Бельгия, 1958 год. Африканскую девочку показывают в зоопарке. От посетителей отбоя нет, они несут ребёнку бананы, как обезьянке

В западной «цивилизации» до 1970-х годов существовало детское рабство, проводилась стерилизация ради чистоты нации, а также эксперименты по лоботомии у малышей. Подборка статей о перегибах евгеники в паразитической системе...

Европейские люди-дикари

Автор – eg.ru

Кто придумал, что Россия лапотная, а Европа просвещенная? Что входит в пресловутые западные ценности? Чему нам предлагают завидовать, оглядываясь на какую-нибудь благополучную ныне Швейцарию или Канаду? В СССР в 1930-е гигантскими темпами росла промышленность, детям создавали условия для учебы, женщин наделили всеми правами, развивали социальные программы. Победив в страшной войне, в 1957-м мы запустили в космос спутник, в 1961-м полетел ГАГАРИН, в 1963-м - ТЕРЕШКОВА. А теперь давайте посмотрим, что происходило в эти годы в «развитых» странах.

- Однажды утром мама взяла меня за руку, мы сели в поезд и приехали на ферму. Мне было четыре, - вспоминает 58-летний швейцарец Петер Вебер. - Она сказала: ты останешься здесь - и ушла. Думаю, в этот момент я потерял веру в людей. С первого дня меня заставили работать. Били за любую провинность или просто так - каждый день.

КОНТРАКТНЫЕ ДЕТИ

Verdingkinder - контрактные дети. Это явление существовало в Швейцарии с 1920-х по 1970-е годы. Ребенка изымали из семьи по разным причинам: развод родителей, мать-одиночка, бедность или, например, у мамы или папы есть цыганская кровь (привет нынешней ювенальной юстиции!). А некоторые семьи добровольно, как в случае с нашим героем, отдавали своих отпрысков. Фермеры платили символическую сумму (даже устраивались аукционы) и получали дитя в полное свое распоряжение. В буквальном смысле.

Побои, сексуальное насилие, обращение хуже, чем со скотиной, были нормой. Письма и рождественские открытки от родителей хозяева выбрасывали. Считалось, связь с семьей этим детям не нужна. Об образовании, разумеется, и речи не было. В результате выросшие дети-рабы не смогли нормально устроиться в жизни. Кроме того, им, недолюбленным, сложно было строить отношения - число разводов среди бывших verdingkinder очень большое. А многие так и не смогли создать семью.

Петер сбежал с фермы, когда ему стукнуло 17. Последние годы он собирает истории таких же, как он, и пытается привлечь внимание властей. Чиновники, правда, утверждают, что все делалось в интересах детей: из городской бедности их отправляли на ферму - дышать свежим воздухом и питаться полезными продуктами. Вот только у слишком рано повзрослевших ребят другие воспоминания.

- Зимой они зашили мои карманы, и я не мог погреть в них руки. Сказали: работай больше, так и согреешься, - рассказывал Вернер (свои фамилии не все контрактные дети хотят называть).

- Мне было запрещено разговаривать. Они обсуждали меня, словно меня рядом нет, но никогда не общались со мной, - дополняет Клара.

- Меня запирали в крохотном чулане рядом с конюшней, там же я ел свою скудную пищу - кормили объедками раз в день, - вспоминает Йоханн.

Все происходило при полной поддержке властей. Сохранились официальные документы об изъятии детей и передаче их фермерам. Но десятилетиями все замалчивалось, пока не заговорили сами бывшие рабы. Они хотели, чтобы люди узнали об этой дикости, и с удивлением обнаружили, что подобное коснулось чуть ли не каждой второй семьи.

- Нам оборвали телефон, люди звонили и говорили, что их дедушка или мама были контрактными детьми, - поясняет Петер Вебер.

Лишь два года назад правительство принесло извинения, признав тот период позорным пятном в истории страны. Бывшие рабы и этим довольны, материальных компенсаций они не требуют. Разве можно заменить деньгами утраченные родительские любовь и заботу?

ПЕРЕГИБЫ ЕВГЕНИКИ

Все, конечно, слышали о евгенике, чистоте расы и связанном с этим изуверстве фашистов. Но мало кто знает, что немецкие генетики изучали вопрос на стажировках в Швеции. Где в городе Упсала еще в 1921 году при поддержке властей был создан Государственный институт расовой биологии. Его сотрудники умело доказали превосходство арийской народности свеи над племенами лаппов и финнов, которые населяли территорию страны изначально. Затем - что нарушение чистоты расы ведет к ее деградации. Так и до стерилизации «неполноценных» граждан дошло. Шведы - не звери какие, процедура должна была быть добровольной. Правда, желающих почему-то не нашлось. И тогда член социал-демократической партии Альва Мюрдаль разработала идеологическую платформу, дабы изменить закон.

- Общество заинтересовано в том, чтобы свобода размножения неполноценных была ограничена, - убеждала эта женщина, которая в 1982 году получит Нобелевскую премию мира.

За стерилизацию и кастрацию «неполноценных» взялись рьяно. Душевнобольные, представители неарийской расы, нищие матери-одиночки и многодетные, цыгане и евреи, люди с асоциальным поведением (например, трудные подростки), а также мужчины «с необычными или чрезмерными сексуальными желаниями». Всего 63 тысячи человек за период с 1935 по 1976 год. Лишь термины в законе и название института меняли (он стал Институтом генетики человека), особенно после Нюрнбергского процесса, где прилежные ученики шведов - нацисты были признаны преступниками.

- Я стала плохо видеть еще в раннем детстве. Но на очки у родителей не хватало денег. В школе я не могла разглядеть, что учитель пишет на доске. Но боялась признаться. Меня посчитали умственно отсталой и отправили в интернат для психически неполноценных детей. В 17 лет меня вызвали к директору школы и дали подписать какие-то бумаги. Я знала, что должна их подписать. На следующий день меня отправили в больницу и сделали операцию. Сказали, что у меня никогда не будет детей, - вспоминала Мария Норди. Она стала первой, кто в 2011-м заговорил об этой программе и потребовал компенсации от правительства. А тогда протестовать было бесполезно. Если органы социального обеспечения или здравоохранения признали тебя неполноценным, вариантов два: операция или пожизненное заточение в психушке. Так получались «добровольные» согласия.

- В детстве у меня изредка бывали судороги. Врачи поставили диагноз «эпилепсия». Когда я забеременела, врач сразу начал убеждать меня, что нужно делать аборт и стерилизацию, - рассказывает Барбо Лисен. - Я не посмела ему перечить. Это было в 1946 году. С тех пор у меня ни разу не случилось приступа. В 1970-х меня снова обследовали и сказали, что никакой эпилепсии у меня никогда не было. А я ведь всю жизнь чувствовала себя человеком второго сорта и стыдилась.

- Я была в шоке, - говорит историк Майя Рунсис, которая наткнулась в архивах на документы о принятии решений по стерилизации. - Например, там было письмо в полицию от священника. Он жаловался на 13-летнюю девушку, не способную выучить катехизис. В конце 1930-х годов этого оказалось достаточно, чтобы несчастную стерилизовали.

Последняя операция была проведена в 1976 году. И если бы не Мария Норди, об этой странице в истории страны постепенно забыли. Но женщина подняла шум, и правительству пришлось отвечать. В результате тем, кому удалось доказать, что стерилизация была не такой уж и добровольной, выплатили по 19 тысяч евро.

К слову, не в одной Швеции подобный закон действовал до второй половины ХХ века. В 30 штатах США стерилизовали людей с психическими заболеваниями, нетрадиционной сексуальной ориентации, гермафродитов, а, например, в Виргинии - представителей коренного населения, которые не смогли подтвердить свое присутствие на территории штата до прихода колонистов. Также законы о принудительной стерилизации действовали в Японии, Австрии, Швейцарии.

В ЛОНЕ МАТЕРИ-ЦЕРКВИ

В 1936 году премьер-министром канадской провинции Квебек стал консерватор Морис Ле Нобле Дюплесси. Истинный католик, он рьяно боролся за чистоту франкоканадцев. Посему детей, родившихся вне брака, у невенчанных родителейприверженцев других конфессий, в семье бедняков или безработных, изымали и помещали в монастырские приюты. Туда же попадали дети коммунистов и профсоюзных активистов.

Им обрывали общение с внешним миром и лишали права на наследство биологических родителей. Детей использовали в качестве бесплатной рабочей силы, а также объектов для сексуальных утех. И девочек, и мальчиков. Один из выживших признавался, что ему, уже взрослому, пришлось сделать более 30 операций по восстановлению заднего прохода.

Но главное, для чего предназначались эти дети, - психиатрические эксперименты. Эта область медицины тогда прекрасно финансировалась. К примеру, на содержание одного нормального ребенка правительство Канады выделяло $1,25 в сутки, а на психически нездорового - $2,75. Выгодное дельце, смекнули в католических монастырях. Подделать документы ребенка ничего не стоило. И превратившихся в «психов» детей продавали лабораториям для опытов. Или просто меняли статус приюта на психиатрическую клинику.

Описание зверств заставляет содрогнуться: подопытных пичкали сильнейшими психотропными препаратами, испытывали на них воздействие токов разной частоты, подключая клеммы к соскам распятого на металлическом столе ребенка. По несколько дней держали в смирительных рубашках и подвергали лоботомии. Эта изобретенная португальским врачом Эгашем Монишем в 1935 году операция заключалась в разрушении коры лобных долей головного мозга. Добирались до него, просверливая дыры в черепе, а позже - пробивая ножом для колки льда глазницы. В качестве обезболивания применялся электрошок. Доктор Мониш, между прочим, в 1949-м стал нобелевским лауреатом по медицине.

Издевательства над детьми прекратились практически сразу после смерти Мориса Дюплесси в 1959 году. Несчастных выпустили в мир, которого они совсем не знали, и... забыли о них. История всплыла в 1989-м благодаря журналистам «Радио Канада». Чудом выжившие жертвы объединились в организацию «Сироты Дюплесси» и стали добиваться - даже не материальных компенсаций, а признания. До сих пор неизвестно, сколько было таких детей. По разным данным, от 20 до 50 тысяч. Выживших - три тысячи. Но власти долго не хотели их слышать. Впрочем, извиняться все же пришлось. И компенсации назначили. Но с такими бюрократическими препонами, что получить их оказалось делом практически безнадежным. Католическая церковь, в отличие от канадского правительства, факты пыток не признает.

Запрещённая наука или рождения лучших

Автор – Макс Маслин

Как известно, благими намерениями выстлана дорога в ад. Отнюдь не о выведении "новой расы" мечтал Фрэнсис Гальтон, когда представил на суд общественности новую науку - евгенику. Усилиями нацистов репутация евгеники запятнана настолько, что само это слово продолжает оставаться ругательным. А между тем эта наука могла бы спасать людей от болезней, страданий и даже самой смерти...

Основы селекции

А как все хорошо начиналось! Поначалу евгенику восприняли на ура. Самые выдающиеся люди в конце XIX - начале XX века охотно встали под знамена новой науки, провозгласившей своей задачей улучшение человеческого рода и предотвращение людских страданий. "Из-за врожденных дефектов наша цивилизованная человеческая порода гораздо слабее, чем у животных любого другого вида - как диких, так и одомашненных... Если бы на усовершенствование человеческой расы мы потратили двадцатую часть тех сил и средств, что тратятся на улучшение породы лошадей и скота, какую вселенную гениальности могли бы мы сотворить!". С этими рассуждениями Фрэнсиса Гальтона охотно соглашались и Бернард Шоу, и Герберт Уэллс, и Уинстон Черчилль, и Теодор Рузвельт. Да и как не согласиться? В человеке все должно быть прекрасно! Чеховская мысль живет, но не побеждает, наталкиваясь на человеческое несовершенство. Ибо несовершенен каждый из нас. Оглянитесь вокруг, и вы наверняка заметите, как "неравнозначно, неравномерно" одарила всех природа: кому-то вручила отменные мозги, но сэкономила на здоровье, а кого-то осчастливила необыкновенно привлекательной внешностью, но добавку дала мерзкий характер. Потому-то так и восхищают люди, в которых соединяются сразу и красота, и доброта, и ум, и сила. Таких мало. А хотелось бы больше...

Собственно, подумывать об улучшении человеческой породы начали еще древние. Тот же Платон (428-347 гг. до н. э.) в своей знаменитой "Политике" говорил о необходимости вмешательства государства в регулирование браков, объяснял, как именно подбирать супругов, дабы производить на свет физически крепких детей с выдающимися нравственными началами. Известным "центром селекции" в древности была Спарта. Там младенцев, лишенных физических качеств, необходимых будущим воинам, без лишних раздумий просто сбрасывали со скалы. Критиковать или осуждать спартанцев сегодня абсолютно бессмысленно: таковы были нравы того общества, где мальчиков рожали только с одной целью - для пополнения армии. Кстати, эта цель была достигнута: и сегодня все помнят, что "в здоровом теле - здоровый дух, один спартанец стоит двух"...

Лучшие из лучших

Летели годы, проносились столетия, а простые смертные все так же мучились собственным несовершенством и прикидывали - как хорошо было бы жить в окружении сплошь приятных - что внешне, что внутренне - людей... И пока они страдали маниловщиной, ученые задумались о том, как достичь этого на практике.

Итак, первым, кто вплотную занялся этим вопросом, стал английский ученый - геолог, антрополог и психолог сэр Фрэнсис Гальтон. Пикантная деталь биографии: сэрФрэнсис приходился двоюродным братом Чарлзу Дарвину и горячо поддерживал его теорию эволюции. Будучи аристократом, Гальтон не стал далеко ходить за материалами для исследования, а принялся изучать родословные прославленных благородных семейств Англии. Он пытался установить закономерности наследования таланта, интеллекта и силы. Тогда, в конце XIX - начале XX века, вообще было модно заниматься всякого рода селекцией и отбором. Сыграл свою роль тот факт, что были заново переоткрыты законы Грегора Менделя о наследовании признаков. Не остался в стороне от новых-старых веяний и Гальтон. Он рассуждал, что раз для получения новой породы необходим отбор лучших животных-производителей, то и целенаправленный подбор семейных пар должен принести свои плоды. Тем более, казалось, это так просто: чтобы рождались здоровые, красивые и талантливые дети, нужно, дабы их родителями становились лучшие из лучших!

Собственно, потому-то новая наука и была названа евгеникой, что в переводе с греческого означает "рождение лучших". Вот что сам Гальтон говорил по этому поводу: "Мы определяем это слово для обозначения науки, которая ни в коем случае не ограничивается вопросом о правильном спаривании и о брачных законах, но, главным образом по отношению к человеку изучает все влияния, которые улучшают расу, и эти влияния стремится усилить, а также все влияния, ухудшающие расу, и их стремится ослабить". Заметьте! Тут нет ни слова о необходимости выведения "евгенически ценных популяций". И, тем не менее, очень скоро в евгеническом обществе наметился раскол. И вот почему. Любой селекционер знает: чтобы вывести новую, усовершенствованную породу, следует выбраковать порядка 95% "исходного материала" - животных, птиц, семян и т. д. и т. п. Основной постулат любого отбора: худшие (слабые) не должны участвовать в размножении . Вот на этот-то подводный камень и наткнулась евгеника. Тут-то и произошло лобовое столкновение новой науки с человеческими этикой и моралью.

Раскол

Наиболее рьяным приверженцам новой науки показалось мало улучшать наследственные качества человека, используя лишь генетические принципы. Именно такую евгенику именуют позитивной. Но поддержку в обществе получила евгеника, названная позже негативной. Ее последователи решили, что ради сохранения человечества е целом необходимо воспрепятствовать появлению потомства у людей с умственными и физическими недостатками, у алкоголиков, наркоманов, преступников. Тут, в качестве оправдания, стоит заметить, что во второй половине XIX - первых десятилетиях XX века обществом, вполне цивилизованным и просвещенным, овладел страх вырождения. Газеты регулярно сообщали о растущем числе душевнобольных людей и прочей "порче" человеческой природы - психической, физической и нравственной. Данные подтверждались и наукой. В этом свете готовое решение по оздоровлению человечества как вида, предлагаемое негативной евгеникой, казалось более чем приемлемым.

Индианский метод

Первыми бороться с деградацией человечества отважились в США. В 1904 году в штате Индиана был принят и приведен в действие закон о стерилизации. В принудительном порядке стерилизовали "неполноценных" особей в лице алкоголиков, душевнобольных и преступников-рецидивистов. Собственно, по названию штата метод и получил название индианского. Надо сказать, он оказался очень популярным: так или иначе, но за 26 лет его опробовали еще в сорока штатах.

В чем же заключался индианский метод? Ничего общего со средневековыми ужасами. По большому счету, его можно даже назвать гуманным: человеку просто-напросто перерезали семенные протоки. То есть, он мог вести половую жизнь, но терял способность к размножению. Подобную процедуру должны были в обязательном порядке проходить все социально ненадежные элементы. "Уклонистов" безжалостно наказывали: сажали в тюрьму на три года или штрафовали на 1000 долларов. А саму негативную евгенику при этом популяризировали всеми доступными способами: снимали фильмы, писали книги и статьи, создавали специальные институты...

При таком подходе "негодный человеческий материал" был практически исключен из процесса размножения. Одна беда: "нездоровыми", как правило, признавались люди, не сумевшие состояться социально. Произошла подмена понятий: евгеникой пытались врачевать "язвы общества" - нищету, алкоголизм, бродяжничество, преступность и проституцию.

Сумасшедший? Кастрировать!

Иначе подошли к "евгенистическому" вопросу в странах Северной Европы. Начиная с конца 1920-1930-х годов в Дании, Швеции, Исландии, Норвегии и Финляндии на уровне правительств проводилась целенаправленная политика стерилизации умственно неполноценных. Как и в США, их стерилизовали, лишая тем самым возможности передачи вредных генов.

Что примечательно, повсеместно закон о стерилизации принимался "на ура". Никто - ни общественность, ни ученые, ни врач - не видел в нем ничего предосудительного, а потому и не выступал против. Так, в обстановке полного консенсуса умственно отсталого ребенка после соответствующего тестирования запросто могли забрать в закрытое заведение. Хотите чадо обратно? Будьте любезны, простерилизуйте его. По той же схеме поступали и со взрослыми. Их просто ставили в известность - дескать, вы больны и потому решено вас того... И деваться таким пациентам, как правило, было некуда. Разумеется, вопрос нездоровья того или иного индивидуума определялся специальной комиссией. Но вот кто входил в ату комиссию? А когда как! Судьбу одних "больных" решали в министерствах здравоохранения, а участь других - обыкновенные врачи, а порой даже и пастор вкупе с представителями органов опеки и/или народного образования. Так что "достоверность" заключений в большинстве случаев, надо полагать, была сомнительной... Но тогда почему-то об этом никто не думал. В Скандинавии все так увлеклись идеей оздоровления общества путем его кастрации, что в конце 1930-х годов были готовы пойти по пути США и приступить к стерилизации путан, бродяг и всех прочих "предрасположенных к асоциальному поведению"...

Новая порода людей

Все резко изменил 1933 год, когда к власти в Германии пришли национал-социалисты. Собственно, именно нацисты и забили последний гвоздь в гроб евгеники, принявшись обосновывать с ее помощью расовую политику Третьего рейха. Все "неарийцы" были признаны "недочеловеками" и в целях улучшения "породы людей подлежали уничтожению...

Что же до столь полюбившейся всем стерилизации, то в Германии она приняла воистину небывалый размах: лишь в 1942 году было стерилизовано более тысячи человек - и это среди гражданского населения. Количество же жертв евгеники в тюрьмах и концентрационных лагерях исчислялось десятками тысяч. Нацистские врачи отрабатывали на заключенных новые способы стерилизации - радиационной, химической, механической и т. д. и т. п. По сути это были изощренные пытки. Потом, на Нюрнбергском процессе, нацистских "исследователей" признали палачами. А на ни в чем не повинную евгенику наложили табу...

Геноцид Русов