​Антифашистская коалиция: востребована временем!

Николай Выхин 24.07.2018 16:18 | Политика 38

Исторически антифашистская коалиция сложилась в середине ХХ века как блок самых различных политических сил традиционной цивилизации, направленный против наиболее нетрадиционных, зверских, антицивилизационных практик социал-дарвинизма (в просторечии – нацизма, фашизма). Коалиция исходила из того, что существует некая общечеловеческая мораль, которой брошен решительный и бескомпромиссный вызов. В основе антигитлеровской коалиции лежало стремление сохранить традиционную мораль, не дать гитлеровцам «отменить древнюю химеру по имени совесть». При этом широта коалиции обуславливалась пёстрым многообразием входивших в неё партий.

Прежде всего, это трудно (и не сразу) давшееся единство коммунистов и всех прочих социалистов, вплоть до самых умеренных, против зверино-силового социал-дарвинизма. Это левый блок (в терминологии тогдашней Европы – «Народный фронт»), который пожертвовал перед лицом общей угрозы партийными и фракционными разногласиями.

Немаловажно участие консервативных сил, сторонников традиционного морального климата, то есть объединение левых с правыми против оголтелых нелюдей. Левые и правые могут по разному понимать пути к идеалу.  Но в любом случае, их идеал резко противоречил германо-украинскому нео-рабовладению, стремящемуся вновь разделить людей на касты, а народы – на победителей-«сверхчеловеков» и истребляемых «недочеловеков».

Единство человеческого рода впервые провозгласили отнюдь не коммунисты и не социалисты. Впервые его провозгласила христианская церковь, потребовав в каждом человеке признать образ и подобие божие, независимо от его сословия или национальности. Насколько такое провозглашение было формальным в ту или иную эпоху – другой вопрос (формализм и лицемерие, собственно, и отпочковали от христианства социалистов и коммунистов) – но общность целей и их противоположность звериному оскалу «борьбы за существование» очевидна.

Социалисты, коммунисты и традиционалисты-консерваторы сформировали зыбкое, но очень поучительное единство, в котором центростремительные силы преодолели центробежные. При этом коммунисты видели в фашизме контрреволюцию, а традиционалисты-консерваторы, напротив, революцию, подрывающую базовые устои западного мира радикально-новыми инфернальными антиценностями.

Что и доказало ещё раз: слова есть слова, ими можно играть, называя одно и то же то контрреволюцией, то революцией, а по сути – есть только движения благодатные и инфернально-безблагодатные. Те, которые радеют о светлом будущем человечества – и те, которые закрывают это будущее погружением в зоологический мрак.

Так сформировались «союзники Второй мировой войны» (англ. Allies of World War II) — объединение государств и народов, сражавшихся во Второй мировой войне 1939—1945 годов против стран нацистского блока, также называемых Страны Оси: Германии, Италии, Японии и их сателлитов и союзников. Суть двух мировых коалиций можно выразить всего одной фразой: признание или отрицание общечеловеческой морали.

Отрицание морали для Германии, Италии, Японии было введено на вполне официальном уровне, и составляет стержневую основу фашизма (в том числе и современного, украинского).

Например, в Италии официально была запрещена песенка о том, как доблестный итальянский воин освобождает эфиопскую рабыню. Её признали идеологически-неправильной, ибо цель Италии в Эфиопии не освобождать, а порабощать. Не нужно, мол, сеять в солдатах ложного гуманизма, обманывать их насчёт конечных целей – чтобы не испортить будущих рабовладельцев «лунными культами равенства».

От солдат японской императорской армии требовали «вырабатывать бесчувственность по отношению к убийствам», что и привело к колоссальным геноцидам в Азии, жертвами значительно превышающим даже самые жуткие европейские аналоги.

Указ «О применении военной подсудности в районе „Барбаросса“ и об особых мерах войск», изданный в связи с реализацией «плана Барбаросса» подчеркивал: «За действия, совершенные личным составом вермахта и обслуживающим персоналом в отношении вражеских гражданских лиц, не будет обязательного преследования даже в тех случаях, когда эти действия являются военным преступлением или проступком».

Таким образом, по замыслу нацистов, представление о человечности полностью (и повсеместно) ими снималось, заменяясь сознанием расово-национального господства древнего дохристианского типа. В этой новой морали есть только один грех: слабость. И только одна добродетель, возвращающая общество в животный мир – сила. Сегодня подобного рода замыслы наиболее активно осуществляются на Украине и в некоторых других странах (в Хорватии, Албании, странах Прибалтики и др.)

В противовес этой «новой (анти)морали» президент США предложил новый термин — «Объединённые нации» (United Nations). Смысл был не в том, чтобы просто механически собрать все нации вместе, а в том, что нации объединены общими ценностями.

Революционность идеи Рузвельта мало кто оценил и тогда, и сейчас. Дело в том, что мир до Гитлера – это мир враждующих наций. Это колониальный мир, в котором есть нации-господа и нации-рабы, ни о каком равноправном сотрудничестве наций речи быть не может[1].

Классовая вражда разделяла нации изнутри, грабительские и захватнические войны делили их между собой. Рузвельт же поставил вопрос, чтобы вечно разделённые нации объединились.

Это предложение было охотно принято СССР, и в годы войны синонимом антигитлеровской коалиции стал термин «Объединённые нации» (United Nations). Термин впервые зафиксировали в Декларации Объединённых наций 1942 года (Вашингтонская декларация двадцати шести). Влияние антифашистской коалиции на военное и послевоенное мироустройство было огромно, на её основе была создана современная Организация Объединённых Наций (ООН).

Впрочем, сегодня ООН утратила тот смысл, который вкладывал Рузвельт в понятие «объединённых наций». Она превратилась именно в механически соединённых представителей всех народов, в котором, по идее японских нацистов, одни народы – «всадники», а другие – «кони».

+++

В основу органического единства наций собирались положить базовые ценности общемирового сотрудничества:

— Отрицание войн, геноцидов, террора, захватнических аннексий – что сулило бы нерушимость послевоенных границ, если бы воплотилось.
— Отрицание идей национального и расового превосходства, отрицание рабства и рабовладения, признание базовой ценности всякой и любой человеческой жизни.
— Отрицание грабительского цинизма как в отношениях между народами, так и в отношениях между людьми.
— Всемирное сотрудничество в области науки, культуры, прогресса и процветания, стремление «подтягивать отстающих» вместо того, чтобы использовать их отсталость.

Теоретически эти принципы могли бы объединить как все лево-социалистические силы, так и все право-консервативные, представителей всех монотеистических религий. У нас разные средства – говорили политики – но единая цель: успех всех, благополучие каждого.

+++

Неофашизм в современном мире проявляется в последовательном отрицании всех вышеуказанных принципов. Неофашисты проповедуют, что война лучше мира, геноцид лучше сотрудничества, они вновь подняли на щит идеи национального превосходства, они упиваются социал-дарвинизмом (в котором ценность имеет не каждая человеческая жизнь – а возможность выживательного отбора одной жизни из множества). Но главным в неофашизме является глобальный рыночный либерализм, главная цель которого – не объединять, а разделять людей.

Народы мира неофашизм делит на господствующие и «конченные». Судьба «конченных» — стать навозом для господствующих. Людей неофашизм делит на «винеров» и «лузеров» — судьба лузеров стать навозом для винеров (победителей).

Усреднение образа жизни людей и народов в ХХ веке – сменилось новой эпохой резкой поляризации: «середняки» среднего класса тают, как снег весной, разделяясь на нищих и сверхбогатых.

Захватнические, империалистические войны, воскресившие всех гитлеровских недобитков – перекроили послевоенную карту мира до неузнаваемости, легко создавая новые псевдо-государства, и столь же легко отказывая другим народам в праве на собственную государственность. Неофашисты присвоили себе право бесконтрольно и произвольно решать – в каком случае речь идёт о «самоопределении наций», а в каком – о «территориальной целостности». В таких условиях само существование ООН выглядит горькой насмешкой над первоначальной идеей «объединённых наций»: теперь их объединение больше напоминает совместное пребывание в тюремной камере…

+++

Сегодня миру снова нужна идея «объединённых наций», широкий фронт социал-демократических и религиозных сил, противостоящих напору самого грубого и циничного социал-дарвинизма.

Понятно, почему представителям всех религий не нравится дарвинизм – учение, в котором базовое безбожие делает войну нормой жизни, а мирное состояние – патологией. Конечно же, в любой традиционной морали благословляется именно мир, а войны стараются избегать. Здесь же в точности до наоборот – война «всех со всеми» — благословенный источник развития и здоровья биологических особей, мирное состояние – извращение.

И на этой почве все монотеистические религии могут обрести единство со всеми социал-демократами мира. Необязательно быть верующим, чтобы испытывать омерзение перед социал-дарвинизмом. Признание мира ценностью, а войны – бедой объединяет самые разные партии социал-демократического спектра.

Социальное крыло социал-демократии противостоит звериному индивидуализму, ставя общественное (социальное) благо выше частных интересов. Демократическое крыло социал-демократии призвано противостоять голосу денег, перекрывающему голоса избирателей. Пафос противодействия экономическому рабству и политической деспотии рабовладельцев заставляет социал-демократические силы объединяться перед натиском неофашизма.

+++

Конечно, широта антифашистской коалиции (правильнее её было бы назвать антисатанинской, но это прозвучит слишком академично) потребует от всех участников отказаться от начётничества и буквализма, от сектантской узости взглядов, в своё время погубившей КПСС. Не бывает коалиций по принципу «кто не с нами – тот против нас». Коалиция может строиться только по принципу «кто не против нас – тот с нами». У всякого не-врага имеется презумпция дружественности.

Такой подход снизит межконфессиональную и межпартийную мелочную грызню, надуманную (чаще всего лидерскими амбициями вождей) вражду. Например, коммунисты должны понимать, что «киевский патриархат» под давлением американцев – чудовищное извращение религиозности, надругательство над базовыми принципами вероисповедания, гнуснейшее духовное кровосмешение[2]. А православные, напротив, должны более внимательно смотреть на социальные вопросы, поднимаемые коммунистами. Если те и другие встанут в ставшую привычной позу «нам пофиг» — то неофашизм восторжествует.

+++

Объединённые нации могут объединиться только на условиях равенства и взаимоуважения. Это не только мысль Рузвельта, создававшего идею, но и вообще требование самой логики. Как можно объединить нации на условиях неравенства и взаимоистребления? Какова цена «объединению», которое выгодно только одной стороне, а другой стороне – катастрофически невыгодно?

Идее Рузвельта насчёт Объединённых Наций противостояла столь же отчётливо выраженная идея третьего рейха и японской империи: Порабощённые Нации. Предполагалась, что мировая империя (Германия или Япония, в зависимости от родины идеологии) будет господствовать и в одиночку всё решать. Порабощённые нации вокруг неё являются «конём для всадника» — они будут покорно слушаться – или будут истреблены.

Современная модель американского мирового господства гораздо ближе к гитлеризму, чем к идее ООН. Поведение США сегодня напоминает третий рейх – который признавал только полную покорность – или тотальную войну на истребление непокорных. Язык США, как и язык Гитлера – это язык лающих ультиматумов, который стал при Трампе раздражать даже самых сервильных и прикормленных сателлитов 4-го рейха (ЕС). Никакие вопросы Америка ни с кем обсуждать не хочет, она является сразу с готовыми ответами. Их следует принять – или погибнуть.

Причём спектр навязываемых ультиматумов касается вообще всех вопросов, даже самых специфических и внутренних. США выдумали, что вправе решать, где сидеть патриарху православных людей, притом, что сами ни разу не православные, и т.п.

+++

Торжество неофашизма в мире (скрытное в США, открытое и вызывающее на Украине) погружает всё человечество во мглу тотального бесправия, безумия и безобразия. Все те швы, которыми «хирурги веков» сшили цивилизацию в виде прав человека и международного права, союзничества и внутренней гражданской солидарности, публичности и соревновательности процессов (не только судебных), референдумов, как высшей формы народовластия – грозят разойтись, залив человечество кровью.

Не будет преувеличением сказать, что в мире, где возможна современная фашистская Украина – возможно всё. Если уж зверства и произвол такого уровня покрываются Западом – значит, возможны и массовый каннибализм, и детские жертвоприношения, и массовое потрошение на органы, и вообще сюжет любого кошмара.

Выход у нас только один: широкая антифашистская коалиция, идущая вширь (апеллируя к могучей социал-демократической традиции внутри самого Запада) и вглубь (возвращение к корням, традициям, отеческой вере).

+++

Если мы не объединим всех людей доброй воли – нас ждут такие «перверсии» человеческого существа, которые заставят говорить о мутации самого вида «человек разумный».


[1] Например, паназиатский проект, созданный и продвигавшийся правительством и вооружёнными силами довоенной Японской империи в период правления императора Хирохито основывался на желании создать в восточной Евразии «блок азиатских народов, возглавляемый Японией. Подчеркивалось, что это будет сотрудничество «всадника и коня». Всадником является Япония, конём – все остальные народы, делящие с Японией «сопроцветание».

[2] Христианское мученичество первых веков было порождено тем, что светская власть (тогда римская) принуждала христиан поклоняться навязанным империей «богам», при этом ни в коей мере не запрещая служить собственному. Предлагалось то же самое, что и сегодня: верьте, во что хотите, только сперва поклонитесь имперским официальным культам века сего. Никто не запрещал христианских обрядов – их просто стремились уравнять с политическими культами типа «Рим понад усё». Это и привело к массовому самопожертвованию христиан, к их мученическим смертям на аренах римских цирков.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина