Если будет Россия, значит, буду и я. Национальная идея России. Постановка задачи

Центр Сулакшина 14.11.2018 13:55 | Общество 68

Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования традиционно берется за самые актуальные и масштабные проблемы жизни государства и общества, страны в целом. Его подход объединяет как усилия по пониманию содержания вызова, проблемы, так и в обязательном порядке — разработку предложений по решению поставленных проблем и задач. Это не только констатация «что плохо», но и ответ на вопрос «почему плохо?», а главное — предложения «что делать, как действовать».

И эти рекомендации адресуются прежде всего российской публичной власти. Что это за самые актуальные проблемы? Они касаются прежде всего угроз стране в ее текущем развитии и применительно к будущему. Эти проблемы самые актуальные потому, что беспокоят не только власти, но каждого человека, каждую семью.

Они касаются основ нашей жизни, ее смысла, уверенности в будущем, планирования своей жизни. В ряде работ Центра доказано, что в отличие от неоразумленной, неодушевленной живой природы для человека и человеческого сообщества важны не только материальные условия жизни, но еще и ментальные состояния.

Что значит «важны»? Достоверно известно, что в тяжелейших испытаниях — например, в смертельно угрожающих условиях в плену, в болезни — выживают сильные духом люди. Для человека важны идея, смысл существования и преодоления. Зачастую они играют бóльшую роль, чем материальные условия. И это важно не только для человека в его индивидуальной жизни.

Страна в целом побеждала тогда, когда воины знали, за что они воюют. Страна прирастала территориями, осваивала их, когда людьми двигала значимая и осознанная идея. Страна развивалась позитивно демографически, когда у людей была уверенность, уверенность в будущем, когда они вслед за руководством страны знали, чем живет Россия, куда она движется, что для нее важно и ценно. Страна тогда была успешна, значима и привлекательна для своего народа и иных народов и стран мира, когда она понимала, в чем смысл ее «жизни», когда у нее были идея и проект, ее жизнь, как и жизнь отдельных людей, была идейной и одухотворенной.

Не корысть, потребление и достаток всегда были и остаются движущей силой России в истории, а идея. Не менялы в храме вели или приведут ее к успеху, а исповедание истин и ценностей, которые должны в этом храме звучать, следование им, а не навязываемым беспомощным, бессовестным и корыстным догмам.

Упадок, смута, наблюдаемые накануне распада и в процессе самого распада страны (Российской империи, СССР), неприязнь и страх, испытываемые в мире к России, характерны именно для тех периодов, когда идея России исчезала, когда ни руководство не знало, чем жить, куда идти, что в будущем, каковы ценности и смыслы, ни народ.

Выскажем сразу авторскую позицию: в современной России ситуация близка именно к такой. И поэтому возвращение идеи в жизнь страны сверхактуально. Кто-то может подумать, что речь вновь идет о трансцендентных религиозных или интеллигентских исканиях, туманных неопределенностях и иных интеллектуальных томлениях. Нет, строго математически доказано, что фактором жизнеспособности — например, в демографическом смысле — для населения России является нематериальный ментальный фактор. И если в текущий момент население России вымирает, то это как раз совпадает с сегодняшним российским безвременьем, бездумьем, отсутствием смысла существования как у страны, так и у большинства ее граждан.

Такие «смыслы», как «воруй и не попадайся», «обогащайся за счет других», «однова живем, после нас — хоть потоп», «на наш век хватит», «до царя далеко — до Бога высоко», «стыд глаза не выест», «не обманешь — не продашь» и т. д., и т. п., очень заметные в современной России, к ее успеху, историческому выживанию и процветанию, без всяких сомнений, не приведут.

А какие смыслы приведут? В чем состоит та искомая идея страны, идея жизни каждого ее гражданина и одновременно всех вместе, что всегда в истории России была живительным источником энергии созидания, творчества открытий и прорывов, героизма и свершений?

В каких она зафиксирована документах, манифестах, уложениях, произведениях литературы, искусства, наконец, в чем и как она выражена в действующей версии Конституции страны? Может быть, она звучит в Посланиях Президента? Может быть, правительство строит свою антикризисную деятельность, исходя из нее? Может быть, она каждый день слышна по телевидению, как, например, матерщина в «Камеди-клаб» или скабрезности в «Доме-2»?

Может быть, ее уже многие годы пропагандируют герои бесконечных ток-шоу? Может быть, мы видим, какими целеустремленными, одухотворенными наши дети приходят с улицы, из школы или университета, с дискотеки и прочих танцполов?

Может быть, со всех сопредельных стран в Россию стремятся эмигрировать интересные, образованные и культурные люди? Может быть, иные страны стремятся к союзу с Россией, и ее авторитет, международные позиции и гарантии успеха в мире возрастают?

Все эти вопросы, так или иначе, сводятся к вопросу о национальной идее страны, ее воплощении в базовых документах и многоплановой практике жизни государства и общества во всех их проявлениях. Вопрос, тема, задача — непросты.

Сама постановка задачи, которую взялся исследовать и решить Центр, авторский коллектив, — непроста. Но, как известно, грамотно поставить задачу — это наполовину ее решить. Ключевые понятия Нарушая обычный порядок изложения, заключающийся в постепенном подводе к ключевому понятию, в силу авторской претензии на особенный взгляд на национальную идею и методологию ее нахождения, дадим основное определение того, что в настоящей работе понимается под национальной идеей.

Национальная идея — это устойчивое представление индивида об основополагающем в прошлом, настоящем и будущем своей страны, мобилизующее его на жизненные усилия, а также соответствующее состояние общественного сознания.

Об этом еще будет идти разговор, но национальная идея в основном адресована внутрь страны, себе самой. Тот ее компонент, который обращен вовне, к миру, в авторском словаре именуется мессианской идеей. Они связаны, но не тождественны.

Страна (государство в широком смысле) — это существующий и развивающийся во времени и пространстве «живой» организм, образованный территорией, народонаселением, проживающим на ней, и скрепленный единым государственным управлением.

Государство (в узком смысле) — созданный обществом институт (аппарат) единого управления на территории. Индивид — это человек, ассоциирующий себя с народонаселением (народом) страны, в том числе могущий проживать вне территории страны (диаспора). Жизненные усилия индивида — это основная и системно построенная часть деятельности индивида в личной (семейной), общественной (групповой, профессиональной) сфере, государственно-властной области.

Смысл существования страны I (как формы сущности) — это сам факт существования ее в настоящем и гарантированности ее существования в будущем (развитие). Это — «быть». Смысл существования страны II (как содержания сущности) — это устремленность к достижению определенных качеств и состояний как собственного существования, так и в человечестве и мире. Это — «каким именно быть».

Жизнеспособность страны — это ее способность существовать и воспроизводить (сохранять) себя в своей идентичности во времени. Жизнеспособность страны почти эквивалентна понятию «успешность» страны.  Образующие начала страны как формы — территория, народонаселение, проживающее на ней, единое государственное управление.

Миссия России I (в узком смысле) — это обеспечение территориальной целостности, прогрессивного демографического развития, эффективного управления .

Миссия России II (в широком смысле) — спасти себя и мир от расчеловечивания.

Качество государственного управления — это его результативность по публично объявленным целям. Высшие ценности государства — это перечень факторов жизнеспособности страны, закрепленный нормативно-правовым образом.

Факторы жизнеспособности страны — это причины, обстоятельства, потенциалы, состояния институтов, отношений, систем, влияющие на жизнеспособность страны. Целевые (оптимальные) состояния факторов жизнеспособности страны — это количественные, полуколичественные, качественные значения и состояния факторов, максимизирующие жизнеспособность страны.

Приведены не просто дежурные определения, почерпнутые из универсальных контекстов справочников, энциклопедий или учебников. Там таких определений не найдешь. Напротив, принципиально, что определения в работах, связанных с оригинальными исследованиями и, особенно, с управленческим проектированием, обязаны быть контекстными и функциональными в рамках конкретной поставленной задачи исследования.

Наиболее важные определения, которые сформулированы в целях настоящей работы и в контексте настоящей задачи, системно организуют весь понятийный аппарат и даже структуру исследования. И совершенно понятно, что если базовые понятия не определены или определены несистемно и нецеленаправленно применительно к решаемой задаче, то степень беспомощности и неопределенности результата не будут, конечно, удовлетворять ни авторов, ни потребителей предлагаемого интеллектуального продукта.

В самих определениях уже содержатся ответы на некоторые вопросы. К предложенным определениям необходимы некоторые дополнительные пояснения, которые не включены в сами дефиниции с целью не перегружать их. Пояснения как раз уже намечают путь пирамидальной смысловой развертки и постижения, которое задается ядром определения. Именно в этом смысле выше указано, что определения организуют все предстоящее исследование.

Итак, несколько пояснений. Целеполагание жизненных усилий индивида ограничивается (не фактически, а идеально) средствами, которые опосредуются добросердечием, милосердием, добропорядочностью, любовью к человеку, ответственностью. Как для любой страны перед будущими поколениями (для верующих — перед Богом), жертвенностью, неалчностью, неэгоизмом.

Вводя понятие очеловечения и расчеловечивания, конечно, нужно представлять себе признаки того и другого. Национальная идея, существуя для индивида, одновременно является ценностно-мотивационным представлением в рамках и масштабах всего общественного сознания, которое закрепляется и проявляется в государственных актах и атрибутике, произведениях литературы и искусства, актуальных научных задачах, образовательных стандартах и учебниках, деятельности СМИ, пропаганде и воспитании, уличной рекламе и в иных материальных воплощениях.

Национальная идея — это среда (сродни воздуху) в которой живет, развивается и действует каждый гражданин, общество в целом, элита и чиновники, политические деятели и руководители. Без нее, как без воздуха, возможны только неуспех, угасание и в пределе — гибель страны. В значительной степени вопрос о национальной идее актуализируется в современной России именно в связи с ее очевидной тотальной деградацией и угасанием.

Причем есть такие люди, которые искренне недоумевают: «Ну и что? Ну, угасает, ну, деградирует… Мне-то лично неплохо. Да и вон сколько машин в личном пользовании стало. Какая свобода наступила. Въехать-выехать из страны теперь можно свободно! Обогащаться можно без ограничений. Полки в магазинах ломятся от всего. Оставьте нас в покое! Не нужно нам никакой национальной идеи. Дайте попотреблять! Да и какая мне разница, где жить — в России, в Канаде…»

Приведенная цитата — не авторская выдумка. Это реальный, очень достойный человек, известный академик РАН так говорит со всероссийской телетрибуны (июнь 2010 г.). И не он один. Такая точка зрения имеет место. Но достаточно легко видеть, что это точка зрения меньшинства.

Меньшинство часто впадает в эгоцентризм. «Мне хорошо, значит и все хорошо, значит и всем хорошо». Но вот это уже с очевидностью может быть и не так. Если 20% населения нищие — это значит всем хорошо? Если продолжительность жизни низкая, как в странах восьмого десятка в мире, — это хорошо? Если рождаемость упала, а смертность возросла — это хорошо? Если страна столь беззащитна, что может оказаться объектом агрессии — от информационной, экономической до военной — это хорошо?

Если международный экономический обмен таков, что российское население нещадно эксплуатируется и обирается, питается и лечится суррогатами и некондицией — это хорошо? Если страна на грани распада с неизбежными потоками слез и крови — это хорошо?

Понятно, что национальная идея — это для тех, кто думает не только о своем благе, для тех, кто думает и о других, и о своей стране. Национальная идея формируется и прививается прежде всего в семье (внутрисемейные межпоколенческие социальные коммуникации), в школе, в поле общественного и государственного образовательного, воспитательного, пропагандистского информационного воздействия. Национальная  идея формируется и закрепляется исторически, передается в поколениях, отражает оптимальную меру традиции и модернизации, находя современные формы своего воплощения, но не меняя своей сущности, своего глубинного содержания.

Национальная идея фиксируется в нормативно-правовых актах государства (прежде всего в Конституции), учебной, художественной литературе, иных произведениях искусства. Глядя на современную российскую Конституцию, сказать, что у России есть национальная идея нельзя, поскольку эта Конституция ее прямо запрещает, именуя в ст. 13 государственной идеологией. Ключевой же иной подход заключается в том, что не только общество, но именно государство обязано формировать, поддерживать национальную идею, преследовать за ее подрыв.

Национальная идея есть живая, развивающаяся во времени, рефлексирующая к изменениям окружающей среды идея, характерное время изменчивости которой измеряется поколениями, а основная суть в общем-то неизменна.

Часто возникает смещение понятий, в особенности когда национальную идею воспринимают не совсем так, как предложено в настоящей работе для системного продвижения и конструирования государственноуправленческой доктрины и активной деятельности в ее связи, а как «русскую идею». Как мессианскую идею России. Они и близки, но и различны, и обе самодостаточны.

Национальная идея обращена вовнутрь страны, она вопрошает и отвечает на вопросы: «Кто мы такие? Зачем мы и почему? В чем наша идентичность и смыслы? Как именно нам жить, чтобы жить?». Но есть ведь и иные вопросы. Зачем наша Россия выдумана в этом мире? Чтобы показывать всем, как не надо жить? Чтобы что-то миру объяснить, показать примером, призвать, повести за собой, предложить? В конце концов, действительно научить мир чему-то ценой собственной жертвы? Глубочайшие умы ставили эти вопросы, которые частью уходят в трансцендентное пространство мысли, но они в то же время практичны и актуальны, ибо страна живет не в вакууме, а в реальном мире. И от того, как она понимает самое себя, какой видит себя в этом мире, что она может ему предложить, зависит и отношение мира к России. Зависит число ее союзников и врагов, в конечном итоге — собственное благополучие и благополучие мира и человечества.

Россия всегда была, и если выживет, то всегда будет важным звеном и фактором мирового развития. Российский мировой проект всегда был необходим, российский мессианизм предписан ей имманентно, но это самостоятельная тема. Она еще будет разрабатываться авторским коллективом, частично основы перехода к ней с позиций национальной идеи закладываются и в этой работе. Но важно подчеркнуть в самом начале: национальная идея страны и ее мессианская идея — суть вещи самодостаточные и самостоятельные. Они связаны. Они даже взаимопроникают, взаимно обуславливают друг друга. Но национальная идея — это не мессианская идея. Мессианская идея, российский мировой проект — это не национальная идея. В этой работе — все основное исследование посвящено национальной идее.

Национальная идея России.«Моя страна должна быть, и должна быть всегда!» Вводная глава, Постановка задачи

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора