Что страшнее терроризма?

soiz [1231402] 6.01.2019 13:40 | Альтернативное мнение 11

Для начала материал, который я прочитал с большим интересом. «Новые Известия» опубликовали статью «Мнение подрывника: взрыва бытового газа в Магнитогорске быть не могло»: «Современные жилые дома уже по самой своей конструкции практически защищены от разрушительных последствий взрыва бытового природного газа, произошедшего «по неосторожности».

Профессиональный взрывник Yadgor Norbutaev детально проанализировал катастрофу в Магнитогорске и пришёл к удивительным выводам:

«Вот и ваш покорный слуга, наконец решился бросить свой медный алтын в народную копилку комментариев того ужасного взрыва, который произошёл 30 декабря в жилом доме Магнитогорска. Почему? Компетентен ли я в данном вопросе?

Во-первых, моя первичная ВУС (военно-учётная специальность) носила номер 501, что в прежние времена означало — «командир сапёрного взвода», а в «военнике» была приписка – подрывного. Занимался же я во время службы в СА, в частности, и по этой части. Во-вторых, в своей штатской (принято теперь почему-то говорить – «в гражданской») «трудовой деятельности» приходилось мне многие десятки (!) раз возглавлять комиссии по расследованию причин взрывов и «хлопков» природного газа на различных объектах, промышленных и гражданских, а в частности – в жилых домах. Так что достаточный опыт в этом деле как бы имею. Газовый «хлопок» (gas kick) – это слабый взрыв газа, не принесший серьёзных разрушений.

Теперь же отдельные сообщения в российской печати мне представляются очень даже сомнительными. Почему же вот так быстро и безоговорочно была принята сомнительная версия – «произошёл взрыв бытового газа»? Какие на это имеются основания? «Какие ваши доказательства?» Или почему на скорую руку было заявлено, что якобы на развалинах дома не найдено никаких следов боевого взрывчатого вещества? Неужто следствием проанализированы все мельчайшие части обломков? Людей сперва полагается срочно спасать из-под завалов, а не следы гексогена искать на кусках бетона! Налицо сам факт того, что причина взрыва обоснована не техническими причинами, а скорее политическими.

В прошлые времена мне приходилось многократно участвовать в расследовании причин взрыва бытового природного газа в жилых домах в основном на территории Бухарской области и это практически всегда было довольно просто, так как имелось практически всегда две причины. Первая: жители домов местного типа устанавливали у себя кустарные устройства газового отопления, где от самого баллона сжиженного газа и до примитивной горелки, через редуктор давления, газ поступал по резиновым шлангам, и вот когда данное соединение по случайным причинам нарушалось, происходили «хлопки». Вторая: для согрева жилища люди, опять же в домах местного типа, оставляли на ночь зажжёнными газовые конфорки на плите и как часто тогда бывало в Узбекистане – подача газа неожиданно прекращалась, а несколько позже, как правило, ночью, опять возобновлялась, малейшая искра – и взрыв.

Только всё это отнюдь не относилось к многоквартирным домам, построенным по типовым проектам. Берусь утверждать, что требований по нормам безопасности в газовом хозяйстве и норм соответствующих СНиПов (имеются ввиду бывшие, советские) не было жёстче во всём мире. По крайней мере я так продолжаю считать и до сей поры.

Бытовой природный газ по своим свойствам может взорваться в определённом помещении только если его концентрация в объёме того помещения, к примеру, той же кухни, достигнет 5% и не превысит 15%. Это называется «пределами взрываемости». И это означает то, что объём помещения типовой кухни, по строительным нормам, должен быть не менее стольких-то кубометров при таком-то количестве конфорок на плите и определённом размере вентиляционных каналов в стенах, обеспечивающих естественную (!) вытяжку. То есть – сколько бы кран на плите не открывай, но «взрывной» концентрации газа в своей кухне ты всё равно практически не получишь! Регламентировались также и другие вещи, как-то расстояние от электрической розетки до горелки, направление открывания дверей и многое-многое другое. Всё это закладывалось в проекты строительства жилых домов и исполнялось неукоснительно, инспекторы газовой службы были при этом крайне жёсткими.

Из любого правила – возможны исключения. Поэтому порой всё-таки происходили нарушения правил безопасности, но они вызывали отнюдь не взрывы, а так называемые «хлопки». Бах-бах, стёкла выбило, двери с треском раскрылись, да занавески вспыхнули. Насчёт же разрушения строительных конструкций – так ни-ни! «Хлопки» случаются довольно часто, но это по любому происходит при полной безответственности владельцев жилья.

Природный газ поступает к потребителям уже одоризованым, то есть ему предварительно сообщён резкий запах (одорант этилмеркаптан, к примеру), который невозможно не обнаружить даже при мельчайшей его концентрации в воздухе. Из этого следует, что достаточная для взрыва концентрация газа в жилом помещении современного жилого дома практически невозможна!! Но они, «хлопки» и взрывы тем не менее иногда случаются…

Теперь обратимся непосредственно к теории взрыва. Взрывная волна (суть-энергия взрыва, возникающее при этом избыточное давление) всегда распространяется по линии наименьшего сопротивления. Что это значит? Так например, в промышленных и отопительных котлах, работающих на газовом топливе, как на них самих, так и на отводящих газоходах (продукты сгорания) имеются так называемые «взрывные клапаны». Они представляют собой тонкие листы асбеста, вмурованные различными способами в конструкции котлов и газоходов. При взрыве газа эти «клапаны» разрушаются первыми и именно через эти образовавшиеся отверстия вырывается наружу вся энергия взрыва, не производя при этом практически никаких разрушений окружающих строительных конструкций. Порой в целях безопасности устраивают даже так называемые «легкосбрасываемые» кровли. В жилых домах своеобразными «взрывными клапанами» служат стёкла окон и внутренние двери.

Ergo: современные жилые дома уже по самой своей конструкции практически защищены от разрушительных последствий взрыва бытового природного газа, произошедшего «по неосторожности». Для того же, чтобы «специально» взорвать целый жилой дом при помощи газа на кухне, необходимо обладать довольно широкими познаниями в теории взрывотехники.

И наконец, мне знакома специальная научная работа авторов В. Р. Карибьянца и А. В. Надеждина. «К вопросу о методике оценки степени разрушения многоэтажного жилого дома при взрыве природного газа в одном из помещений». (в Сети её не трудно разыскать) Некогда мне приходилось пользоваться данной методикой и соответствующими расчётными формулами. В соответствии с нашей темой, думаю стоит процитировать выводы, сделанные авторами: «Расчет временнóй зависимости избыточного давления, возникшего в результате взрыва стехиометрической газовоздушной смеси в объеме типовой кухни многоквартирного жилого дома, и соответствующей динамической реакции несущих конструкций (на примере бетонной плиты перекрытия), показывает, что при отсутствии конструктивных просчетов на стадии проектирования здания и технологических нарушений при производстве и монтаже несущих конструкций значительное разрушение последних, могущее повлечь за собой разрушение подъезда или всего дома, практически невозможно.»

НЕВОЗМОЖНО, Карл! Вот так-то, господа российские ЭМЧЕЭСники и «важняки»-следователи! Кстати, подобный «взрыв» произошёл в Ижевске (ноябрь 2017 г.), который тогда тоже списали на бытовой, газовый…»

***

Для меня это все очень интересно, и я узнал много нового, например, что безопасность закладывается на уровне проектирования.

Но тогда, что становится причиной разрушения домов в России? Тут можно выдвигать разные версии, в том числе конспирологического характера. Но если предположить, что дома разрушает все-таки газ, то причиной этого становятся не «конструктивные просчеты на стадии проектирования здания и технологические нарушения при производстве и монтаже несущих конструкций», а крайняя степень аварийности, ветхости жилья. Тогда возникает вопрос: в каком состоянии реально находится жилой фонд в России?

Вот статья с РБК от 28 января 2016 года: «В  России насчитывается 10,5 млн кв. м аварийного жилья, сообщает «Коммерсантъ» со ссылкой на доклад Фонда содействия реформированию ЖКХ. Более половины этих площадей, 5,5 млн кв. м, признали аварийными до 2012 года. Собственники такой недвижимости должны получить от государства новое жилье взамен старого в течение ближайших полутора лет, пишет газета, — соответствующая норма содержится в действующей пятилетней программе расселения аварийного жилья. С 2012 года, когда указанная программа вступила в силу, государство уже предоставило бесплатные новые квартиры владельцам 5,9 млн кв. м аварийной недвижимости. Программа расселения распространяется только на жилье, признанное аварийным до 1 января 2012 года. Правительство России пока не решило, что делать с домами и квартирами, пришедшими в негодность после этой даты. Только за последние четыре года статус аварийного получили 5 млн кв. м жилья, до 2035 года аварийными станут 100 млн кв. м, утверждает Фонд содействия реформированию ЖКХ. «Во-первых, оно стареет, во-вторых, давайте говорить откровенно, большая часть губерний и особенно муниципалитетов просто спрятали аварийное жилье», — объяснил тенденцию председатель наблюдательного совета фонда Сергей Степашин».

Тут важно последнее – что аварийное жилье прячут. По понятным причинам – на населении экономят как могут. Поэтому реальных масштабов бедствия мы не знаем, а подлинная картина может отличаться в разы.

А вот пишут «Известия» 8 ноября 2017 года: «Сейчас в России более 11 млн кв. м аварийного жилья — столько же, сколько и пять лет назад, несмотря на реализацию программы по его расселению. В Минстрое такие темпы ветшания объясняют тем, что значительная часть домов в России построена еще в середине прошлого века. Отчасти сдерживать распространение проблемы помогает капремонт. При этом чиновники заявляют о необходимости новых постоянных механизмов расселения аварийных строений».

В 2016 году по официальным данным было 10,5 млн кв. м аварийного жилья, а в 11 млн кв. м. Что происходит на самом деле – мы, возможно, даже близко не представляем. То, как помогает капремонт, я знаю по своему дому. Во время дождей из разрушенного внутреннего стока лилась дождевая вода, по ступеням катился поток подобный водопаду. Стали брать за капремонт. В подъезде что-то побелили. Сток отремонтировали. Он продержался несколько месяцев. Сейчас вода во время осадков льется опять. Новейшие технологии! А что там с конструкцией дома, в каком она находится состоянии – можно только догадываться… А скорее всего в стране разворачивается такая катастрофа, что перед ней меркнет любой террор запрещенного ИГИЛ.

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора