, сколько публицистические антисоветские произведения, был возвышен Западом до нобелевского лауреата по литературе, второй, будучи самым значительным русскоязычным писателем второй половины XX века, за свои антиамериканские высказывания был вычеркнут из списка номинантов на Нобелевскую премию.

Да и в России первый получил от новой власти и кремлевскую поликлинику на Сивцевом Вражке, и авторскую программу на федеральном телеканале, и изучение произведений в средней школе, и Дом русского зарубежья, и — государственным решением — Совет по празднованию 100-летия со дня рождения "великого писателя". Второй получил в основном ярую русофобскую ненависть со стороны евроамериканского официоза и всевозможные препоны от нового "демократического" режима в самой России.

В случае с украинцем Олесем Бузиной и его невольным антиподом — "европейкой" Алексиевич история противостояния подвижников-созидателей и предателей повторяется.

Признает ли будущая Украина своего героя

Но вернусь к Олесю. В понедельник в МИА "Россия сегодня" состоится пресс-конференция матери писателя Валентины Павловны, посвященная 48-летию писателя и очередному этапу международного конкурса его имени. На пресс-конференцию придут друзья Олеся и поклонники его таланта, лауреаты Международного литературно-медийного конкурса имени Олеся Бузины и рядовые украинцы: представители украинских землячеств в России, активисты Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины, украинские журналисты и так далее.

Полагаю, что фигура Олеся и его образ сплачивают порядочных людей, вдохновляют тех, кто не принимает бандеровский режим в Киеве, на открытое и правдивое слово и честное литературное и публицистическое творчество. Как и общественная деятельность Валентины Павловны, которая в ходе пресс-конференции в МИА "Россия сегодня" представит свою книгу о сыне под названием "Если вам скажут, что я умер, не верьте".

Мы и не верим.

Сегодня — несправедливое время. Особенно это касается современного Запада, стремящегося сбросить с себя "груз" тысячелетних традиций и нравственных устоев во имя дурно понимаемого "социального прогресса", направленного на превращение человека в свою противоположность.

Похоже, что в результате выворачивания наизнанку традиционной морали здесь давно утвердилась практика унижения гениев и возвеличивания посредственностей, наказания невиновных и награждения непричастных, а также сноса памятников реальным героям и увековечивания памяти негодяев и преступников.

И все же я уверен, что в скором будущем на Украине будут и памятники Олесю, и улицы, названные его именем, и библиотеки с его книгами и о нем, и много чего еще — в знак благодарности нации своему великому сыну.

При одном, правда, условии — если Украина будет независимой и свободной.

  Владимир Лепехин.