Вот тут Мараховский очередной раз спел свою агитпроповскую арию насчет того, что де плохо быть всепропальщиком и «не спешите нас хоронить». Проблема этого текста в общем стандартная и заключается в конструировании оппонента. Т.е. оппонент берется либо вовсе не существующий, либо выбирается мнение наиболее маргинального и экстремального крыла и с упоением критикуется.

Суть критики Мараховского в том, что де нельзя говорить, будто в России все пропало, ничего не делается, не производится, нет новых предприятий, изобретений, технических новаций – ведь есть же вон несколько моделей самолетов, созданные за постсоветскую эпоху, двигатели разрабатываются, еще что-то и т.д. и т.п. И, по мнению Мараховского вся предвыборная компания, как раз и будет состоять в борьбе позиций «все или ничего».
Но в этом то как раз и состоит манипуляция. Нет сомнений, что что-то создается. Если бы в 145 млн. стране не создавалось вообще ничего, «этой» страны уже не было бы. Есть еще достаточно людей, желающих творить, работать, созидать – ведь мы, как марксисты знаем, что труд, причем труд неотчужденный, способность именно к творческому преобразованию мира есть родовая сущность человека. Поэтому отвратить человека от такого труда довольно сложно и надо постараться (да-да, а вовсе не безделье является естественным состоянием человеческого существа).



И я даже не стану говорить, что все, что создано в России, создано «не благодаря, а вопреки», потому что не все, не всегда, все куда сложнее и сам образ слишком испоганила кипучая мерзость отечественной интеллигенции, за редкими исключениями поистине инфернальной – по-моему образом этой интеллигенции как раз и является «Стана плача» выстроенная в Москве.

Проблема на самом деле в том, что создаваемого в России мало. Вот мало, недостаточно. Слишком мы провалились с распадом СССР и кризисом 90-х. теперь, почти через 30 лет того, что создается недостаточно.
Вот понимаете, с перестроечных времен и до сих пор идут дискуссии о экономической ситуации в царской России и апологеты, так сказать «французской булки» рассказывают про вполне реальные достижения страны, вроде самолёта Илья Муромец. Рассказывают про то, что план ГОЭРЛО был создан еще тогда, правда не реализован, про то, что винтовку хорошую сделали и т.д.

Да. Сделали. Но для России начала XX века таких темпов развития было недостаточно, мало. Россия с такими темпами развития все менее могла претендовать на самостоятельную роль в мире, на суверенитет и прямая экстраполяция существующих на тот момент тенденций однозначно демонстрировала – будущее России есть вхождение в одну из существующих экономических, технологических и культурных зон, с закреплением ее подчиненного положения в международном разделении труда. Высочайшим напряжением сил, но в первую очередь отрицанием предшествующей парадигмы движения, рывком в будущее, Россия смогла вырваться из тупика, следствием чего сделалось то, что Россия в обличье СССР стала одной из двух, реально суверенных стран в мире (особенно во второй половине XX века), наряду с США центром одной из двух технологических, экономических и культурных зон.

Ровно так же существующих темпов развития недостаточно для России, сколько бы не сюсюкать с тем или иным фактом инновации и строительства.

Чем вообще плохо не быть реальной суверенной страной, включиться в чужую экономическую, технологическую и культурную зону?

Всем плохо.

Экономически такая страна встраивается в разделение труда на нижних уровнях с низкой добавленной стоимостью, причем и львиную долю этой стоимости отнимают в пользу суверена. И даже если от стараний у рабочих кишки из заднице полезут, нам продолжат рассказывать про нашу низкую производительность труда, которая заключается в том, что за час своей работы наш рабочий создает богатства на куда меньшую сумму, чем какой-нибудь коммерческий бюрократ в своем офисе в стране суверене. Как например рассказывают китайцам, что основную часть стоимости всякой электронной белиберды, производимой в Китае создают не китайские рабочие, а западные логистические и торговые сети, управляющие организации и т.д.

Кстати сказать, если отвлечься, то важнейшей причиной, по которой буржуазные экономисты приняли теорию предельной полезности было именно то, в рамках этой теории невозможно отчетливо увидеть, где возникает стоимость. Эта теория относится к политэкономии построенной на базе закона стоимости примерно, как система Птолемея относится к системе Коперника, т.е. что-то позволяет рассчитать, но не все и через задницу. Впрочем, вернемся к тексту.

Технологически, страна, потерявшая экономический суверенитет, теряет так же суверенитет научный и технологический. В сфере науки ее ученым выделяют сферы исследования, где допускается только что сбор первичного материала для ученых страны суверена, участие в их исследованиях и это в лучшем случае. Оценка по системе цитирования, существующая сейчас прямо демонстрирует механизм закрепления ролей.
С культурным суверенитетом происходит то же самое. Господствует унылая вторичность, а то, что создается немногим выше вторичного ширпотреба, как сейчас в России, ориентируется на оценки иностранных оценщиков.
Я уж не говорю о таких вещах, как право самостоятельно интерпретировать свою историю и самостоятельно оценивать события прошлого.

И если странам, цивилизационно и культурно близким суверену, как сегодня Англии и старой Европе в целом достаются относительно сносные места, то судьба чужака, а Россия и является для них таким чужаком – горька. Тут нужно понимать, что не все предопределяется экономически и культурные факторы отрицать нельзя.

В общем, чтобы избежать горькой судьбы России, нужен рывок. Не просто поступательное движение, о котором усиленно спорят, а рывок высочайшей энергии, высочайших темпов и такого рывка – а тут уж и Мараховский не станет спорить, полагаю, современная российская власть, а правильнее сказать, современный российский господствующий класс осуществить никак не в состоянии. Ведь осуществить такой рывок можно только перейдя на другой, более высокий «энергетический уровень», где места этому классу просто нет.

Впрочем, искренне скажу, что я не очень верю в том, что России удастся очередной раз успешно разорвать путы исторического предопределения. И скорее всего мы свой суверенитет уже не вернем (в обозримом будущем). Вопрос стоит в чью пользу этот суверенитет мы утратим, и я надеюсь, что это случится в пользу Китая. По ряду причин. Как ни парадоксально, мы занимаем в мировоззрении китайцев более-менее комплиментарную позицию. Благодаря советской эпохе – впрочем в России все «благодаря советской эпохе», русская-советская литература и кинематограф играют немалую роль в современной культуре Китая. Наверное, у нас есть возможность занять место «своих» белых дьяволов.

Кроме того, если для Запада наше советское прошлое есть признак проклятия, то для китайцев все ровно наоборот.

Поэтому  – я обращаюсь к правительству и «прогрессивной общественности», - перестаньте хоронить Ленина. Он еще вас накормит в эпоху китайского доминирования.

https://smirnoff-v.livejournal.com/346975.html