140 лет назад. Юбилей одного полузабытого покушения

Александр Майсурян 7.02.2018 7:21 | История 46

Такие учебные диафильмы крутили на уроках истории советским школьникам. Любопытно, что советский художник изобразил Трепова с бородой, хотя бороды генерал не носил, а только усы с подусниками и бакенбарды, как и царствовавший император Александр II

5 февраля (24 января старого стиля) 1878 года в России случилось одно историческое событие, которое оставило большой след в памяти современников. Ныне оно, увы, почти совершенно забыто. Например, в «событиях дня» за 5 февраля в русской Википедии оно вообще не упоминается, хотя упомянуто такое важнейшее историческое событие, как: «полковник Ришар Рацимандрава вступил в должность президента Мадагаскара. Убит в ходе покушения после неполных семи дней правления». Само собой, прискорбная судьба полковника Рацимандравы для русского читателя гораздо важнее того, что случилось в самой России 5 февраля 1878 года! Впрочем, учитывая тот факт, что революционная история ныне тщательно вымарывается везде и отовсюду в бывшем СССР, а не только на постмайданной Украине, и не в одной лишь Вики, этот факт нисколько не удивляет. На Украине имя В. И. Засулич официально внесено в список лиц, подлежащих декоммунизации, даром что она не приняла Октябрь 1917-го… Но и в Екатеринбурге улица Засулич была переименована в Одинарку ещё в 1998 году.

А выстрел 5 февраля имели свою предысторию. В июле предыдущего, 1877 года, столичный градоначальник генерал-адъютант Фёдор Трепов решил проинспектировать Дом предварительного заключения на Шпалерной улице. Здесь он встретил в прогулочном дворике осуждённого на 15 лет каторги народника Боголюбова. Тот, как полагалось по тюремным правилам, снял шапку и поклонился генералу. Но Трепову не понравилось то, что заключённый говорил с кем-то из других гулявших узников. На генеральское замечание Боголюбов вежливо ответил, что он уже осуждён, и ему разговаривать разрешается. Однако через несколько минут уже взвинченный генерал снова встретил во дворе Боголюбова. И второй раз тот здороваться и кланяться не стал. Взбешённый, Трепов закричал «Шапку долой!» и попытался её сорвать, шапка слетела, а сам арестованный чуть было не упал. Трепов приказал высечь Боголюбова, но велел пока повременить с этим, а сам покинул тюрьму. Распоряжение его было формально незаконно, и сам он в нём сомневался, так что отправился к высокому начальству с вопросом, можно ли сечь. Министр юстиции граф Пален на вопрос градоначальника наставительно ответил: «Высечь не только можно, но и нужно, я вам, как министр юстиции, разрешаю». После чего Трепов отдал распоряжение привести приказ о наказании Боголюбова в исполнение.


Вера Засулич и генерал Фёдор Трепов (старший)

Боголюбова высекли, причём он сам во время экзекуции не издал ни звука, а вся тюрьма кипела возмущением. (Боголюбов позднее заболел душевным недугом и через несколько лет умер).

На следующий день незаконность его распоряжения разъяснил Трепову вице-директор департамента Министерства юстиции Анатолий Кони. Тот растерянно отвечал: «Помилуйте, когда министр юстиции не только советует, но почти просит, могу ли я сомневаться? Я солдат, я человек неучёный, юридических тонкостей не понимаю! Эх, зачем вас вчера не было?!».

Верховная власть промолчала, и никакого осуждения поступка Трепова не высказала. А революционеры начали по-своему готовиться отомстить ему. «Дикий поступок Трепова с Боголюбовым был последней каплей, переполнившей чашу горечи, как в моей душе, так и в душах товарищей», – писал знаменитый народоволец Николай Морозов. Он готовился застрелить Трепова, те же планы имели и другие террористы.

И вот 5 февраля в кабинет к Трепову явилась сама Немезида в лице 28-летней молодой дамы, назвавшейся Елизаветой Козловой. Просительница сказала, что ищет места гувернантки, а для этого ей хотелось бы получить удостоверение о своем благовидном поведении. Не успел Трепов поставить на прошении резолюцию «Дозволяю», как молодая девушка вытащила 6-зарядный английский «бульдог» и в упор выстрелила в градоначальника…


Георгий Константинович Савицкий (1887-1949). Вера Засулич


Английский «бульдог». Из такого оружия Засулич стреляла в Трепова

Народоволец, а позже монархист Лев Тихомиров вспоминал про Веру Засулич: «Она была по внешности чистокровная нигилистка, грязная, нечёсаная, ходила вечно оборванкой, в истерзанных башмаках, а то и вовсе босиком. Но душа у неё была золотая, чистая и светлая, на редкость искренняя».

Ранение генерала (в которое многие вовсе не верили) было вовсе не шуточным, и пуля оставалась в его теле до конца жизни. Жандармский генерал В. Новицкий вспоминал: «В обществе циркулировали слухи о том, что пулею Засулич Трепов не был даже ранен, и пуля миновала туловище Трепова, заявление которого о ранении пулею было лживо. Эти циркулирующие слухи были безусловно ложные, распускаемые революционерами. Трепов, действительно, был ранен пулею в левую сторону груди, и пуля по временам опускалась всё вниз, по направлению к мочевому пузырю, через что Трепов, в особенности в последние годы, чувствовал сильнейшие боли, от коих он избавлялся несколько только тем, что по совету известного итальянского хирурга носил сделанную этим же хирургом подвязку, каковая удерживала пулю от опущения вниз, ослабляла давление пули на нервные узлы, отчего он и терпел невероятно мучительные боли, о чём мне и передавал». Впрочем, всё это не помешало Трепову дожить до 80 лет…


Так увидела покушение иностранная печать

А затем состоялся суд над Верой Засулич. Ввиду очевидности вины арестованной власти решили передать дело суду присяжных, чего обычно не делали… и очень с этим промахнулись. Главой суда стал тот самый Анатолий Кони (который до этого журил Трепова за его опрометчивое решение).

Адвокат подсудимой Пётр Александров подошёл к делу серьёзно, вникая во все мелочи. Перед открытием суда он явился к Засулич в тюрьму с картонкой в руках и сказал: «Извините, Вера Ивановна, это я вам мантильку принес». Увидев её недоумение, пояснил: поношенный плащ прибавит симпатий публики. И заметил: «Наш народ полон предрассудков. Например, принято считать, что кто ногти грызёт, тот злой человек, а у вас есть эта привычка. Пожалуйста, воздержитесь на суде, не грызите ногтей». Сама Вера была уверена, что суд её приговорит к виселице. Поэтому плащ надевать не стало. Последовал укоризненный вопрос адвоката: «Вера Ивановна, а где же мантилья?» «Мне стало так жалко его, – вспоминала она, – что, желая его утешить, я воскликнула: «Зато ногтей грызть не буду!».


Вера Засулич

На вопрос, признаёт ли она себя виновной, Засулич ответила: «Признаю, что стреляла в генерала Трепова, причём могла ли последовать от этого рана или смерть – для меня было безразлично».

И после этого 31 марта (12 апреля) 1878 года присяжные вынесли… оправдательный приговор. Тут совпало многое: и позиция главы суда Кони (полного оправдания подсудимой он, конечно, не хотел, но намекал присяжным на возможность снисхождения), и умелая работа адвоката, и слабая позиция обвинения.

Министр юстиции граф Пален вскоре был уволен в отставку «за недостаточное внимание к процессу В. Засулич». Поплатился должностью и А. Ф. Кони, но зато его участие в деле Засулич очень помогло ему после Октября 1917 года найти общий язык с новой властью.

А. Кони описывал реакцию публики на оправдательный приговор Засулич: «Крики несдержанной радости, истерические рыдания, отчаянные аплодисменты, топот ног, возгласы: «Браво! Ура! Молодцы! Вера! Верочка! Верочка!» — все слилось в один треск, и стон, и вопль. Многие крестились; в верхнем, более демократическом, отделении для публики обнимались; даже в местах за судьями усерднейшим образом хлопали… Один особенно усердствовал над самым моим ухом. Я оглянулся. Помощник генерал-фельдцейхмейстера граф А. А. Баранцов, раскрасневшийся седой толстяк, с азартом бил в ладони. Встретив мой взгляд, он остановился, сконфуженно улыбнулся, но едва я отвернулся, снова принялся хлопать…».


И. Е. Репин. Портрет А. Ф. Кони. 1898

А монархист князь Мещерский, редактор крайне правого «Гражданина», писал: «Оправдание Засулич происходило как будто в каком-то ужасном кошмарном сне, никто не мог понять, как могло состояться в зале суда самодержавной империи такое страшное глумление над государственными высшими слугами и столь наглое торжество крамолы».

Да, торжество крамолы состоялось, хотя и в порядке редкого исключения. Конечно, власти арестовали бы Засулич снова сразу после процесса, и собирались это сделать, но она успела скрыться за границей. После этого все политические дела были отняты у присяжных… А до глобального «торжества крамолы», уже в масштабах всей страны, оставалось ещё почти 40 лет…

Nikolaj_Alexandrowitsch_Jaroschenko_-_Girl_student 
Николай Ярошенко. Курсистка. 1883. Террористка. Этюд. 1881


В 1920-е годы на примере Веры Засулич и её товарищей учили молодое поколение, хотя Вера Ивановна и не приняла Октябрьской революции, оставшись в числе «оборонцев» вместе с Г. Плехановым


Всё-таки и в наше время не все забыли Веру Засулич, такие граффити можно увидеть иногда на стенах

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина