Побывал давеча на малой родине деда, и что-то мне ее история напомнила, может и читатели чего-то узнают...

Собственно начать надо в 1943 году, потому как Тверская область, да еще в районе Ржев-Оленино была уничтожена полностью, то есть вообще, это те самые места которым Твардовский посвятил свое знаменитое "Я убит подо Ржевом", а современные обличители кровавого тЫрана – скандальную документалистику. Начинать надо было с нуля, как и после Смуты и Батыева нашествия.

И опричники вышеуказанного "душителя народа и кровавого маньяка" начали люто издеваться над народом путем создания совхозов.

В том месте где до войны стояли деревни Тархово и Шоптово был основан совхоз "Партизан". К делу подошли серьезно, не помешал и тот факт, что Нечерноземье с прочим рискованным земледелием (не растет хлеб – зато льну и картошке раздолье, а еще лугов море, скот можно растить, и разнотравье – пчелы мед дают, да и лес вокруг). И быстро население совхоза достигло более двух тысяч человек, появился водопровод, отопление в общественных зданиях, банно-прачечный комбинат, столовые... Росла и материальная база – к семидесятым годам насчитывалось несколько сотен единиц техники, несколько тысяч голов скота, пилорама, маленький молокозавод, ремонтный цех и прочие нецифровые производства.

Народ угнетали жутко – вместо скрепного храма выстроили Дом Культуры, детсад, школу, библиотеку, парк, амбулаторию, магазины, в центре положили асфальт, в 80-е задумались по поводу асфальтированной дороги в район. В результате такого гнета народ плодился и размножался, кто-то конечно и уезжал в города, но и оставшихся хватало, зачем искать счастья если и на месте есть ВСЕ. Местные представители старшего поколения и сейчас называют ту эпоху – "коммунизмом", причем с сильной печалью в глазах.

Но в 1991 году народ освободили, и началось. Будете смеяться – с сепаратизма. Отдаленные отделения совхоза стали незалежными от кабалы Тархово, и отправились в светлое будущее, в смысле – кто мог сбежали в города, имущество растащили, дома и постройки, те что кирпичные, тоже. Добавлю – деревянные в тех краях без пригляду сами валятся за десяток годков, так что местных незалежных теперь и следа то нет...

Дальше пришел черед Шоптово, его власти попросту оптимизировали, закрыв в деревне школу и амбулаторию, и прикрыв ненужные новой России пасеку и молочную ферму. Итог – на 2002 год осталось 28 жителей, сейчас – один остов от совхозного склада, и единственный работающий объект – кладбище, если порыться в кустарнике можно найти фундаменты...

В Тархово же шли рыночные реформы. Совхоз превратился в ООО "Вымпел", его Глава (говорят красиво человек о перспективах говорил, едва не Нью-Васюки обещал) и бухгалтера работали не покладая рук. Сначала, как итог их работы пропала техника и ремонтный цех, потом – скотина, потом – коровники, потом местным вручили по паре рублей и предложили расписаться тут и тут, дальше – продали вы свою землю. Как апофеоз – были проданы окрестные леса и сама контора, извините уже офис ООО, под коммерческий магазин. Сам Глава и его присные куда-то пропали, зато в Москве появилось несколько новых владельцев квартир.

И вот тут до мужиков (кто не слинял) дошло – и пошли крушить все что из металла, и что руководство еще не вынесло... Металл быстро окончился, пережили – разобрали баню и детсад на кирпич, а потом.. А потом все. Освобожденная от совхозного названия деревня Тархово тихо умирает, насчитывая чуть больше сотни жителей, работы – нет, и искать то негде, до райцентра Оленино 28 км, так и там все оптимизировали.

Вставание с колен добавило умиранию черного юмора – в деревне установили два новеньких таксофона, при этом с мобильной связи только Билайн, и тот на окраине и с трудом, в школе новенькие плакаты с Путиным и великой Россией, но всего пять детей, в клубе и библиотеке – два ноутбука (но программы, включая Виндовс, сказали покупать самим, ни денег ни интернета в деревне нет), поставили новенькую остановку, зато автобус теперь два раза в неделю вместо ежедневно, и ежегодно стали устраивать праздники – то День деревни, то России, то еще чего, сплошные флешмобы. Работы, само собой, так и не появилось, как и перспектив. Правда население чуть подросло – прибился одноногий ветеран Второй Чеченской, жилье ему выделили, вернулось несколько людей среднего возраста, которые не вписались в городской рынок, семья беженцев с Донбасса (мужики говорят, что "земляк" едва не плакал. Говорит, что завезли по распределению, ни денег, ни понимания на кой черт он здесь – нет, с трудом на хлебушек детям зарабатывает).

Пара фото:

Остановка и магазин – единственные современные постройки

Школьный музей – финансирует казах, потомок одного из погибших бойцов в Казахстане живет богато, вот и чтит память предка. Многим тысячам русских (и украинцев, и белорусов) то ли с деньгами не везет, то ли на предков плевать.

Бывшее правление совхоза, оно же ООО, сейчас – руины

Памятник землякам. Осенью зелень школьники уберут, на ремонт памятника – денег нет, мы не казахи. Справедливости для – на другом конце деревни братская могила 380-й стрелковой дивизии – ухожена, но то с федерального бюджета.

Русь деревянная...

Изучив одну каплю воды, можно понять из чего состоит океан. Увидев последствия модернизаций и оптимизаций в одном месте, можно понять чем все это закончится на всем постсоветском пространстве...