Исполнилось 130 лет со дня рождения советского поэта Самуила Яковлевича Маршака (1887—1964). Он известен как детский поэт, хотя далеко не все стихи его были предназначены для детей.

В детстве отец с удовольствием читал мне стихотворение Маршака "Экзамен на аттестат зверости" про юного нациста. Оно ему, видимо, запомнилось со школьных лет, которые как раз пришлись на 40-е годы. Мне оно тоже очень понравилось, в нём было что-то от ранних советских фильмов типа "Праздника святого Йоргена" и "Процесса о трёх миллионах", пропитанных революционным духом... Наверное — сатирический накал отрицания того, что описывал поэт. И при этом — без малейшей нотки фальши, которой, увы, так грешила советская официальная пропаганда 70-х годов.

Кто бы мог подумать тогда, что эти стихи из литературного экспоната 1940-х годов превратятся в реальное описание нашей новой постсоветской реальности с её "Правыми секторами", факельными шествиями ультраправых и прочими прелестями...

kukryniksy-34

Юный Фриц

или Экзамен на аттестат "зверости"

Юный Фриц, любимец мамин,

В класс явился на экзамен.

Задают ему вопрос:

— Для чего фашисту нос?

Отвечает Фриц мгновенно:

— Чтоб вынюхивать измену

И строчить на всех донос.

Вот зачем фашисту нос!

Говорят ему: — Послушай,

А на что фашистам уши?

— Ухо держим мы востро,

Носим зá ухом перо.

Всё, что ухом мы услышим,

Мы пером в тетрадку пишем —

В наш секретный "ташен-бух"

Вот зачем фашисту слух!

Вопрошает жрец науки:

— Для чего фашисту руки?

— Чтоб держать топор и меч,

Чтобы красть, рубить и жечь.

— Для чего фашисту ноги?

— Чтобы топать по дороге —

Левой, правой, раз и два!

— Для чего же голова?

— Чтоб носить стальную каску

Или газовую маску,

Чтоб не думать ничего.

(Фюрер мыслит за него!)

Похвалил учитель Фрица:

— Этот парень пригодится.

Из такого молодца

Можно сделать подлеца!

Рада мама, счастлив папа:

Фрица приняли в гестапо.

kukryniksy-34

А это из других стихов, точнее, переводов Маршака. Поэтический перевод им стихотворения Мао Цзэдуна "Чанша" (Чанша — главный город провинции Хунань, в которой родился Мао).

ЧАНША

В день осенний, холодный

Я стою над рекой многоводной,

Над текущим на север Сянцзяном.

Вижу горы и рощи в наряде багряном,

 

Изумрудные воды прозрачной реки,

По которой рыбачьи снуют челноки.

Вижу: сокол взмывает стрелой к небосводу,

Рыба в мелкой воде промелькнула, как тень.

 

Всё живое стремится сейчас на свободу

В этот ясный, подёрнутый инеем день.

Увидав многоцветный простор пред собою,

Что теряется где-то во мгле,

 

Задаёшься вопросом: кто правит судьбою

Всех живых на бескрайной земле?

Мне припомнились дни отдалённой весны,

Те друзья, с кем учился я в школе.

 

Все мы были в то время бодры и сильны

И мечтали о будущей воле.

По-студенчески, с жаром мы споры вели

О вселенной, о судьбах родимой земли

 

И стихами во время досуга

Вдохновляли на подвиг друг друга.

В откровенных беседах своих молодёжь

Не щадила тогдашних надменных вельмож.

Наши лодки неслись всем ветрам вопреки,

Но в пути задержали нас волны реки...

Статуя юному Мао в городе Чанша