Высокий урожай зерновых два года подряд вызвал падение внутренних цен. Причина  в больших запасах прошлогоднего зерна, дефиците перерабатывающих мощностей, отсутствии складских помещений у производителей, а также высоком предложении зерна свежего урожая. В итоге прибыль производителей в регионах сильно упала. На это отреагировал недавно президент Владимир Путин: на совещании в Воронеже он заявил, что, несмотря на высокие показатели урожайности, цены упасть не должны.

"В таких случаях – что? – избыток предложения порождает снижение цены. Нам нужно над этим подумать"сказал глава государства.

Это заявление рядовыми гражданами, разумеется, было встречено негативно  цены на хлебобулочные изделия в магазинах не только не падают, но, скорее, растут. Получается, хорошо в этой ситуации только зернотрейдерам и торговым сетям. Тем не менее, во избежание дальнейшего падения цен Минсельхоз рассматривает программу вывоза урожая из целевых регионов на экспорт, при которой стоимость транспортировки будет обнулена, однако, самим производителям от этого легче не становится.

Почему снижение цен на зерно является проблемой в современной России, в интервью Накануне.RU рассказал председатель комитета по аграрным вопросам Государственной думы, зампред ЦК КПРФ Владимир Кашин.

Вопрос: Какова сейчас ситуация в отрасли? Действительно важно, чтобы цена не падала после большого урожая?

Владимир Кашин: Сегодня внутренняя цена упала до беспредельно низких отметок – по 4 руб. кормовой ячмень, до 6 руб. продовольственная пшеница. Конечно, это большое снижение к прошлому году. И сегодня мы уже, условно говоря, на комбайн или трактор должны ставить не 600 т, а чуть ли не 750-800 т плана. Также поползли цены на горюче-смазочные материалы и на все остальное. Поэтому аграрная экономика, конечно, не выдерживает этого.

Вопрос: Но в магазинах, кажется, хлеб дешевле не становится?

Владимир Кашин: Да, даже при таком падении цен на кормовой ячмень сегодня мы видим, что комбикорм для того же крупного рогатого скота подорожал. Хлеб в магазине – тоже ни на копейку не упал. И ведь с этим нужно что-то делать мы давно представили закон о торговле, по которому в рознице труд крестьянина должен оцениваться на уровне 50%. Если бы мы дали крестьянину 12 руб. за килограмм пшеницы вместо 6 руб., дали бы также 12 руб. всем остальным  кто участвует в выпечке хлеба, в размоле, подготовке муки, торговле  то тогда килограмм зерна (это примерно 2,5 батона) на прилавке в виде хлебобулочных изделий стоил бы 24 руб., а не под 50, как сейчас. То есть батон бы стоил 8 руб.

Представляете, сколько можно было бы тогда приобрести хлебобулочных, макаронных изделий нашим пенсионерам, рабочим, если бы его цена могла таким образом снижаться? И крестьяне бы за свои 12 руб., а не за 6, могли бы и технику купить, и распахать брошенные земли, и вести расширенное производство – заниматься молоком, мясом, говядиной и так далее.

зерно|Фото: 1prime.ru

Вопрос: Почему этот законопроект не рассматривается?

Владимир Кашин: И на коллегии правительственной я выступал, и лично Путину об этом говорил, но пока закон, к сожалению, лежит. А потом, когда дело доходит уже до крайности, чиновники начинают лихорадочно искать пути решения – взять деньги опять из государственной казны, которых не хватает ни на лечение граждан, ни на образование, ни на другие кричащие вопросы – и хотят что-то снизить, коэффициенты дорожные. Это, может быть, и хорошо – но почему не принять закон? Почему мы работаем на торговые сети?

Почему мы каждый год $100 млрд вывозим из нашей страны? Почему не работают законы о деофшоризации? Мы сделали предложение соответствующее – давно бы могли развивать многие направления экономики. Начинать надо, конечно, с того, чтобы цены регулировались Правительством. Сейчас рынок нерегулируемый – это просто никуда не годный базар.

Все государства в мире с успешными экономиками всё регулируют  разве кто-нибудь посмеет так обидеть фермера в Германии или в другой стране? А наши вытворяют такие "чудеса" и ждут очередного "похода крестьян на Москву". А потом опомнятся и что-то начнут делать.

Комбайн, Ростсельмаш, Дмитрий Медведев|Фото: government.ru

Вопрос: А как можно регулировать цены?

Владимир Кашин: Все очень просто  у нас есть отработанный механизм интервенции. Например, государство определяет необходимым 2 млн т зерна, допустим, по 8 руб. за пшеницу четвертого класса, по 6 руб. кормовой ячмень. Тогда любой перекупщик будет знать – крестьянин не отдаст перекупщику за 4 руб. уже ничего. Давно надо было сделать государственную компанию, которая бы могла и в федеральный бюджет нести деньги, и крестьянину компенсировать соответствующие издержки.

В советское время до 12 млн т доходили, государство по твёрдым ценам закупало у крестьян соответствующее зерно. Посевная началась  а государство уже было обязано сказать, мол, мы закупаем 12-14 млн тонн зерна: 8 млн продовольственного и 5 млн кормового по такой-то конкретной цене. Кроме того, можно делать государственный заказ и по другим культурам, начиная с овощей и картофеля. А у нас доходит до того, что армия закупает у Китая картофель – безобразие сплошное!

Вопрос: А в чем первопричины таких низких внутренних цен для крестьян, фермеров?

Владимир Кашин: В беспредельщиках, которые закупают за бесценок у крестьян зерно, в том, что нет складов, нет инфраструктуры ни у фермеров, ни у средних СПК. Крупные холдинги, которые занимаются откормом и переработкой мяса, для них эта цена не имеет значения  они всё перерабатывают и оставляют у себя, всё пускают в молоко и мясо. Мясо перерабатывают, а потом сами же торгуют, и у них нет никаких проблем. А вот те крестьяне, которые не имеют хранения и переработки, не имеют своей торговли  они главные производители зерна  страдают.

Причина проблем отрасли в таком хамском отношении к своему кормильцу в первую очередь со стороны Правительства, которое до сих пор даже не запустило механизм интервенции. Других причин нет.

Половников Алексей 

https://www.nakanune.ru/articles/113374/