Самое тупая и нелепая попытка оправдать военное преступление совершенное США, из встречавшихся за последние годы.

СССР 6 августа 1945 года еще не находился в состоянии войны с Японией.

СССР вступив в войну с Японией по просьбе США и Британской Империи, за 3 недели освободил значительную часть Китая, значительную часть Корейского полуострова, южную часть Сахалина, Курильские острова.

Боевые действия прекрасно продолжались почти месяц и советские солдаты гибли до конца августа в столкновениях с еще не сдавшимися японскими частями и отдельными группами фанатиков отказывавшихся признать поражение.

Квантунская армия и другие японские войска, несмотря на бомбардировки Хиросимы и Нагасаки продолжали сопротивление вплоть до капитуляции Японской Империи, причем некоторые части сдавались еще до официальной капитуляции.

Общие потери СССР в этой кампании к моменту капитуляции Японии составили около 35-36 тыс. человек убитыми, ранеными, заболевшими и пропавшими без вести, уже после сброшенных бомб на Хиросиму и Нагасаки.

Как не трудно заметить, все эти потери пришлись уже на период после бомбардировок, после которых Япония еще продолжала войну, пока ее полное военное поражения на континенте не стало очевидным.

Потери Японии составили порядка 80-120 тыс. убитыми и ранеными и около 650 тыс. пленными. Квантунская Армия полностью прекратила свое существование. Ее ликвидация следствие не бомбардировок, а грамотных действий советского командования и высокого профессионализма Красной Армии имевшей за плечами колоссальный опыт накопленный в год Великой Отечественной Войны.

Японская Империя капитулировали не после бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, а лишь тогда, когда массовое убийство совершенное США, дополнилось военной катастрофой на континенте, лишившей японское руководство последних иллюзий и фантазий на тему "народа-камикадзе".

Первый атомный удар по Хиросиме не произвел особого впечатления ни на сторонников капитуляции в японском руководстве, ни тем более на тех, кто был готов воевать до конца.

От американских бомбежек и так уже существенно пострадало 68 японских городов, так что принципиально новое оружие расклада ситуации не меняло. Есть мнение, что вред, причиняемый радиацией, в те времена мало кто хорошо представлял, и поэтому для пострадавших японцев это были лишь просто сверхмощные бомбы. Тем более, что армейский доклад о произошедшем в Хиросиме был получен в Токио лишь 10 августа. Однако у Японии была собственная ядерная программа, а в ночь после бомбежки Хиросимы японский военный министр Анами Корэтика лично посетил руководителя ядерных разработок и получил развернутое объяснение ситуации с научной точки зрения. Поэтому более-менее адекватное представление о возможностях и поражающих факторах ядерного оружия у японского руководства было.

Японцы не знали, сколькими бомбами обладают США, но было ясно, что количество оружейного урана не очень велико, и они вполне могли смириться с большими потерями. Речь в данном случае могла идти еще о нескольких разрушенных городах, но у Японии все равно осталась бы возможность сопротивляться, а наработка ядерных материалов для новых бомб потребовала бы у американцев еще немало времени. Другое дело – более традиционная мощь советской армии и казавшаяся неизбежной оккупация японских островов. По японским оценкам США потребовалось бы несколько месяцев для начала наземной операции, тогда как Советскому Союзу только несколько недель. Для японцев это стало бы моральной катастрофой, ведь ничего подобного в их истории не происходило.

По словам премьер-министра Судзуки, произнесенным им на экстренном заседании Высшего военного совета, вступление в войну Советского Союза поставило Японию в безвыходное положение и сделало невозможным дальнейшее сопротивление. Было решено принять капитуляцию не дожидаясь оккупации, а именно – потсдамские условия с некоторыми оговорками, касавшимися неприкосновенности императорской семьи. Манчжурская операция советской армии началась в тот же день, когда американцы сбросили свою бомбу на Нагасаки – 9 августа 1945 года. Но в данном случае очень важна хронология событий – и начало советского наступления, и заседание Высшего военного совета произошли еще до американской бомбежки Нагасаки. На следующий день Токио официально заявило о готовности капитулировать. Американский президент Гарри Трумен был в восторге от нового оружия и, несмотря на согласие японцев обсуждать условия капитуляции, торопил помощников с тем, чтобы нанести еще один удар 19 августа.

В то же время большая часть японской армии находилась на континенте и не собиралась сдаваться. В руководстве Квантунской армии было немало тех, кто был готов к продолжению войны, по крайней мере, с целью обретения более приемлемых условий мира или же по принципиальным соображениям. В конце концов, японская армия была печально известна своей невероятной жестокостью к мирному населению и пленникам, так что и в отношении себя они снисхождения тоже не ждали. Они были в курсе, что в Европе вовсю идут судебные процессы над нацистскими военными преступниками.

Численность войск с каждой стороны была приблизительно по 1,5 миллиона человек и, хотя советское превосходство в технике было четырехкратным, на стороне японцев была готовность к длительной глубоко эшелонированной обороне. Разница в боевом опыте и тактическом мастерстве была колоссальная, и в течение последующих 10 дней японская армия была окружена и постепенно начала сдаваться, следуя приказу из Токио. Отдельные столкновения продолжались до самого конца августа. Японские потери были сравнимы и даже превышали те, что были в результате бомбежек Хиросимы и Нагасаки – 84 тыс. убитых по минимальным оценкам и более 800 тыс. раненых, пленных и зачастую «пропавших без вести».

Лишь 2 сентября Япония подписала акт о капитуляции. Влияние разгрома японской армии на континенте было более значимым, нежели ядерных бомбардировок, однако значение последних, в конечном счете, тоже преуменьшать не стоит. На протяжении многих лет японское общество жило под прессингом патриотическо-милитаристской пропаганды, а японские военные круги успели обрести необходимый вес для принятия политических решений. И позиция политиков, понимавших необходимость капитуляции, требовала веских аргументов и наглядного ужаса. В итоге американской бомбардировки в Хиросиме погибло не менее 200 тысяч человек, а в Нагасаки - около 70 тысяч. Очень быстро новое оружие стало внушать

почти суеверный страх, который жив и по сей день. Медики быстро заметили, что стало опасным пить воду из местных источников, смерти людей имели симптомы необычных отравлений, а немного погодя стали рождать дети с мутациями.

http://www.foreignpolicy.ru/analyses/atomnaya-bombardirovka-yaponii-1945-goda-i-prichiny-kapitulyatsii-yaponii/ - цинк

К моменту капитуляции, СССР уже решил основные задачи кампании. Но иногда так хочется оправдать совершенные 6 и 9 августа военные преступления, где США стали единственной страной, которая в ходе военных действий сознательно использовали ядерное оружие против гражданского населения с главной целью "продемонстрировать силу Сталину" и спасти жизни собственных солдат, потенциальное число жертв среди которых при вторжении в Японию оценивалось от нескольких сотен тысяч до миллиона человек.

Однако здесь же, на Потсдамской конференции, возник новый фактор, кардинально изменивший само представление о будущей безопасности. В день прибытия американской делегации в Берлин рано утром в США успешно прошли испытания атомного оружия - взорвана первая атомная бомба. Ознакомившись с подробным отчетом об этих испытаниях в Аламогордо, Трумэн 21 июля собрал совещание высших военных чинов, находившихся в Потсдаме, - адмиралов Леги , Кинга , генералов Маршалла , Арнольда и Эйзенхауэра - для обсуждения всего одного вопроса: использовать ли бомбу против Японии? Ответ был единодушным – да.

После окончания очередного заседания 24 июля Трумэн сообщил Сталину, что в США создано новейшее оружие огромной разрушительной силы. К его изумлению, Сталин воспринял эту новость совершенно спокойно, и никакой ожидаемой реакции не последовало. Черчилль, внимательно наблюдавший в это время за Сталиным, решил, что советский лидер просто "не понял значения сделанного ему сообщения". Однако союзники ошибались – Сталин все понял. Они не знали, что в СССР уже идут работы по созданию ядерного оружия, и после разговора с Трумэном Сталин дал указание Курчатову ускорить темп.

Спустя две недели, 6 августа, через 4 дня после окончания Потсдамской конференции американский бомбардировщик B-29 "Enola Gay" под командованием полковника Пол Тиббетса сбросил на японский город Хиросима атомную бомбу "Little Boy" ("Малыш"). Так началась ядерная эра. Применение атомного оружия, в котором не было необходимости, объяснялось не столько стремлением показать Японии, что ее ожидает в случае продолжения войны, сколько желанием продемонстрировать американскую мощь Советскому Союзу, что могло побудить его согласиться с американской точкой зрения по широкому кругу международных проблем. Это была политика ядерного шантажа.

Пройдут два десятилетия, и во время войны во Вьетнаме (конец 60-х годов) сенатор Уильям Фулбрайт, один из наиболее здравомыслящих американских политиков того времени, напишет книгу с названием "Высокомерие силы" и тем самым введет в политический обиход очень точный термин - "высокомерие силы". Вот это "высокомерие силы" и пытался впервые продемонстрировать в Потсдаме Гарри Трумэн, полагавший, что, обладая монополий на ядерное оружие, США смогут диктовать свои условия всему миру, и в первую очередь Советскому Союзу. Эти иллюзии рассеялись очень быстро. С американской ядерной монополий было покончено 29 августа 1949 года, когда на Семипалатинском полигоне была взорвана первая советская атомная бомба. А еще через 4 года в СССР успешно прошли испытания и водородной бомбы.

http://www.peacekeeper.ru/ru/?module=news&action=view&id=26717 - цинк

А теперь втирают дичь, что массовое убийство было "для спасения жизней советских солдат".