СССР 

В этой статье я хочу попытаться рассказать о том, как жили бы граждане России, в случае сохранения СССР.

Большинство экономистов признаёт , что в результате  либеральных реформ страна так и не достигла уровня жизни СССР — очень характерный и ранее тщательно маскировавшийся демократами и либералами факт.А что было бы, если бы реформаторы не стали (или народ бы не дал) разрушать социалистическую систему?».  Если бы не реформы 1987-1991 года, то уровень ВНП в России был бы в 1,8 раза больше, чем сейчас.

В нынешней России самые богатые 20% получают почти две трети национального дохода, идущего на потребление, в то время как к 1987 году эта доля не превышала 30%.

Если так, то получается, что путем простого возврата к принципам распределения, существовавшим в годы советской власти, можно почти в 2 раза увеличить уровень жизни 80% россиян. В процессе либерального реформирования Российской экономики резко возросла доля трат на квартиру. Если раньше в годы советской власти человек получал в среднем 200 рублей и затем через 7 лет (в среднем) работы ему бесплатно давали двухкомнантную (в среднем) квартиру, а коммунальные платежи у такого человека не превышали 10% от зарплаты, то сейчас купить квартиру стало для 80% населения делом практически невозможным, а доля комунальных платежей в зарплате возросла до 20-30%, и даже более. Если учесть невозможность покупки квартир, то можно принять, что за счет крутки квартирных денег реальная зарплата должна быть уменьшена на 25-35%.

Почти 30% дохода, идущего на потребление, обеспечено ростом цен на нефть, а раз так, то почему не принять, что те же доходы от нефти получил бы и СССР. Если бы СССР не был разрушен и, значит, распределение потребляемой доли национального дохода сохранилось бы прежним (а оно было уже более или менее стабильным более 30 лет) и если бы цена на нефть росла теми же темпами, то 80% россиян жили бы в 4-6 раз (пессимистический и оптимистический сценарии, соотвественно) лучше, чем сейчас (без роста цен на нефть эта цифра равна четырем .

Когда стоит задача дать прогноз советского ВВП на 20 лет, как если бы мы очутились в 1985 г., то проще всего допустить постоянный темп роста экономики и взять тот темп, который соответствовал предыдущему десятилетию-двум. Эконометрическая база под этим имеется (хотя, конечно, если разбирать реальные данные, то могут выплыть некоторые частные сложности). В такой экстраполяции нет ничего предрассудительного. Применение проекции оправданно, в данном случае лучшая условная оценка будущего (для момента времени 1985) — это линейный тренд, полученный на основе информации о предыдущей динамике переменной интереса.

Предсказание роста ВВП США рассчитанное по этой методике для 1985-2005 на основе данных 1947-1985 дало очень неплохой результат. На 20 лет вперёд модель ошиблась на 14% в сравнении с действительностью. Итак, рост ВВП США не так плохо предсказывается на основе такой простой модели с постоянным темпом роста.

БЫЛ ЛИ В СССР В 1985 ГОДУ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС?

Либералы могут возразить:-» Хорошо, допустим, что прогнозирование на основе статистики возможно и даже вполне допустимо использование линейных моделей, но ведь СССР-то был особенным — он был поражен глубоким кризисом. А раз так, то использование линейных моделей для прогнозирования роста СССР недопустимо». То есть,утверждать, что СССР перед 1985 годом был в состоянии кризиса. Но так ли это?

Система в СССР была стабильной и десятки лет давала очень высокий прирост национального дохода. В 1979-1988 гг. она достигла состояния стабильного динамического равновесия — СССР давал в среднем 3-3,5% ежегодного роста национального дохода. Быстрее страна не может развиваться, так как исчерпан резерв рабочей силы, а рабочий день ограничен 40 часами в неделю (после убийства Сталина Хрущевым  рабочая неделя в СССР была сокращена с 48 часов до 40 часов), а быстрого повышения норм выработки и устрожения контроля за результатом интеллектуального труда категорически не примут сами работники. Рост шел, несмотря на то, что цены на нефть между 1982 и 1986 годами упали в 6,8 раза, несмотря на «маразм» Брежнева, шарахания Андропова по «наведению порядка», воцарение Черненко, гласность Горбачёва.

Все больше стран мира покупают советские самолеты. Космос, единая электросеть, единая система железных дорог. Самодостаточность в культуре и туризме (таких высот в культуре, каких достиг СССР, особенно в области искусства для детей, нам уже никогда не достичь). Даже Канада покупала советские гидротурбины, с условием, чтобы об этом не писалось в печати. Советское образование лучшее в мире, число зарегистрированных изобретений в СССР превысило их общее количество в остальном мире, и это были действительно новые технические решения. Действительно, не все из них внедрялись, но это огромный творческий потенциал. Наука в СССР занимала второе место в мире, хотя и имела проблемы роста.

Экономика СССР хорошо смотрелась на фоне развитых стран Запада. Так, в 1990 году СССР произвел на душу населения 5964 КВт-ч электроэнергии, США — 12659; Великобритания — 5543; Италия — 3765. Газа на душу населения было произведено 2624 куб м., в США — 2021, в Великобритании — 871, в Италии — 278. Мяса было произведено 69 кг на одного человека, в США — 123, в Великобритании — 66, в Италии — 64. Видно, что уровень жизни в СССР практически не отличался от такового в ведущих странах Европы, хотя и был ниже, чем в США, Германии и Японии. Уровень технологического развития СССР был также сопоставим с таковым ведущих стран Запада.

Если сравнить среднегодовые доходы на душу населения в международных долларах (по паритету покупательной способности) 1988 г., то окажется, что с 1950 года душевой национальный доход в США вырос с 6430 долларов до 14000 долларов в 1988 году, тогда как в СССР он увеличился в 3,9 раза — с 1750 долларов до 6750 долларов, что означает, что советская экономика росла в 2 раза быстрее американской. Американский справочник Soviet Economic Structure and Performance  дает сходные соотношения СССР и США. Например, согласно этому справочнику, душевой национальный доход в СССР был 8363 доллара, а в США — 18180 долларов. А чехи и словаки (и восточные немцы) жили при социализме намного лучше советских граждан. И знаете ли почему? Они получали ежегодно 15 миллионов тонн нефти из СССР — за одну треть цены на мировом рынке.

Итак, в результате живого творчества масс в СССР сложился новый тип жизнеустройства, который лежал в русле основных традиций российских организационных технологий, адаптированных к современным геополитическим условиям страны. Такую политэкономическую систему мы называем социализмом. Её важные черты — совмещение хозяйственных и административных, налоговых и предпринимательских функций в единой экономной структуре управления, так что значительная часть общественного продукта напрямую изымалась государством без использования классического налогового механизма и направлялась на нужды страны. Распределение благ в социалистическом обществе проводилось с учётом целесообразности для страны в целом. Такая система нуждалась в централизованном планировании, которое имело определенные решаемые недостатки из-за трудности учёта всей информации и из-за сложности согласования разных интересов центра и периферии.

В советской экономической системе было несколько ключевых решений, заданных геополитическими особенностями России: исключение оттока капитала из страны через монополию внешней торговли, строгий финансовый контроль и ограничения на выезд; экономный и признанный всеми механизм согласования интересов в обществе, выполняемый КПСС; быстрое устранение недостатков и корректировка политики Советами и КПСС с помощью прессы и органов госбезопасности; наличие системы сдерживания компрадорского перерождения элиты с помощью государственных и партийных органов. В обращении находились полноценные деньги, но они были отделены от сектора производства средств производства, что позволяло не бояться финансовых кризисов. Особенностью института собственности при социализме был её многоуровневый характер с широким разбиением прав собственности на пучки. Социализм решал проблему справедливости как на индивидуальном, так и на национально-этническом уровне. Даже критики советской системы хозяйствования признают, что при всех ее недостатках «это была цельная и устойчивая система. А одним из свойств устойчивой системы является отторжение чужеродных элементов, что и происходило с хозрасчетом, косыгинскими реформами. Система их выхолащивала, обрезала и переваривала.»

Плановая система хозяйствования успешно решала задачи научно-технического прогресса, а недостатки планирования компенсировались административным рынком (а точнее шла административно-рыночная корректировка недостатков планового распределения) — многоукладная экономика позволяла смягчить, хотя и не без огрехов, многие недостатки, связанные с неадекватностью уравнительной системы распределения, провозглашённой официальной идеологией.

В 1978-1988 годах СССР уже не имел никакого серьёзного конфликта с Западом, был подписан договор о безопасности. И мобилизационное развитие практически закончилось.

Итак, анализ тенденций роста натуральных показателей производства показывает, что никаких признаков кризиса в советской экономике не было. За счет централизованного изменения структуры капиталовложений, совершенствования организации производства, снижения потерь и других методов кризис, по мнению некоторых российских и западных специалистов, и снижение среднегодового прироста производственного национального дохода можно было бы отсрочить еще на 5-10 лет. Получается, что реальный кризис (если принять, что он был неизбежен, хотя это неверно) в советской экономике начался бы не раньше 2005-2010 года.

Тут надо учесть очень важный факт, который специально обходится критиками СССР — после убийства Сталина продолжительность рабочей недели снизилась с 48 до 40 часов, то есть база для роста экономики сократилась на 20%. И тем не менее в течение 60-70 годов СССР сохранил почти те же темпы прироста, что и при Сталине. Основой такого рывка было резкое увеличение расходов на науку.

По официальным данным, национальный доход СССР увеличился с 1950 по 1960 год в 2,7 раза, а с 1960 по 1984 год в 3,7 раза. К 2000 году, если бы продолжалась та же тенденция абсолютно линейного роста заработной платы и ВНП, то заработная плата бы выросла в 3 раза по сравнению с 1960 годом, тогда как ВНП бы возрос в 4 раза, если принять, что инвестиции в СССР составляли около 35%, то получается идеальная работа экономики и финансовых органов. Все это свидетельствует о том, что СССР-85 представлял собой абсолютно здоровую экономику. Более того, даже те негативные тенденции, которые имелись, легко купировались за счет увеличения расходов на инновационную деятельность. К примеру, на программу модернизации машиностроительного комплекса в 12-м пятилетнем плане было выделено 200 миллиардов рублей (в ценах 1985 г.) — в два раза больше, чем за предыдущие десять лет.

По свидетельству хорошо осведомленного члена горбачевского Политбюро, Е. Лигачева, меры, принятые правительством, дали эффект. В промышленности темпы прироста продукции в 1986-88 гг. составляли примерно 4% по сравнению с 3% в XI пятилетке, в сельском хозяйстве соответственно 3 и 1%. В горбачёвскую эпоху удалось увеличить ввод жилья примерно с 300 млн.кв.м. в 1981-1985 гг. до 343 млн.кв.м. в 1986-1990 гг. по РСФСР. За 1986-1988 годы вводилось в среднем по 128 миллионов кв. м жилья. Был достигнут существенный прирост в строительстве жилых домов, чего не было за предыдущие две пятилетки. Западные экономисты в один голос утверждали и утверждают, что у советской хозяйственной системы были значительные экономические резервы и в 1991 году, но руководители страны их даже не пытались использовать. «Почему? — спрашивает Вилькоцкий и сам же отвечает — «Ответ напрашивается только один — номенклатуре было необходимо разрушить Советский Союз и создать на его обломках удобную государственную систему.»

Многие считают, что советская экономика, что в сталинском, что в хрущёвстком, что в брежневском исполнении, уже никак не могла расти — не было эволюционного механизма. Только и получалось, что двигать науку и технику, но со временем всё медленнее и медленнее. Между тем, тщательный анализ показывает, что советская экономика как раз и росла за счет огромнейших инвестиций в онаучивание населения.

У реформаторов же разного толка, звавших к рынку (и зовущих сейчас, только уже не к плохому, как в нынешней России, а к хорошему), не предусмотрен научно-технический прогресс. В нынешних условиях любая рыночная система без огромных усилий государства по инвестированию в инновации и науку неизбежно, может быть, после некоторого кратковременного улучшения, привела бы к новому кризису.

Некоторые экономисты вводят понятие приемлемого для народа уровня преступности. Это оптимальное для роста и стабильного развития соотношение цены мер по борьбе с преступностью и наносимого ею ущерба. Когда затраты на усиление борьбы с преступностью превышают уменьшение ущерба от преступности в результате дополнительных мер борьбы, дальнейшее усиление борьбы становится бессмысленным.

В 1987 г., последнем году перед реформой, в РСФСР было совершено 9,2 тыс. убийств или покушений на них, 33,8 тыс. грабежей и разбоев. Расширенного воспроизводства преступности не было!!! Из данных, представленных в статсборнике СССР 1990, видно, что роль теневой экономики была минимальной. При общих денежных доходах населения в 493,5 млрд рублей в 1988 году потреблено было благ на сумму 502,9 млрд рублей. Превышение составило менее 2%. Опять почти идеальный показатель.

Отметим для сравнения, что в 2011 г. зарегистрировано 14,3 тыс. убийств и 147,9 тыс. краж и разбоев. Число тяжких и особо тяжких преступлений уже много лет колеблется на уровне 1,8 млн. в год (к тому же сильно сократилась доля тех преступлений, что регистрируются и тем более раскрываются). Сокрытие же доходов и уход от налогов стали повальными.

НЕ ДЕФИЦИТ, А ЗЛОСТНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Вторым типичным обвинением советской системы было утверждение, что она постоянно порождала дефициты. В качестве примеров приводится обычно 1991 год, когда полки магазинов опустели совсем. На самом деле, это типичная манипуляция путем подмены тезиса. До 1985 года дефициты были, но редко. «Колбасные» электрички — результат создания «витрины социализма» в Москве. Но многое делалось и, в частности, проблема нехватки мяса успешно решалась. Например, в Иванове она была решена за счет резкого увеличения производства утки и утиных пельменей. Постепенно к 1985 году  в Иванове ситуацию стали разруливать нетрадиционными способами. Когда стали вводить талоны на базовые продукты, то загруженность электричек поугасла. Все знали, что полкило масла в месяц нам дадут, и 2 кг мяса, и полкило колбасы… Были свежие и копченые утки. Появилась свинина — лучше, чем ничего. Молока стало — завались. Открылись коопторги, и мясо стало можно купить за 5 рублей, на рынке же оно почти за такую же цену и не переводилось.

Что касается постоянно муссируемых либералами дефицитов в последние годы Перестройки, то они были искусственного происхождения. Их специально организовывали для того, чтобы нажиться на спекуляции. А. Касаткин в заметке «Дефицит в СССР» в N5(454) газеты «Дуэль» разъясняет, как искусственно устраивался дефицит в СССР. Есть и другие свидетельства. Так, В.И. Потапов, первый секретарь Иркутского обкома КПСС в годы Перестройки, свидетельствует, что по отдельным видам продовольствия дефицит создавался искусственно: спекуляция, воровство… Об этом же пишет У. Сарсенов из Казахстана — на некоторые услуги, товары создавался искусственный дефицит, который позволял всяким «жучкам» снимать из-под полы со стоимости товара, авиабилета, гостиничного номера свою маржу, свой процент, не облагаемый никаким, разумеется, налогом. Элита торпедировала реформы ценообразования в 1987 году, когда, вместо комплексного решения вопросов цен и тарифов в народном хозяйстве, Госкомцен и Госплан стали проталкивать идею пересмотреть сначала только оптовые цены, а розничные цены в течение какого-то времени не трогать. Итак, дефицит был и до Перестройки, хотя он тоже создавался искусственно, и он ни в коей мере не мешал нормальному функционированию народного хозяйства, поскольку затрагивал не более 1% продаваемых товаров и услуг. Масштабы этого явления резко возросли только после 1987 года.

Итак, никакого кризиса в 1985 году в СССР не было. Он был искусственно создан реформаторами в 1987-1988 годах, что нашло отражение в отрицательном приросте национального дохода в 1989 году и последующем развале экономики. ДОЛГО ЛИ

ПРОДОЛЖАЮТСЯ КРИЗИСЫ В ЭКОНОМИКЕ?

Ну а вообще, почему в нынешней России кризис никак не проходит? Долго ли продолжаются экономические кризисы? Изучение развития разных стран показывает, что в пределах одной экономической системы экономический спад обычно продолжается максимум 7 лет. Кризисов продолжительностью более 7 лет в новой истории не было. Как правило, все экономики выправляются очень быстро, если только их не разрушили до основания. Малайзии и Ю. Корее потребовалось 2 года, Кубе — 4 года. Даже США после Великой Депрессии потребовалось только 6 лет для выхода из кризиса. Восстановление экономики после войны также занимает максимум 7 лет. Даже при переходе от одной общественной системы к другой, как после кровопролитной Гражданской войны, унесшей миллионы жизней и приведшей к полной разрухе экономики, время для восстановления экономики не превысило 7 лет. После Великой Отечественной войны с еще большими разрушениями восстановление заняло 5 лет.

Мы же имеем в нынешней России более двух десятков лет непрерывного кризиса — о кризисе свидетельствует отсутствие развития страны (не роста, связанного с увеличением цен на нефть, а развития), полное разрушение инновационной инфраструктуры  и, в частности, советской науки… Разрушены все механизмы научно-технического прогресса. Сама по себе продолжительность кризиса в нынешней России и других бывших соцстранах говорит о его системном характере, доказывает, что кризис имеет внеэкономическую природу, что он рукотворный. Ситуация сходна с таковой после падения Древнего Рима, когда в течение долгих десяти Темных Веков Европа не могла достигнуть уровня жизни, существовавшего в Римской империи.

Итак, нет никаких оснований считать, что в 1985 году в СССР назревал кризис, а раз так, то использование линейных моделей для прогноза вполне обосновано.

СОЗНАТЕЛЬНЫЙ РАЗВАЛ ЭКОНОМИКИ СССР

Таким образом, придя к власти, Горбачев получил стабильно работающее государство. Да, недостатки были и их надо было устранять. Но как устранять?Надо провести дифференциальную диагностику и поставить диагноз. Это и попытался сделать Андропов, когда заявил, что мы не знаем общества, в котором живем. Совсем по-другому повел себя Горбачев. Вместо того, чтобы начать изучать общество, он начал шарахания: давайте ускоримся, давайте, но как? Ускорились, но система инерционна — она волнения погасила. Давайте отладим хозяйственный механизм, но опять система своей инерционностью подавила начинания дилетантов. Тогда взялись за основы, на которых стояло здания социализма…

В 1987-1988 годах были совершены решающие ошибки (а точнее, преступления перед народом) — были ликвидированы выездные комиссии обкомов. Это значило, что теперь зарубежные контрагенты смогут давать взятки ответственным советским работникам в виде поездок на Запад и знаменовало полную ликвидацию контроля над элитой.

Был открыт клапан, отделяющий наличную денежную массу от безналички. Для этого сначала были созданы так называемые центры «Научно-технического творчества молодежи», первый шлюз для перекачки безнала в нал. Под видом развития молодежной экономики было организовано расхищение государственных предприятий. Затем пришла эра кооперативов, которые, как пиявки, стали выкачивать безналичные деньги из государства. В первом квартале 1990 года банковские учреждения выдали со счетов кооперативов 6 млрд. руб. наличными, а занесли на их счета только 450 тыс. руб. Общий размер теневой экономики достиг за последние годы Перестройки примерно 120-130 млрд. руб., или приблизительно пятой части национального дохода СССР.(59) Перекачка из «безналички» в «наличку» в СССР была явным воровством, поскольку безналичные деньги практически не имели реальной цены для предприятий (а обналичивающие их частные лица по обязательствам гос. предприятий не отвечали).

Наконец, в 1987 году были ликвидированы отраслевые отделы ЦК КПСС, осуществлявшие партийный (а по сути, народный) контроль над экономикой. Хозяйственная элита могла теперь делать все что хотела, она и начала раскачивать страну. Некоторые реформаторы, в частности Б. Салтыков, бывший министр науки в правительстве Ельцина, признают, что кризис в экономике СССР возник именно в в 1989-1991 гг., а не ранее.

Очень характерно высказывание Горбачёва, приведённое в книге Виктора Афанасьева «Четвёртая власть и четыре генсека» «Мы сделали поначалу ставку… на научно-технический прогресс, но механизмы его внедрения не сработали. Взялись за реформу хозяйственного механизма, но и она блокировалась. Тогда и появилась идея политической реформы…».

Как видим, у лидера не было и попытки разобраться с существом дела. Была уверенность, что стране срочно нужна не то Конституция, не то севрюжина с хреном, а каждый новый провал убеждал группу «реформаторов» не в том, что они чего-то не понимают и в этом надо разобраться, а в том, что им мешает система, которую надо сломать. Не получилось с наскоком (а там долгие усилия требуются) на научно-технический прогресс — давайте переделаем всю экономику! В науке и технике наши представления разошлись с действительностью — займёмся экономикой, уж это у нас точно выйдет, а науку и технику отрегулирует рынок. Не получилось с реформой экономики — введём демократию, уж при ней-то рынок построится безупречный! Как говорится, не будет хлеба — будем есть осетрину.

Вот только один пример. По свидетельству Лигачева,член Политбюро А.Н. Яковлев в конце периода перестройки направил записку генсеку об отделении науки от государства, прекращении ее бюджетного финансирования, ликвидации Государственного комитета по делам науки и техники. Так может действовать только американский агент.

ХОТЕЛ ЛИ НАРОД ОТКАЗАТЬСЯ ОТ СОЦИАЛИЗМА? 

Одной из версий сторонников объективности распада СССР является предположение, что народ СССР устал от социализма. Будто бы экономика СССР была соптимизирована как экономика военного времени и за 70 лет (или 50) войны — народ устал. Мол, на одно поколение — это очень много. А в Восточной Европе население на 30 лет менее уставшее от коммунизма.

На самом деле это предположение не имеет под собой никаких оснований. В самом начале перестройки ни у кого даже и мыслей не было, что социализм надо разрушать. Все помыслы были сосредоточены на совершенствовании социализма, который всеми без исключения рассматривался как лучший общественный строй. Все хотели совершенствовать СОЦИАЛИЗМ.

Не хотели ломать социализм и большинство лидеров КПСС. Член Политбюро ЦК КПСС Е. Лигачев в докладе на торжественном собрании в Кремлевском дворце съездов, посвященном 69-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции 6 ноября 1986 года, сказал: «Разумеется, речь не идет об изменении сущности нашего общественного строя. Напротив, этот процесс нацелен на укрепление и развитие основополагающих социалистических принципов, на устранение всего того, что несовместимо с ними, на создание условий для эффективного использования громадного потенциала социализма… Все инструменты перестройки, весь наш опыт, вся наша воля сосредотачиваются на том, чтобы надежно обеспечить новый, устойчивый подъем экономики и благосостояния народа».

Многие считают, что в любом случае пришлось бы отказаться от наиболее постылых (в тогдашнем массовом представлении) черт советской экономики. Но, как оказалось, после двух десятков лет реформ, эти так называемые «постылые» черты есть плата за другие хорошие черты, которые намного перевешивают «постылые».

В заключение данного раздела позвольте мне процитировать одного автора из Чехии, уже наевшегося капитализмом. «Сегодня в магазинах много туалетной бумаги… Но, с другой стороны, разрешите вопрос, зачем мне туалетная бумага, если жрать нечего? Знаете, я 6 лет без работы, шесть лет, дружок мой. Простите за резкость тона, но я предпочитаю очереди за туалетной бумагой очередям перед биржей труда.»

Итак, социализм был разрушен не объективными экономическими факторами, а руками реформаторов. Сознательно или нет, это должны установить компетентные органы. Население ни в СССР, ни в социалистических странах Восточной Европы, может быть за исключением Польши, не хотело отказываться от завоеваний социализма. Причина экономической катастрофы — проникновение идеологии либерализма и реформы. И разрушать СССР помогали международные экономические агентства.

Вот мнение лауреата Нобелевской премии Стиглица. «В дальнейшем экономические показатели России были впечатляющими, однако ее валовой внутренний продукт по-прежнему почти на 30% ниже того, что был в 1990 году. При темпах роста около 4% в год российской экономике потребуется еще десяток лет, чтобы выйти на тот уровень, который был в момент развала коммунизма.»

БЫЛИ ЛИ ТРЕЗВЫЕ ГОЛОСА?

Либералы могут  заявить, что хорошо, мол, после драки кулаками махать. Дескать, в те годы все экономисты, как один, признавали благостность рынка для СССР. Но так ли это? Все ли ученые экономисты поддерживали направленность перестройки советской экономики, избранную Горбачевым и тогдашними младореформаторами? Оказывается, далеко не все.

Например, академик Яременко категорически возражал против экономической политики, ведущей к разрушению значительной части существующего производственного потенциала, «технологического ядра» национальной экономики, мотивированно показывая бесперспективность сырьевой ориентации отечественного хозяйства, неумолимо вытекающей из характера и содержания структурных и технологических сдвигов 90-х годов в производстве, науке, социальной сфере.

Ю.В. Яременко предупреждал, что производственно-технологическая структура народного хозяйства не в состоянии адекватно реагировать на управляющие «макроэкономические» воздействия, осуществляемые в соответствии с традиционными канонами рыночного регулирования. Согласно его взглядам, роль и функции государства в экономике должны не только не ослабнуть, но даже усилиться.

ПАДЕНИЕ ПРОИЗВОДСТВА

Усилия реформаторов не прошли даром. Вот интересный факт. В 1922 году образовался СССР, на долю которого приходился лишь 1% мировой промышленности, а спустя 50 лет — в 1972 году — 20% всего мирового промышленного производства. В настоящее время удельный вес России в мировой промышленности не превышает 1,5%. Следует привести авторитетное мнение И. Николаева, который убедительно показал, что ВНП, который рассчитывает Госкомстат, имеет мало отношения к реальности. Он проанализировал инвестиции и натуральные показатели производства и дал оценку ВНП в 42% от советского за 2003 год. С тех пор ВНП подрос в 1,3 раза до уровня около 60% от советского. Реформаторы, конечно, насчитают больше, но все равно даже они признают, что уровень производства, существовавший в РСФСР, так и не достигнут.

Итак, после всего указанного делаю окончательный вывод: линейность прогнозирования применима и для СССР 1985 года.

КАК НАС ОГРАБИЛИ

Пока я касался уровня жизни в среднем. Теперь необходимо перейти к деталям распределения доходов среди населения. Социальное неравенство можно оценить, сравнивая доходы беднейших, нижних 10% населения с доходами самых богатых, верхних 10%. Это отношение называется децильным коэффициентом. Доход основной массы населения часто в значительной степени определяется как раз не уровнем ВНП, а децильным коэффициентом. В Сьерра-Леоне, одной из беднейших стран мира, нижним 10 процентам населения достается всего 0,5% потребляемого национального дохода. В то время как верхние 10 процентов получают 43,6%. В богатой Швейцарии нижние 10% получают уже 2,9%, а верхние 10% — только 28,6%.

Сейчас в официальных подсчетах децильный коэффициент в России равен 16 (например, в 2004 году соотношение доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных россиян достигло 15,2-кратного размера,(92)) а квинтильный коэффициент (отношение самой низкой заработной платы среди 20% наиболее оплачиваемых работников к самой высокой заработной плате среди 20% наименее оплачиваемых работников(93)) равен 89.По этому показателю, измеряющему социальное расслоение населения, Россия к 2002 г. обогнала не только все развитые страны — США (15,9), Великобританию (13,8), Грецию (10,0), Францию (9,1), Германию (9,0), Испанию (9,0), Японию (4,5), но и целый ряд развивающихся и постсоциалистических стран: Доминиканскую Республику (17,7), Филиппины (16,5), Таиланд (13,4), Тунис (13,4), Турцию (13,3), Польшу (9,3), Венгрию (8,9), Индонезию (7,8), Пакистан (7,6).

Но официальные данные явно занижены. Например, в статье близкой к Кремлю Римашевской приведен децильный коэффициент, равный 14. Согласно же данным ЦРУ, разведки США, которым я почему-то доверяю больше, чем насквозь лживым (см. (97)) данным российского статуправления, в 1998 году децильный коэффициент в России был равен 22,7(98)-22,8.(99) В 2000 г., по данным международного агенства, рассчитывающего индекс человеческого развития, (100) децильный коэффициент в России был равен 20,3.

Но это еще не все. Группа экспертов Мирового банка, Института социологии РАН и Университета Северной Каролины (США), которая ведет длительное наблюдение за бюджетом 4-х тысяч домашних хозяйств (большой исследовательский проект «Russia longitudinal monitoring survey»), приводит децильный коэффициент за 1996 г. — 36,3! Отечественные экономисты имеют сходное мнение. Так, Институт общественной экспертизы, а также наиболее авторитетные социологи сегодня доказывают, что децильный коэффициент в России достигает 40.

Я склонен доверять американским и независимым российским ученым больше, чем официальный «демократической» статистике. И это вполне обосновано. Например, о все большем возрастании разницы в доходах россиян свидетельствуют такие факты.

КАК ОЦЕНИТЬ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЮ ДОХОДОВ?

Итак, доходы россиян разнятся в десятки раз, но какой децильный и квинтильный коэффициент выбрать для расчетов? Разброс получаемых разными авторами показателей слишком велик. Как и в случае с СССР, я отдал предпочтение цифрам, предоставляемым международными агентствами, в частности ЦРУ.

ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ДОХОДОВ В СССР 

Следующий вопрос, а как оценить дифференциацию доходов в СССР? Уровень дифференциации доходов при Сталине был большим. Тогда квартир строили очень мало и не давали квартир. Квартиры давались в основном только специалистам. Согласно директивам XX съезда, одной из целей партии стало «сокращение различия в уровне заработной платы низко и высокоплачиваемых работников, повышение заработной платы низко- и среднеоплачиваемых рабочих и служащих». Примерно тогда же были ликвидированы коммерческие магазины. В 1968 г. децильный коэффициент опустился до рекордно низкой отметки 2.7, к 1990 г. он повысился до 3.3.(114) По сути, советское государство за счет неравномерности цен на предметы первой необходимости и предметы роскоши устанавливало прогрессивный налог на продажу предметов роскоши, а значит налог на богатых.

По официальным же данным Госкомстата, децильный коэффициент в СССР в 1990 г. составлял 4,4. Даже через три года после начала реформ, в 1991 г., децильный коэффициент был равен 4,5, тогда как в США — 5,6. Но уже к 1994 г. в России он подскочил до 15,1. Согласно данным учёных РАН, которые учли скрываемые богатыми доходы, реально децильныи коэффициент в России в 1996 г. был 23.

Поэтому для 1985 года я приму децильный коэффициент равным 3,2. В таблице 4 приведено распределение доходов во времена СССР. Распределение доходов было рассчитано мною на основе кривых Лоренца.

Теперь возьмем первые 8 групп и сравним с последними 2. То есть 80% населения и 20% самых богатых. В нынешней России на 80% населения приходится 34,1% доходов. Самые богатые 20% получают 65,9% потребляемого ВНП России. В СССР ситуация была другой. 80% населения получали 63,9% доходов, тогда как самые богатые 20% только 36,1%. Другими словами, если мы установим децильный и квинтильный коэффициенты, которые были в СССР, то доходы 80% населения автоматически (без всякого изменения уровня производства) увеличатся в 1,8 раза. Итак, уже само по себе возвращение к принципам социальной политики, существовавшим в СССР позволяет в 1,8 раз улучшить жизнь подавляющего большинства россиян.

ДОБАВОЧНЫЕ ФАКТОРЫ

А вот и еще один важный параметр — соотношение цен на продукты первой необходимости и на продукты роскоши. Хлеб подорожал относительно среднего автомобиля (ВАЗ-2105) примерно в 5 раз, а проезд на метро в 8 раз. Еще сильнее взмыли цены на товары абсолютно первой необходимости — относительно дешевые отечественные сигареты и на самые нужные лекарства. В СССР, напротив, низкие цены на самые необходимые продукты облегчали положение людей с низкими доходами, почти уравнивая их по главным показателям образа жизни с людьми зажиточными. Если учесть, что средняя зарплата не учитывает корзины потребления, то самые беднейшие слои населения из-за относительного подорожания продуктов первой необходимости снизили свой уровень жизни еще больше. На этот фактор я бы отнес еще как минимум 10% (коэффициент 1,1).

Окончание по ссылке: http://topnewsrussia.ru/esli-by-soxranilsya-sssr-2.html