Игорь Стрелков с ссылкой на разговор со своим бывшим ополченцем сообщил на своей странице ВК, что оценочные потери последних двух недель боевых действий - порядка 20 погибших "официальных" военных и примерно в три раза большие потери несут наемники.

Цифры удивления вызывать не могут. Даже насквозь лживая официозная пропаганда практически перестала употреблять наименования пафосных сирийских подразделений, сообщая про абстрактные сирийские войска. В реальности штурмовые действия во всех горячих точках сирийской войны ведутся силами российских военных, причем все чаще приходится бросать в бой и спецназ, и пехоту в качестве обычных линейных подразделений. Никакими другими способами обеспечивать результат уже не получается.

При этом сами сирийцы уже попросту перестают воевать. Ресурсы боевиков полны роликами и фотографиями бегущих сирийских военных, собственно, большая часть всех провалов и на юге и в Хаме связаны именно с повальным бегством местных военных при малейших признаках опасности. Винить их в этом нет смысла: несмотря на бравурность сводок и сакральные 90% освобожденной территории, эта туфта работает только на внешнюю зомби-аудиторию. Местные прекрасно понимают, что никакого конца войны нет и не предвидится. Потому срабатывает банальный инстинкт самосохранения. Кроме того, тотально вовлечение в войну иностранцев привело к тому, что сами сирийцы не хотят быть расходным материалом в этой ставшей для них совершенно непонятной войне внешних игроков. Ну, и банальная усталость. Психологически мало кто способен выдерживать изматывающие годы войны.

Итогом становится втягивание России в войну, в наземную ее фазу. Никто уже не вспоминает клятвенные заверения Путина про "никаких наземных операций". Он врёт так часто и много, что одним враньем больше, одним меньше - какая разница.

Общие цифры потерь российских военных могут быть только оценочными. Они давно перевалили за тысячу, скорее всего, речь может идти о 2,5-3 тысячах погибших за два года, из которых примерно процентов 60 - наемники. Не все погибают на поле боя, есть умершие от ран, от болезней. Тем не менее, потери вполне сравнимы с афганскими по абсолютным цифрам, но если учитывать, что в Афганистане у нас был 100-тысячный контингент, то в удельных числах нынешние потери существенно выше. Что опять-таки логично и объяснимо.

Лет через 10-15 все более-менее будет известно, но сейчас ни о какой правде об этой войне ждать невозможно. Как и об украинской. Власти невыгодно и даже опасно говорить правду. Хотя бы потому, что неизбежно встанет вопрос - а во имя чего всё это. Ответить правдиво на этот вопрос невозможно. Национальные интересы и интересы кучки приближенных выглядят настолько противоположно, что рисковать озвучивать правду даже для полностью зомбированного электората немыслимо.

Эдь Мюрид