Комментарий редакции сайта Народный Журналист: Трагический и поучительный пример. Мировой нацизм способен на любые преступления против человечности. Покрывать нацистов и поддерживать их стремления уничтожать народы - это быть такими же преступниками, если не худшими, ибо молчаливое предательство и потворство ещё омерзительней, чем открытая ненависть. К счастью, история этого не забывает. Хочется призвать всех и каждого: не дайте погубить народ Донбасса партнёрам из Киева и Кремля!!!  Помните, что враги человечества ненасытны.  Следующими будете вы. 
 
15 сентября, в 1973 году, после 5-дневных пыток был расстрелян чилийский коммунист, настоящий Поэт и бард - Виктор Хара.

В результате кровавого путча неофашистов, поддержанных флотом и авиацией США, был низложен и убит отказавшийся капитулировать законноизбранный, легитимный президент Чили, социалист, Сальвадор Альенде. В первые дни армией вторжения было убито более 30 000 человек, по отдельным моргам насчитывалось до 3000 тел.

Под руководством Пиночета был создан ряд концентрационных лагерей. Наиболее известным из которых является концлагерь, созданный на стадионе "Чили", в центе столицы. На поле и трибунах стадиона держали мужчин, женщин в раздевалках плавательного бассейна и смежных зданиях, а допросы проводились на велодроме.

Людей там пытали и истязали без всякой цели, особенно зверствами отличились некоторые представители испанских фалангистов, переправленные туда американцами, а также жестокий палач (единственный из хунты, кто во время пыток не закрывал свое лицо маской) - Мигель Краснов (внук Петра Краснова и сын Семена Краснова, который воевал против русского народа в Гражданскую и в Великую Отечественную войну).

Чилийскому правосудию понадобилось без малого 40 лет, чтобы виновные в убийстве Виктора Хары были найдены и задержаны.

Из восьми военных, обвиняемых в пытках и расстреле известного поэта, певца и политического активиста в сентябре 1973 года, арестованы шестеро.

Жестокое убийство Виктора Хары через несколько дней после переворота генерала Пиночета сделало его символом борьбы с диктатурой во всей Латинской Америке.

В декабре 2009 года останки Виктора Хары были перезахоронены в столице Чили Сантьяго, на Центральном Кладбище.

Его вдова Джоана Тернер так прокомментировала новости о задержании: “Сейчас не время радоваться, следует спокойно осознать, что остается еще много работы, чтобы правосудие свершилось в отношении всех жертв”.

Виктор Хара был арестован 11 сентября 1973-го и доставлен на Стадион Чили, превращённый в концлагерь. В течение четырёх дней его избивали, пытали током, ломали руки и в конце концов расстреляли. Из его тела извлекли 34 пули. Ему было сорок лет.

В 2003 году стадион в Сантьяго, где погиб Виктор Хара, был назван его именем.

За годы диктатуры Пиночета с 1973 по 1990-й три тысячи человек были убиты либо пропали без вести, 28 тысяч подверглись пыткам.

Прочтите последнее стихотворение Виктора Хары, написанное на стадионе "Чили" (ныне стадион имени Виктора Хары). Стихотворение сохранилось благодаря узникам, которые переписывали его во множестве экземпляров и передавали друг другу с тем, чтобы тот, кто выйдет на свободу, передал его миру. И действительно, эти стихи облетели весь мир...

Великим мужеством человека, заглянувшего в бездну отчаянья, и неукротимой верой наполнены неоконченные стихи Великого Чилийского поэта...

Стадион Чили*

Нас здесь пять тысяч, на этой

маленькой пяди города.

Пять тысяч нас здесь. А сколько всего,

в других городах и по всей стране?

Только здесь десять тысяч рук, тех, что сеют

и пускают фабрики в ход.

Сколько же, сколько людей всего

подавлены страхом, безумьем, террором?

Шестеро наших ушли, потерявшись

в темном пространстве звездном.

Один из них умер, один избит.

И никогда бы не смог я поверить,

что люди так могут бить человека.

Другие четверо сами решили

Покончить со всеми страхами разом.

Прыгнул один в пустоту,

другой размозжил себе череп ударом о стену.

Но все в глаза своей смерти открыто смотрели.

Как страшно лицо фашизма!

Холодно в жизнь проводят они свои планы

и ни на что не взирают.

Кровь для них – словно медали.

Акт героизма – бойня.

Бог мой, и это – мир, сотворенный тобою?

Ради этого были семь дней твоих трудов и забот?

В четырех стенах этих есть только номер,

который расти не умеет.

Лишь желание смерти становится все сильнее.

Но с каждой новою вспышкой сознанья

я вижу прибой без биения жизни,

вижу мерный пульс бездушной машины,

вижу, с лицами повивальных бабок, военных,

чьи улыбки от сладости липки.

Мексика, Куба, где вы?

Кто обличит эту дикость?

Нас десять тысяч рук,

Что уже созидать не могут.

Сколько же нас всего по стране?

Кровь товарища Президента

бьет сильнее, чем пули и бомбы.

Но и наш кулак для удара поднимется снова.

Как плохо выходишь ты, песня,

когда я пою тебя в страхе,

в страхе живых и сущих

пред смертью, навстречу грядущей.

Я вижу себя среди стольких

мгновений, распахнутых в вечность,

где крик и молчание – только

ступени к заветной той песне,

что так и не вылилась в пенье.

Та песня, что слышал и слышу,

растет, как зерно, из мгновенья…

*Построчный перевод выполнила известная ленинградская поэтесса и серьезный специалист по Чили, Марта-Иванна

Жарова.

Вечная память тебе, товарищ Хара...

El pueblo unido jamás será vencido! 

(по материалам Максима Цуканова)