Комментарий от сайта "Наржур":  более 25 лет либеральная власть делает вид, что борется с наркоманизацией населения РФ, а  проблема от их борьбы становится всё только серьезней,  всё с более необратимыми последствиями для нашего народа. Указом Президента РФ от 5 апреля 2016 года № 156 «О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции» Федеральная служба РФ по контролю за оборотом наркотиков была упразднена. Таким образом власть решила задачу "народосбережения", проблема наркотиков  ушла с медийных ресурсов.  Если по телевизору не говорят, значит проблемы нет. Считаем своим долгом  напомнить читателям  о самой настоящей гибридной войне, идущей против народа России, которая заключается в утилизации населения через наркотики.  Замалчивание  проблемы со стороны власти - это есть преступление против народа.  Власть не мобилизует население, делает вид, что в стране тишь и благодать,  а это значит она способствует тем, кто ведет гибридную войну против нас.  Доклад независимых экспертов от 2013 года, но актуален до сих пор, так как ничего не изменилось с той поры.

 Доклад рабочей группы Института   Восток–Запад –независимой международной некоммерческой экспертной организации, деятельность которой сфокусирована на противодействии критическим угрозам миру. Институт был основан в 1980 г. в целях укрепления доверия между народами, лидерства и продвижения идеи международного сотрудничества ради достижения позитивных перемен. Отделения Института находятся в Нью-Йорке, Брюсселе, Москве и Вашингтоне.

Афганистан: накануне и после 2014 г.

Более чем десятилетие спустя после начала военных операций США и их союзников в Афганистане, страна остается зоной масштабного вооруженного конфликта. Сохраняющаяся в Афганистане нестабильность представляет собой главную угрозу региональной безопасности. Этой нестабильности в немалой степени способствует роль страны как центра мирового производства опиатов.

Тяжелые последствия трафика афганских опиатов в социальной, экономической, политической областях и в сфере безопасности выходят за рамки регионов Южной, Юго-западной и Центральной Азии. Опийная экономика в Афганистане глубоко укоренена и не проявляет признаков спада.

В самом Афганистане наркобизнес служит одним из факторов, подрывающих безопасность, и подпитывает коррупцию во власти и активность полевых командиров и повстанцев. Все это сильно затрудняет для центрального афганского правительства задачу консолидации государственной власти и налаживания эффективного управления. Эти проблемы усугубляет запланированный вывод из Афганистана сил НАТО в 2014 г. и значительное сокращение американского контингента.

Через несколько недель после своего переизбрания на второй срок президент США Барак Обама объявил о намерении ускорить вывод американских войск из Афганистана, наполовину сократив 66-тысячный контингент к январю 2013 г. и завершив переход от боевой операции к миссии по оказанию поддержки афганским силам к весне 2013г., на несколько месяцев раньше запланированного срока. Однако Белый Дом еще не определился с тем, какой уровень военного присутствия необходим для осуществления операции «Решительная поддержка» после 2014 г. – его оценки разнятся от «нулевого уровня» до 20000 человек, хотя сообщается, что Пентагон составил планы, рассчитанные остаточный контингент численностью в 3000, 6000 и 9000 человек.

Президент Афганистана Хамид Карзай оставил окончательное решение о численности американского военного контингента в стране после 2014 г. за США, хотя известно, что он предпочел бы более внушительное присутствие. Вне зависимости от темпа вывода иностранных войск и от масштаба и характера остаточного американского военного присутствия в Афганистане после 2014 г., которое будет закреплено двусторонним соглашением, афганское правительство  будет нести всю полноту ответственности за обеспечение безопасности в своей стране. Реальность, однако, такова, что афганские вооруженные силы и полиция не в состоянии эффективно выполнять эту задачу.

Принятие на себя афганскими властями функций по обеспечению безопасности затруднено в условиях слабости и низкой общей функциональности государственной власти, процветающей коррупции, ухудшающихся условий безопасности и продолжающегося, если не усиливающегося, повстанческого движения.

 И хотя перспектива полного вывода сил НАТО и значительного сокращения американского военного присутствия способствовала тому, что повстанческие и контрповстанческие операции стали все чаще сочетаться и перемежаться с неформальными и формальными контактами и переговорами между противоборствующими сторонами, реального политического решения афганской проблемы пока не просматривается.

На всем протяжении прямого военного присутствия США и НАТО в постталибском Афганистане быстрое восстановление опийной экономики и ее последующий рост в геометрической прогрессии представляли собой мощный вызов безопасности на национальном, региональном и международном уровне.

Производство и трафик афганских опиатов напрямую угрожают безопасности многих стран, начиная с самого Афганистана и его непосредственных соседей и кончая крупнейшими рынками сбыта – европейскими странами, Россией и Китаем. В ситуации, когда войска НАТО и США покидают Афганистан в условиях отсутствия безопасности, слабости государственной власти и острейших социально-экономических проблем, масштабы опийной экономики и наркотрафика продолжат расти, создавая еще большую угрозу региональной и международной безопасности.

Россия как рынок для афганского героина

За последние два десятилетия проблема наркотиков стала одной их приоритетных угроз национальной безопасности и безопасности личности и общества России. Совет Безопасности Российской Федерации включил незаконный оборот наркотиков в число трех главных вызовов безопасности,стоящих перед страной, наряду с терроризмом и нелегальной миграцией.

 Россия систематически обращается в Организации Объединенных Наций и международному сообществу с призывом отнести производство афганских опиатов и торговлю ими к разряду масштабных «угроз международному миру и безопасности», т. е. приравнять их по тяжести к угрозе международного терроризма. Такая позиция объясняется тем, что в 1990-е гг. Россия быстро стала транзитной страной и потребителем наркотиков, а в начале XXI в. превратилась в один из крупнейших рынков сбыта афганского героина.

Хотя проблема наркотиков в России не ограничивается афганскими опиатами, они продолжают доминировать на российском наркотическом рынке. По оценкам ФСКН России, ежегодное потребление героина в России составляет 10 тонн в эквиваленте чистого героина, а оставшаяся часть наркотиков, поступающих по так называемому северному пути, финальной точкой которого является Россия, оседает в странах Центральной Азии.

По оценкам Управления по наркотикам и преступности ООН (УНП ООН), которые пользуются иной методикой подсчета, из 365 т. афганского героина, поступившего на экспорт в 2009 г., 90 т. (или около 25%) пришлось на наркотрафик через страны Центральной Азии по северному пути.  Большая часть героина, перевозимого по северному пути наркотрафика около 75–80 т. в год, по оценкам УНП ООН, поступает на российский рынок. 

В УНП ООН считают,что Россия, возможно, является крупнейшим рынком потребления героина афганского происхождения, потребляя почти столько же героина, что и все страны Западной и Центральной Европы вместе взятые. Россия также является одним из крупнейших в мире потребителей героина на душу населения (хотя Афганистан и Иран лидируют по уровню потребления всех опиатов).

При этом превращение России из страны с крайне низким уровнем потребления наркотиков (в советский период) в один из крупнейших в мире рынков сбыта героина произошло менее чем за два десятилетия. Наблюдавшаяся в начале 2010-х гг. относительная стабилизация притока афганских опиатов на российский рынок может оказаться временной. В ближайшие несколько лет ситуация может ухудшиться, несмотря на активизацию усилий по борьбе с наркотрафиком и их распространением внутри страны. Такая вероятность особенно высока, учитывая предстоящий полный вывод сил НАТО из Афганистана в условиях низкой функциональности государственной власти в этой стране и в отсутствие устойчивого урегулирования вооруженного конфликта. . Это означает продолжение насилия, сохранение нестабильности и обострение борьбы за власть.

На этом фоне, в условиях глубоко укоренившейся опийной экономики и в отсутствие у целых слоев населения и районов страны устойчивых альтернативных источников дохода, маловероятно, чтобы любые меры и стратегии по противодействию наркотикам, будь то жесткие, или мягкие, привели к какому-либо существенному сокращению наркопроизводства в краткосрочной перспективе. Кроме того, слабость пограничного контроля и неэффективность антинаркотической политики центральноазиатских государств не позволяют угнаться за новыми растущими возможностями для наркотрафика, которые объективно создаются в условиях расширения торговых потоков и развития транспортной инфраструктуры в регионе.

Эти факторы риска, в сочетании с режимом свободной торговли между Белоруссией, Россией и Казахстаном, который предусматривает снятие таможенных ограничений на самой длинной в мире сухопутной границе – российско-казахстанской, могут облегчить транзитную торговлю афганскими опиатами на их пути в Россию и еще более затруднить усилия по борьбе с наркотиками вдоль северного пути. Трафик героина и других наркотиков из Афганистана через Центральную Азию в Россию может возрасти, что приведет к росту потребления и числа наркоманов .

 По оценкам УНП ООН , в 2011 г. опиаты в России потребляли 1,7 млн. человек, или 68% от около 2,5 млн. российских наркоманов и 1,64% всего населения страны. При этом число новых наркопотребителей достигало 80 тыс. человек в год, смертей от передозировки – 30 тысяч, а еще 70 тысяч человек в год умерли от других причин, связанных с употреблением наркотиков.

 По некоторым оценкам, соответствующие негативные социально-экономические последствия эквиваленты потере Россией 3% ВВП. В 1990-е – 2000-е гг. особенно остро встали проблемы профилактики и лечения заболеваний, связанных с наркотиками и их последствиями, включая распространение ВИЧ-инфекции. В России эти проблемы усугублялись отсутствием в 2000-2010 гг. системных мер и стратегий по сокращению спроса на наркотики, а также низкой эффективностью программ наркологической помощи наркозависимым и острой нехваткой реабилитационных центров и специализированного персонала.

(продолжение следует)