Около 270 граждан Франции вернулись домой с джихада в Сирии и Ираке. Об этом заявил министр внутренних дел Франции.

Нужно отметить, что европейцев среди боевиков было сравнительно немного. Освещалось их присутствие, понятно, гораздо громче - там и про местную звезду немецкого рэпа взахлеб писали, очень смотрибельной была тема девочек, пламенно возлюбивших брутальных бородатых мужчин и поехавших за любимыми - в общем, в погоне за рейтингом щекочущие передачи были весьма востребованы. В конце концов, ради его величества рейтинга не только у нас на первом канале в кадр вытаскивают ведра с дерьмом. Там тоже мотивация примерно такого же плана, просто ума чуть побольше, чем у отставных прапорщиков, которым дали в руки микрофон. Про что писать европейским СМИ, как не про европейских джихадистов?

В общей сложности оценочно на войну "в ИГИЛ"(запрещен в России) ушло за 14-16 годы приблизительно 3-4 тысячи европейцев (большая часть из них, конечно, выходцы с Ближнего Востока и Северной Африки). Отдельной строкой нужно упомянуть "псов войны" - профессионалов-военных, служивших в европейских армиях и различных военных частных структурах. Их на самом деле тоже не слишком много - в Джейш-аль-Осре, к примеру, из 4 тысяч боевиков на пике численности этого элитного подразделения было не более 500 человек, ранее проходивших службу. Но они, понятно, были костяком структуры и передавали свой опыт "братьям".

Возвращение европейских джихадистов подтверждает процесс сокращения боевых структур ИГИЛ, который начался в начале этого года. ИГИЛ переходит (планомерно, между прочим) в новое состояние - сетевое подпольное. Уже в третий раз за свою историю. Уходят и выходцы из других стран - и домой, и в новые места джихада. В Сирии и Ираке остаются местные, что вполне логично - подпольный период лучше всего пройдут именно они.

Всё это интересно, но нас, понятно, больше интересуем мы. Естественно, что в здравом уме воспринимать ложь Путина про "борьбу на дальних подступах" уже даже как-то неприлично. Понятно, что идея "поубиваем их всех там", - не работает. Да и не могла работать изначально. Если вы убили тысячу "своих" боевиков, но у вас созданы все условия для того, чтобы люди брали в руки оружие, если вы сами толкаете людей в терроризм, то на каждую тысячу убитых вы получите две-три тысячи новых.

Русскоязычных боевиков в ИГИЛ можно количественно оценить приблизительно в 30-40 тысяч в общей сложности за все время войны 2013-2016 годов. Основная часть, естественно, ушла в Исламское государство в 14-15 годах. Погибло порядка половины. Две трети боевиков - это выходцы из региона Средней Азии. Треть - Северный Кавказ и Поволжье. Говоря иначе, мы можем ждать возвращения примерно 5 тысяч человек только своих граждан (в реальности, конечно, часть из них возвращаться не станет, уйдут в другие страны и регионы). Около 10 тысяч человек - это выходцы из Средней Азии, которые частично осядут у себя, но немалая их часть поедет к нам.

Главный вопрос - что эти люди станут предпринимать? То, что их всех удастся идентифицировать, найти и обезвредить, никакой надежды нет. Случай с петербуржским смертником Джалиловым показателен - год им никто даже не поинтересовался, хотя человек целый год находился незнамо где, год тихо сидел в Петербурге, потом пошел и взорвался. В три дня раскопали всё - и про его поездку в Сирию, и про его джихадистских друзей, и про связи. Полутора десяткам погибших от этого не легче. Сам Джалилов - не ИГИЛ, но здесь важно, что ему удалось спокойно жить и работать после своих приключений на джихаде.

Стратегия ИГИЛ( запрещен  в России) во всех случаях своего подпольного существования одна - создание социальной базы. ИГИЛ всегда пользуется непрямыми методами, подталкивая власти к совершению наиболее выгодных для себя действий, которые объективно радикализируют суннитскую общину, куда и проникают идеи Исламского государства. И не стоит рассчитывать на то, что ислам в России несовместим с радикальными идеями такфиристской версии ваххабизма ИГИЛ , - в Ираке тоже ваххабизм не является традиционным течением, но теперь уже - да.

Кроме того, нужно понимать, что никакого сферического в вакууме "традиционного ислама" в России не существует. Вместо него есть очень эклектичный набор разного рода установок, но нет главного - цельной картины мира. Молодежь в исламских регионах, как и в остальных, чудовищно недообразована, дурно воспитана, видит своими глазами ложь власти, несправедливое и дикое социальное расслоение - в общем, поле уже вспахано и унавожено. Можно засеивать.

На этом поле бороться можно только идеями и созданием перспектив, иных, чем те, которые предлагают радикалы. Способна ли на это нынешняя власть? Нет, конечно. Она гордится отсутствием идеологии в стране, уничтожает государство во всех сферах, исповедует свою собственную радикальную идею предельного либерализма, которая не нуждается в государстве как таковом. Единственный ответ, который она может предложить - сомкнуть ряды и закрыть кипящий котел крышкой поплотнее.

Эль Мюрид