«У меня отобрали спокойную жизнь»

Русранд 3.02.2020 17:30 | Общество 119

«Любить свою родину значит — пламенно желать видеть в ней осуществление идеала человечества и по мере сил своих споспешествовать этому» — писал Виссарион Белинский. «Пламенно желающих» в России много, даже большинство, но путинское меньшинство у кормушки власти делает всё для того, чтобы наша страна ни по каким параметрам даже не приближалась к идеалу человечества. Потому и получаем 53% молодых людей, которые желают покинуть страну.

Предлагаем читателям познакомиться с перепиской активиста команды поддержки Программы Сулакшина Виктора Расторгуева с тридцатилетним томичем Владимиром, нацеленным покинуть страну, но с надеждой, что она изменится без него: «Конечно, я бы хотел дожить до тех времён, когда мои будущие дети скажут, что хотят жить в России».


ВЛАДИМИР (ТОМСК): Здравствуйте Виктор, спасибо вам за вашу работу, я тоже считаю, что единственное средство к излечению от этой болезни «программа Сулакшина». Я когда то писал Степан Степановичу и он мне даже отвечал, но возможно позже мои вопросы и слова показались ему сильно праздными или глупыми и они перестали мне отвечать. Я сам уехать хочу, но тут останутся мои близкие, да и нету у меня другого родного языка кроме русского, «немецкий, который я сейчас учу будет выученным. Поэтому хотелось бы процветания России, но то, чем я занимаюсь не будет поддерживаться и даже запрещаться той Россией, в которую вернется цензура. Я очень люблю разрушающую музыку, ужасы, треш, как читать, так и смотреть и писать. Вырос на Американской культуре, как раз после развала Советского союза, без этого моя жизнь была бы пустой.

ВИКТОР РАСТОРГУЕВ: Здравствуйте, Владимир. Призадумался, прочитав ваше послание… Что в ответ написать взрослому человеку? Посмотрел на вашу страницу и фото. На наркомана или неадеквата вы никак не похожи. Значит с психикой всё в порядке, да и стиль послания вполне нормальный. Тогда откуда любовь к разрушающей музыке? Думаю, это та же история что и в наше время: увлечения не советской эстрадой, а чем то запретным. Наш протест на пропаганду правящего режима КПСС выражался в длинных мужских причёсках, рок музыке, песнях Высоцкого на магнитофонных лентах и т. д. Отец рассказывал что в его время были «стиляги», которые надевали узкие брюки и выходили на танцплощадки. За ними гонялись комсомольские дружинники и поймав, распарывали брюки от низа до пояса.

Молодёжный протест был всегда и всегда будет выражать своё недовольство нереализованным талантом в разрушающей музыке, в стихах, в моде и т. д. До тех пор пока нам не удастся построить нравственное, культурное общество, в котором каждый человек не почувствует себя гением единственным и неповторимым в своём роде. Достигнуть этого возможно только при условии когда государственная политика в отношении своего народа будет направлена на воспитание высших человеческих ценностей при справедливом отношении к каждому. Возможно и вполне вероятно что я не доживу до таких времён, но нельзя прожить всю жизнь только для себя любимого. Хотя… конечно можно.

Если бы не знать о Проекте Сулакшина, то ничто другое не вдохновило бы меня взяться за распространение идеи, которая должна стать движущей силой. Я вас не осуждаю за ваше решение покинуть эту страну. Вполне отчётливо вспоминаю себя в тридцатилетнем возрасте. Желание прожить жизнь, вкушая все её прелести, сильно велико, когда тебе тридцать и жизненная энергия прёт во все стороны. В таком состоянии положить её на алтарь политической борьбы, почти невозможно. Возможно с возрастом, с годами появится ностальгия по Родине. Скорее всего так и произойдёт в будущем. Раз вы благодарите меня за мою работу, позвольте и вам пожелать удачи. Возможно ваша ностальгия по Родине, когда-нибудь возникшая на чужбине, приведёт вас в наше движение. Мы, ведь, призываем всех, в том числе и другие страны увидеть нашу идею.

ВЛАДИМИР (ТОМСК): Спасибо вам за ваш ответ, если честно да, возможно это какой то внутренний протест. Я вырос в Томске, но все мои самые яркие воспоминания, связанны с поселком Калининский, Кемеровская область, там я проводил каникулы. Помню как люди тогда выживали, но были добры, делились мясом, молоком, ещё не до конца были погромлены совхозы. Мне очень нравилась та атмосфера добра и спокойствия.

Я помню как на моих глазах разваливалась страна, а вместе с ней умирала процветающая деревня. Сейчас от той деревни уже ничего не осталось, остались лишь некоторые здания и вывески, но все остальное. Мариинский ликероводочный завод, не далеко от нее разгромлен, остался лишь один, доживающий свой век цех. Стадион зарос травой, ржавый забор и тот растащили. Недостроенный бассейн разобран по кирпичам, молодежь уехала, от совхоза не осталось и следа, коровы либо под нож, либо проданы. Сейчас там осталось лишь озлобленное племя, что не праздник, то поножовшина, презервативы и разбросанные бутылки. От того светлого, что я помнил не осталось и следа, да и моя родня, кроме бабушкиной сестры умерли, кто то утонул, кого то убили или умер сам. Один из двух домов заброшен и начал гнить, как тут не писать ужасы, когда все то светлое, варварски и предательски убито? Я даже помню, как меня мать побила за то, что я не донес домой пачку макарон, потому что пачка порвалась по дороге и они высыпались на землю. Это был Ельцинский миллениум, она рыдая выгнала меня на улицу за то, что нечего было есть.

Мне страшно представить, что нашу страну, ожидает очередной такой же кошмар. Я вырос среди той атмосферы и воспитания и впринципе, если бы не Горбачев со своей командой, то у меня все было бы хорошо. Проблем с законом у меня не было, отслужил 4 года в армии, сейчас уже 4й год работаю на заводе по производству смолы, да и до этого много где работал, начиная с 14 лет, то на каникулах, то так. Но у меня отобрали спокойную жизнь. Сейчас я живу с родителями, ипотеку не беру из принципа, под грабительский процент. Какая тут может быть семья, если я сам нищий, даже не ищу отношений, потому что не смогу обеспечить женщину и тем более детей. От этого и бегу за границу, ведь даже если завтра заработает конституция Сулакшина, то мне придется очень долго ждать хороших времён, а жить охота здесь и сейчас, ведь я и так уже перешагнул за 30 летний порог.

Я люблю Россию, даже не исключаю, что когда-нибудь напишу ее историю в стихах, если у меня будет хороший куратор-историк. Конечно я бы хотел дожить до тех времён, когда мои будущие дети скажут, что хотят жить в России. Если у меня будут дети, сейчас у меня одно желание, уехать, наверное просто судьба такая, не знаю.

ВИКТОР РАСТОРГУЕВ: Если разрешите, я нашу переписку у себя в группе выставлю: ПНТ Нижний Тагил
сегодня

ВЛАДИМИР (ТОМСК): Я не против, иногда приходит сильное желание выговориться и найти человека, который поддерживает тебя в твоих взглядах на происходящую ситуацию в стране. Спасибо за ваш ответ и вашу работу, я всегда слушаю в интернете Вас, Степана Степановича Сулакшина, Людмилу Кравченко, Вардана Багдасаряна и нового сторонника Гаджимурада Гаджиева. Вы какие то настоящие, думаю с такими людьми у нашей страны, есть ещё хоть какой то шанс на излечение.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю