Алексей Кудрин: «У будущего правительства не окно возможностей, а форточка!»

из блогов 23.03.2018 6:40 | Политика 106

«Было бы людей поменьше, а нефти побольше — вот и вся программа», — примерно так эксперты «БИЗНЕС Online» оценивают сегодняшнюю «программную» статью Алексея Кудрина в «Коммерсанте», за которой многие увидели его премьерские амбиции. Может ли глава ЦСР подвинуть «вечного» Дмитрия Медведева, с которым когда-то конфликтовал, и прав ли он, что на реформы у власти остается только два года, — в материале «БИЗНЕС Online».

«У БУДУЩЕГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ДАЖЕ НЕ ОКНО ВОЗМОЖНОСТЕЙ, А ФОРТОЧКА»

Бывший министр финансов РФ Алексей Кудрин хочет из «запасников» вновь вернуться в строй федеральной элиты и даже подвинуть Дмитрия Медведева, дабы самому занять его теплое премьерское кресло. Именно так истолковали наблюдатели факт сегодняшней публикации Кудрина в «Коммерсанте», где он рассуждает о необходимости проведения в России «непопулярных реформ» в ближайшие два года. Сам скромный автор при этом в нетерпении «бьет копытом». «Запрягать некогда, пора ехать», — призывает он в своей относительно небольшой статье, где наличествуют все любимые кудринские идеи: реформа пенсионной и налоговых систем, перестройка системы госуправления, развитие цифровой экономики и даже абстрактное «увеличение пространства свободы». По всему видно, что Алексей Леонидович готов лично взяться за самую черную реформаторскую работу и его ничуть не смущает, что в глазах большинства россиян труд его может выглядеть «непопулярным».

«За эти два года надо делать все то, что откладывали на протяжении последних лет из-за грядущих выборов и под разными отговорками и мифами, главный из которых — „эти меры непопулярны“, — пишет Кудрин. — Если вдуматься, это такое же бессмысленное выражение, как „лекарства непопулярны“ или „учиться непопулярно“. Но мы все понимаем, что и лечиться, и учиться необходимо».

Впрочем, нынешний глава центра стратегических разработок (ЦСР) полностью так и не раскрывает секрета, в чем же будут заключаться предлагаемые им меры. Будет ли это новая «шоковая терапия» по образцу гайдаровской? Ведь «Егор Тимурович был и остается одним из ведущих экономистов России», как неоднократно заявлял Кудрин в своих публичных выступлениях в прессе и на знаменитом Гайдаровском форуме. Или же это окажется некая компромиссная программа перемен с искусно инкрустированными в нее элементами воззрений Сергея Глазьева и Бориса Титова? В любом случае изменения неизбежны, полагает автор и продолжает: «Главный наш враг — это страх перемен. С фобиями надо бороться, и тут государству надо начать с себя».

Великодушный российский народ в очередной раз выдал своей элите мандат доверия на состоявшихся 18 марта президентских выборах. «Не все считают, что выборы были проведены максимально справедливо, — пишет Кудрин (и в самом деле — не все; коммунисты и их сторонники думают, что реальные результаты избирательной компании отличаются от официальных, — прим. ред.). — К ним есть серьезные вопросы, наша политическая система еще недостаточно конкурентна». Но что же делать в этой заковыристой ситуации — неужели писать гневные жалобы в ЦИК, печалиться в эфире западных радиостанций или, не дай бог, жечь покрышки на каком-нибудь импровизированном майдане? Нет, рассудительный и всегда уравновешенный экс-глава минфина предлагает иное, более умеренное: делать систему «более открытой и представительной». «Эта задача высоко стоит в повестке дня, в том числе на будущих федеральных парламентских выборах в 2021 году, — рассуждает он. — Но и до выборов увеличение пространства свободы и демократизация должны стать и одним из ценностных и сущностных приоритетов избранного президента, и главной целью работы оппозиции».

Удивительно, но новейшую российскую историю Кудрин меряет исключительно предвыборными циклами. Если подходить к общественному процессу с кудринской «бухгалтерской линейкой», то получается, что предпоследний цикл начался летом 2015 года, когда стартовала, по определению главы ЦСР, «самая длинная предвыборная кампания в современной России». «По сути, она началась, когда Дума приняла решение перенести выборы в 2016 году с декабря на сентябрь, — размышляет Алексей Леонидович. — После парламентских выборов почти сразу началась подготовка к президентским — и вот только сейчас два с половиной года кампаний завершились».

Из этого автор делает вывод, что следующий цикл (точнее, следующая кампания) «начнется не позже лета 2020 года». А значит, у будущего правительства будет лишь два года на то, чтобы реализовывать повестку изменений. «Даже не окно возможностей, а форточка», — вздыхает Кудрин.

Что же предстоит сделать, открыв форточку в «новый дивный мир», который пока отчетливо виден лишь одному человеку в РФ — Кудрину? Первое — немедленно запустить реформу государственного управления. «Нынешняя система госуправления не способна на решение задач, стоящих перед страной. Без реформы этой системы никакие „прорывы“ невозможны, никакие дерзкие цели недостижимы. Хотим рост выше среднемировых темпов? Поменяйте модель госуправления», — пишет автор.

Второе — работать по приоритетам, обозначенным в знаменитом последнем послании российского лидера Совету Федерации. Наращивать вложения в образование и медицину, поддерживать предпринимателей «не на словах, а на деле», сделать экономику «глобально конкурентоспособной и экспортно ориентированной», «помочь регионам и городам нашей страны запустить собственные механизмы роста» и пр. Перестроить образовательную сферу, причем загадочным образом без увеличения бюджетов. И, наконец, третье — сделать политику транспарентной и предсказуемой. То есть так прямо и заявить гражданам, которые сегодня гадают на кофейной гуще («Какими будут налоги? Будет ли реформироваться пенсионная система? Станет ли меньше проверок для бизнеса?»): ждите, все будет.

ИСТОКИ ДРУЖБЫ КУДРИНА И ПУТИНА: «ОН МОЙ ОЧЕНЬ ДАВНИЙ, ДОБРЫЙ ТОВАРИЩ»

Разумеется, страна слишком хорошо знает Кудрина, чтобы мучиться неизвестностью: дескать, а что же стоит за его обтекаемыми словами о трех неотложных задачах, которые правительству надо решить за два года? Например, о необходимости повышения пенсионного возраста Кудрин твердил еще в 2011 году, будучи в кресле главы минфина. «Когда я говорю о повышении пенсионного возраста, то надо понимать, что речь идет о стабильности доходов пенсионеров, которых сегодня в России 40 миллионов, — заявлял тогда Алексей Леонидович. — И мои предложения сразу улучшают их положение. Вот в чем дело. А тем, кому осталось 5–10 лет до пенсии, говорю: лучше поработать подольше, зато пенсия у вас будет больше. Гайдар об этом тоже думал». А в ноябре 2017-го, постепенно выходя из тени, в которую бывший глава минфина как бы «спрятался» после своей отставки, Кудрин снова вернулся к этой теме, добавив, что пенсионный фонд РФ дефицитен без серьезных вливаний из федерального бюджета.

В том, что Кудрин может сменить Медведева на посту главы федерального кабмина, есть своя иезуитская логика. Пусть сегодня это еще выглядит чистой фантастикой, но у Алексея Леонидовича с Дмитрием Анатольевичем свои счеты. В 2011 году, когда в Москве уже вовсю шумела Болотная площадь и оппозиционные активисты гордо разгуливали с белыми лентами, в то время министр финансов Кудрин заявил о своих «существенных разногласиях» с тогдашним президентом РФ Медведевым. Сделано это было в Вашингтоне на заседании МВФ, то есть в непосредственной близости к заокеанским кураторам, как съязвили бы в этом случае кудринские оппоненты. В самом деле, в том неспокойном году российская власть сама ощущала себя шаткой, беспокойные тени метались в панике по кремлевским кабинетам, предлагая меры для подавления беспорядков. В этой ситуации глава минфина не только не пожелал быть «опорой режима», но и сам, вернувшись в Россию, вышел на импровизированную сцену, установленную на Болотной, где царили Алексей Навальный, Илья Яшин, Ксения Собчак и другие представители «креативного революционного класса». Более того, в декабре 2011 года Кудрин встречался с Владимиром Путиным в роли фактического парламентера от митингующих на Болотной площади и был им терпеливо выслушан. Поразительно, но это не изменило их отношений — по крайней мере, внешне — Владимир Владимирович продолжал твердить: Кудрин «никуда из моей команды не уходил», он «мой очень давний, добрый товарищ, близкий, и я даже скажу, что это мой друг».

Действительно, хотя после конфликта с Медведевым Кудрин ушел из правительства и как бы выпал на время из правящей федеральной элиты, Путин никогда не терял его из поля зрения и откровенно держал в резерве, пошучивая по этому поводу. Гарантом неприкосновенности Кудрина стала его дружба с Владимиром Владимировичем еще с тех времен, когда они оба в 90-е годы работали под началом Анатолия Собчака в петербургской мэрии, затем оба остались без работы после того, как Собчак в 1996 году проиграл выборы, оба допрашивались по уголовному делу бывшего градоначальника Северной столицы, оба не знали, как сложится их дальнейшая судьба. Выручил, как это известно из открытых источников, Анатолий Чубайс, перетащивший обоих на работу в Москву в главное контрольное управление при президентской администрации. Так впервые в кремлевских кабинетах прозвучала решительная поступь Путина одновременно с шаркающей тихой походкой Алексея Леонидовича.

Конечно, такое не забывается. Поэтому Кудрин вряд ли беспокоился о своей участи в рубежном 2011 году, равно как и сейчас, возглавляя один из идеологических центров российского либерализма — ЦСР. В качестве опытной площадки для всевозможных либерал-экономических экспериментов Кремль доверил Кудрину Татарстан — самый инновационный из российских регионов, где, по убеждению гайдаровцев, «возможно все» (по крайней мере, так когда-то говорил автору этих строк идеологический союзник Кудрина Владимир Мау). В 2014 году по заказу Рустама Минниханова и казанского Кремля Алексей Леонидович и его Леонтьевский центр презентовали для республики свою знаменитую «Стратегию-2030». Отсюда оставалось уже несколько шагов до написания аналогичной стратегии для всей России, которую Кудрин представил на петербургском экономическом форуме в прошлом году. Теперь козыри по-прежнему остаются в кудринских руках, но только от его «давнего друга» зависит, вернется ли бывший глава минфина в «большую игру».

«ПУСТЬ ПРОВЕДЕТ «НЕПОПУЛЯРНЫЕ РЕФОРМЫ», ДОБРЫЙ ЦАРЬ СПИШЕТ ВСЕ НА ЗЛОГО ПРЕМЬЕРА»

Оценить реальность президентских амбиций Кудрина и эффективность предлагаемой им программы реформ «БИЗНЕС Online» попросил своих экспертов.

Михаил Делягин — директор Института проблем глобализации:

— В премьерском кресле Дмитрия Медведева способен сменить кто угодно просто в силу высочайшего уровня некомпетентности и многих других качеств уважаемого Дмитрия Анатольевича. Но господин Кудрин производит впечатление шарманки, которую заело еще в начале 90-х и которая играет с того времени одну и ту же мелодию без остановки.

Господин Кудрин участвовал в конкурсе программ с господином Титовым. Они написали свои якобы программы: Кудрин не может ничего связного написать в принципе, но тем не менее это был некий набор мыслей. Путин на это отреагировал совершенно однозначно — пусть с этим возится правительство. Такая реакция была признаком полного провала и Кудрина, и Титова, потому что речь шла о том, чтобы подготовить программу, с которой Владимир Владимирович мог бы идти на выборы. Кудрин сначала тянул, неоднократно сорвал все сроки, в конце концов они с Титовым что-то изложили. Программа Бориса Юрьевича была несовершенна, так как не предусматривала ограничений финансовых спекуляций, но она была, там было о чем разговаривать. У Алексея Леонидовича же был Гайдар образца 1992 года, дальше этот уровень он так и не прошел. С содержательной точки зрения Кудрин, безусловно, потерпел поражение, как и Титов. А с аппаратной точки зрения он объехал Титова на хромой козе, потому что участием в выборах Борис Юрьевич себя дискредитировал, подорвал свои позиции бизнес-омбудсмена, влип в грустную историю с людьми, которые якобы хотят вернуться из Лондона: часть из них является мошенниками, а часть, судя по всему, не очень хочет вернуться. Так что с аппаратной точки зрения Кудрин Титова обошел.

Теоретически Алексей Леонидович может сейчас стать премьером, но для страны это будет катастрофой, потому что его «непопулярные меры» правильнее переводить как антинародные. Почему российские реформаторы бесконечно говорят о необходимости именно «непопулярных мер»? Потому что они исходят из того, что экономическая политика должна служить не народу, а глобальным спекулянтам против народа. Такова сущность современного либерализма как идеологии, причем не только экономической. Поэтому народ надо подавлять, грабить и ликвидировать. Естественно, народ выступает против этого. Потому все меры, которые могут предложить российские либералы, являются антинародными по определению, или, как политкорректно излагает господин Кудрин, «непопулярными». Людям хочется жить, а товарищ Кудрин и компания относятся к этому как старик Плюшкин.

Безусловно, если наша власть окончательно сошла с ума, то Кудрин может возглавить правительство, но это будет такой же катастрофой, как 1998 год. Да, под Алексея Леонидовича придут иностранные спекулянты, потому что он обеспечит им наиболее комфортный режим разграбления страны, но это все продлится недолго и кончится катастрофой.

Принципиально важно понимать, что у Кудрина нет премьерских амбиций. Он был первым заместителем премьер-министра и видел, какая это собачья работа, с очень близкого расстояния, потому что премьер-министр — человек, который принимает на себя все шишки, а все сладости отдает своему начальнику. Поэтому у Кудрина позиции не премьерские, а президентские. Журналисты, которые общались с Кудриным, помнят, как он хотел стать президентом. Думаю, это желание у него никуда не делось. И для него, и для тех, кто его поддерживает на Западе, позиция премьера — промежуточная. Чем хорош Дмитрий Анатольевич на посту премьера? У него уже была в руках вся полнота власти, он взял ее подержать на четыре года, ему очень понравилось, но потом он вернул. Это уникальный случай, в этом его конкурентное преимущество перед всеми, кого можно только вообразить. А для господина Кудрина должность премьера будет промежуточной к должности президента. Он будет воспринимать это именно так. Главная моя гипотеза в том, что глобальные спекулянты, которым он служит и которые являются доминирующей силой в сегодняшней международной политике и мировой экономике, будут воспринимать это именно так. Вероятность того, что произойдет какая-то неприятная неожиданность с начальством в том случае, если Кудрин станет премьером, увеличится и станет реальной.

ОЦЕНИТЕ СТАТЬЮ
Подробнее на https://delyagin.ru/articles/191-stat-i-i-interv-ju/57770-aleksey-kudrin-u-budushhego-pravitel-stva-ne-okno-vozmozhnostey-a-fortochka

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина