«Во главе разведки стоял Павел Михайлович Фитин, стройный, спокойный, импозантный блондин. Он отличался немногословием и сдержанностью», – отмечает Герой России, полковник Александр Семёнович Феклисов. Как и в случае Николая Кузнецова, снова яркая арийская внешность, спокойный нордический характер. И в этом нет ничего удивительного: Павел Фитин тоже из Западной Сибири, из крестьянской семьи. Он родился в селе Ожогино Ялуторовского уезда Тобольской губернии и в 1926-1927 годах даже учился с Николаем Кузнецовым на одной улице в Тюмени: Кузнецов в Сельскохозяйственном техникуме, а Фитин – на подготовительных курсах в вуз.

Окончив в 1932 году инженерный факультет Сельскохозяйственной академии им. Тимирязева в Москве, Павел Фитин вырастает до заместителя главного редактора издательства «Сельхозгиз». И дальше совершает головокружительную карьеру: придя в марте 1938 года стажёром в 5-й отдел ГУГБ НКВД СССР (внешняя разведка), он уже 1 ноября (т.е. через полгода) становится заместителем начальника, а в мае 1939 года в 31-летнем возрасте и в звании майора ГБ – начальником внешней разведки НКВД СССР.

Секрет такого взлёта, вокруг которого конечно же нагорожено множество слухов и вымыслов в духе «выдвиженец», «нехватка кадров», «большая чистка» и т.п., на самом деле прост. Павел Михайлович Фитин стал первым русским на этом посту.

20 декабря 1920 года Председатель ВЧК Феликс Эдмундович Дзержинский подписал исторический приказ № 169 о создании Иностранного отдела (ИНО) в целях усиления разведывательной работы за рубежом. Его первым главой был назначен армянский революционер Яков Христофорович Давтян (Давыдов). По поручению Дзержинского он разработал положение об Иностранном отделе, его штатное расписание, структуру. В 1921 году Давтяна на некоторое время сменил его однокашник по 1-й Тифлисской гимназии Рубен Катанян. Далее должность начальника внешней разведки последовательно занимали Соломон Могилевский, Меер Абрамович Трилиссер, Станислав Адамович Мессинг, Артур Христианович Артузов (Фраучи), Абрам Аронович Слуцкий, Сергей Михайлович Шпигельглас, Зельман Исаевич Пассов и Владимир Георгиевич Деканозов (Деканозишвили) – еще один однокашник Давтяна и Катаняна по 1-й Тифлисской гимназии.

Все эти годы подбор кадров для работы в ИНО осуществлялся в основном через Коминтерн, задуманный Лениным как штаб «мировой революции». Но когда Сталин взял курс на построение социализма в отдельно взятой стране, против которого активно выступили Троцкий, Бухарин, Зиновьев, Каменев и другие представители не столько антисталинской, сколько антирусской оппозиции, а затем еще трансформировал этот курс в задачу воссоздания мощного русского государства, то ориентированные на «мировую революцию» представители Коминтерна ответили предательством.  Причем началось это до 1937-1938 годов.  Еще в 1935 году один из предателей — высокопоставленный сотрудник ИНО Вальтер Кривицкий, он же Самуил Гинзбург, в беседе со своим другом и таким же предателем Натаном Порецким (Рейсс) заявил: «Они нам не доверяют… они не могут доверять коммунистам-интернационалистам. Они заменят нас русскими, для которых революционное движение в Европе ничего не значит». Всё верно: одно дело использовать Россию как «хворост» для раздувания мирового пожара и работать неизвестно на кого, и совсем иное — строить мощное русское государство, в том числе и для отпора внешней агрессии. Поэтому-то ставка Сталина на русский народ и вызвала столь негативную реакцию у адептов «мировой революции». Начались побеги ныне воспеваемых «борцов со сталинизмом» на Запад, сопровождающиеся сдачей агентуры.

Ответные меры Москвы не заставили себя долго ждать. 13 мая 1939 года на должность начальника внешней разведки НКВД СССР был назначен майор ГБ Павел Михайлович Фитин. Его заместителями стали Павел Анатольевич Судоплатов и Василий Михайлович Зарубин – тоже русские. Это была подлинная кадровая революция, положившая начало созданию мощной национальной разведывательной службы, блестяще зарекомендовавшей себя уже в годы Великой Отечественной войны в столкновении с опытнейшими спецслужбами Третьего рейха, а также в ходе операций по получению американских атомных секретов. Недаром 5 октября 2017 года у здания Пресс-бюро Службы внешней разведки в Москве состоится торжественное открытие памятника создателю национальной разведывательной службы – генерал-лейтенанту Павлу Михайловичу Фитину. Инициатива по установке памятника принадлежит Службе внешней разведки России, «Военно-спортивному фонду – Урал», Координационному бюро Совета ветеранов органов безопасности в УрФО и приурочена к 100-летнему юбилею органов безопасности.

«В лице Фитина советская внешняя разведка нашла нужного, способного, порядочного и до конца преданного своему долгу чекиста, – отмечает в своей книге “Среди богов” сотрудник ОМСБОН 4-го Управления НКВД СССР, Герой России, полковник Юрий Колесников. – Наркомвнутдел Берия относился к нему с некоторой долей симпатии и с пониманием. Был в нём уверен».

Павел Михайлович умел предвидеть обстоятельства и твердо придерживаться занятой позиции. «Зная о настороженном отношении Сталина к поступающей из-за рубежа агентурной информации, – пишет Колесников, – Фитин тем не менее продолжал без промедления докладывать о ней руководству страны. Предсказать реакцию генсека на поступившее из Берлина сообщение не мог ни Фитин, ни Меркулов, ни даже Берия… Здесь на карту ставилась жизнь».

18 января 1942 года решением ЦК ВКП(б) на базе Особой группы при наркоме внутренних дел Берия было создано 4-е (разведывательно-диверсионное) Управление НКВД СССР, которое было выделено из состава 1-го Управления НКВД СССР. Возглавил 4-е Управление старший майор госбезопасности Павел Анатольевич Судоплатов. Оставшийся штат внешней разведки под руководством старшего майора госбезопасности Павла Михайловича Фитина был сориентирован на освещение политики США и Англии и ведение научно-технической разведки.

По инициативе Павла Михайловича ответственным за добывание атомных секретов (операция «Энормоз») был назначен заместитель резидента в Нью-Йорке, майор ГБ Леонид Романович Квасников. Как пишет в своих недавно рассекреченных воспоминаниях Павел Михайлович, «большой заслугой внешней разведки в этот период, особенно резидентур Первого управления в США, Канаде, Англии, явилось получение научно-технической информации в области атомной энергии, которая в значительной мере помогла ускорить решение вопроса по созданию атомной бомбы в Советском Союзе. Мне часто приходилось встречаться с Игорем Васильевичем Курчатовым, который выражал большую признательность за получаемые от нашей разведки материалы по вопросам атомной энергии».

20 августа 1945 года был создан Спецкомитет, на который было возложено «руководство всеми работами по использованию внутриатомной энергии урана». Председателем Спецкомитета стал Лаврентий Павлович Берия, который, с одной стороны, руководил получением всей необходимой разведывательной информации, а с другой стороны — осуществлял общее руководство всем проектом.

29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне в Казахстане была испытана первая советская атомная бомба, ставшая точной копией американской, сброшенной на Нагасаки. Павел Михайлович пишет: «В послевоенные годы мне на протяжении почти пяти лет пришлось заниматься вопросами, связанными со специальным производством и пуском урановых заводов, и в этой связи вновь неоднократно встречаться с Игорем Васильевичем, талантливым ученым и замечательным человеком. В беседах он вновь подчеркивал, какую неоценимую услугу в решении атомной проблемы в СССР сыграли материалы, добытые советской разведкой».

В 1951-1953 годах Павел Михайлович Фитин являлся Министром госбезопасности Казахской ССР, а с 16 марта 1953 года, после того как Лаврентий Павлович Берия вновь возглавил МВД СССР, в которое вошла и госбезопасность – начальником УМВД по Свердловской области.

Буквально через несколько дней после того, как Берия был убит в ходе совершенного 26 июня 1953 года Хрущёвым при поддержке группы военных государственного переворота, Павел Михайлович был отстранен от должности, а 29 ноября 1953 года окончательно уволен из органов «по служебному несоответствию» – без пенсии, так как не имел необходимой выслуги лет…

Последние годы жизни он работал директором фотокомбината Союза советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами. 24 декабря 1971 года Павел Михайлович Фитин умер в Москве на операционном столе. Ему было 63 года, выглядел он прекрасно. По мнению родственников, показаний для операции по поводу прободной язвы не было…

Но примечательно следующее: незадолго до его смерти, в мае 1971 года, по инициативе Председателя КГБ СССР Юрия Владимировича Андропова был реабилитирован легендарный руководитель нелегальной разведки и спецгруппы особого назначения Яков Серебрянский, проходивший по «делу Берия» и умерший в 1956 году на допросе у следователя в Бутырской тюрьме. Видимо, начало процесса реабилитации жертв хрущёвских репрессий и восстановления исторической справедливости не входило в чьи-то планы.

Андрей Ведяев