Америку вылечит новый Вьетнам: кандидат — Украина

russiancommun 4.09.2017 6:46 | Политика 40

Министр обороны Украины Степан Полторак вручает награды американским военным. Фото: ukranews.com

В начале июня 2014 года на сайте Института Брукингса была опубликована статья его старшего научного сотрудника Клиффорда Гэдди и профессора экономики Университета штата Пенсильвания Барри Икеса «Могут ли санкции остановить Путина?». В те дни, когда против России вводились первые экономические ограничения, и за полтора месяца до введения секторальных санкций эксперты предсказали провал политики Запада.

Гэдди и Икес напомнили читателям о том, как русские раньше преодолевали экономические трудности, об их высоком болевом пороге, о мотивации на защиту жизненно важных национальных интересов, предупредили о мерах, которые предпримет Россия, и которые сделают ее более независимой, менее либеральной и менее уязвимой для «демократизации» по западному образцу. «С нынешним подходом мы проиграем битву и вряд ли выиграем войну», — заключили свой прогноз экономисты. Но было в их аргументации и нечто тревожащее.

«Да простят нам несколько уничижительную метафору, но экономика России напоминает таракана — примитивного и несовершенного во многих отношениях, но обладающего невероятной выживаемостью даже в самых враждебных условиях», — писали экономисты. Встревожило здесь то, что приведенная цитата полностью характеризует и… Украину. Экономика Незалежной также оказалась «неубиваемой».

Эта статья — третья и заключительная в серии, тему которой определяет общая часть названий всех трех: «Америку вылечит новый Вьетнам».

В первой части («Америку вылечит новый Вьетнам: Корея и другие кандидаты») мы остановились на трех странах: Северной Корее, Афганистане и Иране, которые сами США явно рассматривают как «кандидатуры» на театр полномасштабного вооруженного конфликта ради подтверждения статуса единственной сверхдержавы.

Во второй части («Америку вылечит новый Вьетнам: кандидаты — Грузия и Карабах») были названы два других государства: Украина и Грузия, а также конфликт вокруг Нагорного Карабаха, где в свою очередь США предложили России подтвердить статус «региональной державы». Предпринимаемые Россией шаги на карабахском и грузинском направлении (украинское подробно не рассматривалось) свидетельствуют о том, что РФ заинтересована в достижении своих целей преимущественно политическими методами. В нанесении США политического поражения, в победе «дипломатического Вьетнама».

В этой части рассматривается возможность аналогичного разрешения украинского вопроса.

Тем, кому сравнение с тараканом покажется оскорбительным, Гэдди и Икес предложили другое: «Возможно, более подходящее сравнение — автомат Калашникова, низкотехнологичный и дешевый, но работающий безотказно». А вот оно показывает, где заканчивается сходство между Россией и Украиной. Концерн Калашников предлагает сегодня не только стрелковое оружие, но также беспилотники и средства их подавления, штурмовые катера и электромотоциклы для полицейских, а таракан… ему и люди не особенно нужны.

Социально-экономическая деградация Украины, скорее всего, необратима. «Неубиваемость» будущей «великой ГМО-аграрной державы» обеспечивается тем, что после резкого обвала первых трех — четырех лет деградация будет продолжаться достаточно медленно. Достаточно для того, чтобы те, кто не вписывается в новую реальность, приспосабливались, уходя «в тень», эмигрировали, вымирали, наконец.

«Вишенками» на таком «торте» будут Киев и четыре — пять областных центров, еще не потерявших статуса «кормовой базы» элит — политиков-бизнесменов. При них, а также от международных фондов кормятся «активисты» всех видов от «антикоррупционеров» и «волонтеров» до «защитников мовы» и «ветеранов всех котлов», люто конкурирующие на «патриотической» ниве. Одни умудряются конвертировать «патриотизм» в окологосударственный статус, другие почти полностью мутировали в частные армии политиков-бизнесменов и в банальные «крыши» (разница между первыми и вторыми условна). Еще есть «внутренние экономические эмигранты», преимущественно IT-специалисты, занятые в собственных и большей частью в иностранных проектах. А также косвенная и прямая обслуга — от торговли автомобилями до торговли телом.

Продолжат худо-бедно существовать и атрибуты государства: законодательные, исполнительные и судебные органы. Во всяком случае до тех пор, пока в «серую зону» не уйдет хотя бы розничная торговля. Потому что важнейший атрибут государства — налоги: от 18% НДФЛ и 1,5% «военного сбора» до 20% НДС, заложенных в цену каждого товара на столе айтишников и остальных «элитариев».

При победившей концепции пенсионной реформы, при которой неработающие пенсионеры исчезнут как социальная группа, численность населения Украины ни в 30, ни 25, ни в 20 млн — не кажется нижним пределом.

Уменьшение пайки и устранение лишних ртов будет постоянно смягчать последствия падения экономики. Со времен древнего Рима почти все болезни лечили кровопусканием и пиявками. Сама гипертония или подагра при этом никак не лечилась, но симптомы на какое-то время отступали. И каждый раз пока не схлопнется сердце, можно будет говорить о наступившем «оздоровлении» украинской экономики.

Уже говорится. Как объяснил в начале августа глава Минсоцполитики страны, если немцы тратят на еду меньше 15% доходов, а украинцы — 50%, то причина вовсе не в том, что средняя зарплата немца в 10 раз больше, чем у украинца, а в том, что украинцы любят сытно поесть, культура питания низкая.

Важно, что на другие нужды помимо питания украинцы все еще тратят остальные 50% доходов. В таких условиях рассчитать, когда «схлопнется сердце» невозможно: ведь позволяет же себе средний украинец «Киевский торт» по праздникам. А можно перейти на немецкие торты — всего в пол-ладони: ресурс дальнейших «реформ» огромен. Вот такая «неубиваемость экономики» по-украински.

Миром принудить Киев к выполнению Минских соглашений невозможно. Новая жила, которую, кажется, начали прощупывать на Банковой для внешнего потребления: Порошенко будет тянуть с Минском-2 до президентских выборов (март 2019 года, «всего-то через полтора года»), но уж потом точно начнется выполнение. Но это сродни обещаниям Порошенко для внутреннего потребления — привести украинцев в НАТО и ЕС в течение второго срока.

Расчеты на «Майдан-3» также несостоятельны. Протест подавляется в зародыше, на Украине успешно сложилась так называемая «спираль молчания» («Я против, но поступаю и говорю так, потому что так поступает и говорит большинство»). Ее не могут прорвать отдельные, еще не криминализированные протесты украинцев.

Действительное отношение украинцев к тому, что они поддержали и чему позволили свершиться, стало понятно еще в первую годовщину «Евромайдана», когда отмечать «славную дату» вышел не пресловутый «миллион» киевлян, а всего 5 тысяч — столько теней в камуфляже насчитал телеканал ГромадскеТВ, впрочем, не показав ни одного крупного плана. Неудивительно, что произошло полное огосударствление «торжеств» в последующие годовщины. Неуважение к символам государства и к «героям АТО» (к тем из них, кто кичится статусом карателя) повсеместны.

На одном из событий такого рода следует остановиться подробнее. В середине июля этого года владелец кафе Trattoria Fabrizio в Запорожье опроверг сообщения о том, что он уволил работников за нежелание обслуживать гостей на украинском языке. Фабрицио Кошче объяснил украинским СМИ, что никого не увольнял, а лишь перерегистрировал предприятие, т. е. закрыл старое и открыл новое, куда и пригласил любимых работников. Пригласил с повышением зарплаты, но при условии обслуживания гостей на украинском.

«Они начали мне ставить свои условия и сказали: „Мы бы пришли к вам, если бы не вот это требование насчет украинского языка…“», — заявил ресторатор, и тут же добавил, что те, кому он только что предлагал остаться, «не подходили нам и по другим параметрам». Кошче, конечно же, смог набрать подходящий персонал и теперь «повалили клиенты». «На второй день нам заказали два банкета. Было такое, что пара стояла на входе и ждала, пока освободится столик», — похвастал ресторатор.

Что тут скажешь? Если бы глава СБУ Василий Грицак не был придурком (определение дано главой правительства РФ Дмитрием Медведевым ввиду заявления персонажа о взрывах в Брюсселе в марте прошлого года как об «элементе гибридной войны России»), то на следующий день мятежные официанты, повара и уборщицы публично признавались бы в том, что их уволили за кражу ложечек, за плевок в суп, за домогательства к клиентам, за криворукость, наконец.

Потому что эта коллективная акция может иметь только два объяснения. Либо в кафе Trattoria Fabrizio сплошь патриотичного Запорожья засела ячейка сепаратистов, которая своим демаршем глупо саморазоблачилась, либо неприятие политики этноцида в этом областном центре Новороссии носит массовый характер.

Дончанин, написавший на ступенях городского сада: «Мариуполь — русский город!», или те три подростка в Славянске (один из них львовянин), которые отказались встать при исполнении гимна, без преувеличения герои. Важность же события в Запорожье в том, что на акцию неповиновения пошел целый трудовой коллектив, вряд ли связанный родственными или особо дружескими отношениями. Это отражение общественных настроений типичного областного центра Новороссии.

А особенная важность — в реакции украинских СМИ, увидевших только наказание «сепаров», и СБУ, недооценившей политическое значение события. Произошло это потому, что и те, и другие подсознательно понимают: протест русских украинцев (украинцев с русской идентичностью) против этноцида — факт, а образование «украинской политической нации» — блеф неонацистов.

Вероятно, понимают это лучше многих российских аналитиков, опасающихся «украинского подполья», которое встретит «русские танки». Подполье есть, но не то, о котором говорят киевские пропагандисты. И не дай бог, если «русские танки» задержатся: в этом случае зачистка новороссийских и многих украинских городов от свидомой нечисти силами подполья примет очень грубые формы.

Но еще и еще раз: ни экономический коллапс, ни мирные протесты украинцев с преступным киевским режимом не покончат. Без военной составляющей данный конфликт не завершить.

Проблема в том, что именно здесь время работает против России.

Уже несомненно, что на Украине отрабатывается некая новая форма сближения с НАТО (или с планируемой военной структурой Евросоюза): натовские инструкторы плотно обосновались сначала на Яворовском полигоне Львовской области, а затем и на нескольких других до Харькова включительно. Департамент оборонной политики и планирования Международного секретариата НАТО каталогизирует силы и средства ВСУ с целью создания подробных рекомендаций по их приведению в соответствие со стандартами альянса. Создана «миротворческая» литовско-польско-украинская бригада — пока с раздельной дислокацией на территориях стран участниц, но с регулярными совместными учениями. В Очакове США строят «военно-морской оперативный центр» для несуществующих ВМС Украины. Реальные очертания приобретает сделка по поставке ВСУ американских «Джавелинов». 

Нет смысла обсуждать, каковы могут быть следующие шаги в этом направлении: перенос штаба «миротворческой» бригады из Люблина во Львов (а почему тогда не в Киев или Днепропетровск?) или строительство «военно-воздушного оперативного центра» для ВВС Украины в Борисполе или в том же Днепропетровске. Направленность очевидна.

Критическая масса натовских объектов и военных, находящихся на территории Украины на законных основаниях, — например, в соответствии с соглашениями Киева, Варшавы и Вильнюса — создаст крайне опасную ситуацию. Даже если инициатором провокации против ДНР/ЛНР или России станет Киев (скажем, руками полка «Азов» или подобной неонацистской структуры), ответные меры, случайными жертвами которых станут польские или литовские военные, могут быть расценены как акт агрессии в соответствии со статьей 3d определения агрессии ГА ООН-1974 года: «Нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы, или морские и воздушные флоты другого государства». В 2008 году нападением на российских миротворцев агрессию совершила Грузия, а полторы сотни натовских служащих неслись к «Красному мосту» (граница с Азербайджаном), «давя кур и не щадя клаксонов». Побегут ли они на этот раз, большой вопрос.

Пронацистский режим на Украине — не помеха. Если кто-то считает верхом цинизма США обучение и вооружение в течение нескольких лет «умеренных оппозиционеров», которые сразу после пересечения границы Сирии переходили на сторону «неумеренной» (вариант: «нападали неизвестные, грязно ругались, больно били, а оружие отняли»), то он жестоко ошибается.

В мае этого года Конгресс США проголосовал за законопроект об ассигнованиях Пентагону, который предусматривает возможность предоставления военной помощи киевскому режиму на $ 150 млн. Одно из условий: «Средства, предоставляемые в соответствии с этим законопроектом, не могут быть использованы для поставок вооружений, проведения подготовки или оказания любой иной помощи батальону „Азов“».

В переводе на общепонятный язык: «Украина — страна демократическая, но в составе ее Национальной гвардии есть полк, подразделение специального назначения, воинская часть МВД № 3057, о котором мы, конгрессмены, знаем, что это нацисты, садисты и террористы. Поэтому мы вам даем деньги, но вы как-то так финансируйте свое МВД, чтобы именно эти деньги на „Азов“ не тратились. Мы проверим, у нас все номера банкнот записаны». О том, что «Азов» — фетиш, персонифицирующий проблему, тогда как такие же военные преступления совершали и совершают другие подразделения МВД и ВСУ, говорить излишне.

В 1949 году сооснователем НАТО стала салазаровская Португалия. Членом альянса в 1967 — 1974 годах была Греция при диктатуре «черных полковников», устроивших военный переворот и на Кипре. Членом блока была и остается Турция, где уж точно легче пересчитать годы «почти демократии», чем годы диктатур и авторитаризма. «Демократические стандарты» НАТО — миф. Единственный стандарт определяется готовностью подчиняться директивам. Тем более нет никаких препятствий для поиска «хитрых» форм взаимодействия НАТО и Украины без формального атрибута членства последней в альянсе.

Стратегия России в складывающихся условиях, возможно, станет понятна через три недели, по окончании учений «Запад — 2017», по тому, смогут ли Россия и Белоруссия наполнить статус Союзного Государства новым содержанием. Формально учения и возможное новое качество Союзного Государства никак не связаны, но определиться придется.

А еще через месяц грядет не менее важное событие: 17 октября истекает трехлетний срок действия закона Украины об особом статусе Донбасса. Самое понятное решение — продлить действие закона. 23 августа полпред России в контактной группе по урегулированию в Донбассе Борис Грызлов назвал именно этот закон «основой Минских соглашений», а не какой-то другой, который может быть принят в будущем.

«Особый статус — основа Минских соглашений. Поэтому, во-первых, российская делегация ставит вопрос о пролонгации данного закона. Во-вторых, саботаж Киевом вопроса введения этого закона в действие по „формуле Штайнмайера“ тормозит выполнение Минских соглашений в целом. Мы не раз подчёркивали, что сложно решать другие вопросы без прогресса в политическом урегулировании», — довольно резко охарактеризовал ситуацию полпред.

Это напоминает другую историю. 27 февраля этого года главы ДНР и ЛНРАлександр Захарченко и Игорь Плотницкий поставили Киеву ультиматум, потребовав разблокировать транспортные артерии до 1 марта под угрозой установить внешнее управление на предприятиях киевской юрисдикции. У киевских властей было два дня, чтобы изобрести какую-нибудь внятную стратегию разгона «блокувальников», например, с помощью «третьей силы». Но на следующий день, 28 февраля, Грызлов выступил с настолько резкой критикой бездействия киевских властей, что выбил у них из рук любую возможность вмешаться и не быть обвиненными в «прогибе» перед Москвой. Спокойно наблюдая за беспределом «атошников» и считая, что он контролирует ситуацию, Порошенко попал в западню.

Теперь полпред России на Минских переговорах так же ультимативно требует пролонгации закона об особом статусе Донбасса, накрепко увязывая его с Минскими соглашениями. Остается наблюдать за тем, будет ли российская дипломатия продолжать давление на этом направлении и в каких формах. Насколько «истерично» Россия будет требовать пролонгации, чтобы затруднить ее киевским властям.

Впрочем, особых усилий не требуется: Киев семимильными шагами движется к развязке «минской проблемы».

28 августа представитель президента страны в Верховной раде Ирина Луценкозаявила, что законопроект о реинтеграции Донбасса, который впервые на законодательном уровне называет Россию «страной-агрессором» готов «на 99,9%».

«На законодательном уровне будет введено понятие, что Россия является страной-агрессором. Это означает, что Украина имеет право самообороняться. Это еще раз — не война, а самооборона. И это для того, чтобы Международный валютный фонд давал нам средства, это для инвесторов», — заявила супруга такого же одаренного генпрокурора Украины Юрия Луценко.

Став законом такой документ безусловно уничтожит одобренные резолюцией Совбеза ООН Минские соглашения, поскольку в их тексте сторонами конфликта однозначно названы «правительство Украины» и «отдельные районы Донецкой и Луганской областей Украины» (соответственно на линии соприкосновения: «украинские войска» и «вооруженные формирования отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины»). Ни «сепаратисты», ни вооруженные силы третьей страны там не упоминаются.

Строго говоря, вступление в силу закона о «реинтеграции» станет моментом истины. В том самом изначальном испанском значении ‘El momento de la verdad’, когда становится ясно, кто станет победителем — бык или матадор.

Россия может проглотить разрыв Киевом Минских соглашений, де-факто признать себя стороной конфликта и существенно ухудшить свое положение: сначала киевские власти, а затем и Запад будут требовать прямых переговоров в формате «Киев — Москва», разумеется, при посредничестве Вашингтона, Берлина, Парижа, поочередно принимающих собственные акты о «российской агрессии».

Но Россия может и в полной мере воспользоваться открывающимися возможностями — возможностями, которые предоставит «открывшийся» Киев.

А именно: заявить об объявлении киевским режимом войны России и предъявить требование немедленной отмены закона. (Мы частично коснулись возможности такого развития событий в материале «Киев объявит России «официальную гибридную» войну. Грузинские уроки«.)

В случае выполнения этого требования предъявить следующее — немедленное исполнение обязательств в соответствии с Минскими соглашениями и в том виде, который будет согласован с «отдельными районами Донецкой и Луганской областей Украины» — ДНР и ЛНР.

Темы следующих требований очевидны — вплоть до привлечения к уголовной ответственности лиц, причастных к развязыванию карательной операции в Донбассе, и лиц, совершивших военные преступления.

Если в Киеве не понимают, что обвинение в агрессии это объявление войны и если там не имеют целью ту, из анекдота («Объявить войну и немедленно сдаться»), то тем хуже для зарвавшихся авторов авантюры.

Поскольку на каком-то этапе требование России не будет выполнено (скорее всего, на первом) — признать независимость Новороссии в открытых границах, т. е. в границах тех областей бывшей Украины, которые в будущем пожелают войти в состав этого нового государства. Так как два региона, ДНР и ЛНР, такое желание уже высказали на референдумах — заключить с их правительствами договоры о взаимопомощи и потребовать немедленного вывода украинских войск с их территории в административных границах бывшей Украины.

Киев не выполнит? Объявить, на каких участках линии соприкосновения и какими средствами поддержки ВКС РФ через 6 часов 00 минут начнется операция Народной Милиции (НМ) ДНР и ЛНР с целью вытеснения агрессора за пределы территории народных республик (в случае активного сопротивления — и далее). В приоритете сохранение жизней не только гражданского населения и бойцов НМ ДНР/ЛНР, но и бойцов ВСУ: впереди у них сложный период переоценки ценностей.

Естественно, Россия, как цивилизованное государство, не сможет остаться безучастной и в том случае, если против антинародного режима выступит и подвергнется угрозе силового подавления население других регионов Новороссии, а также Северщины (Черниговская и Сумская области), русского города Киева, Украины (Полтавская и Черкасская области), Волыни, Подолии, Галиции, Закарпатской и Буковинской Руси.

Сегодня политикум Незалежной с азартом рассуждает о каком-то таком «переформатировании» Украины, при котором ей не пришлось бы выплачивать многомиллиардные долги (известная формула: «Это не мы брали», только уже в отношении не одной России, а всех кредиторов).

Вопрос решаем: смотри карту. Ну какой изувер от Украины в составе двух-трех областей (Полтавская, Черкасская и возможно Белоцерковская) посмеет требовать $ 114 млрд (на апрель 2017 года)?! Абсурд. Внешний долг равномерно распределяется между территориями бывшего государства? Ну, тогда миру для начала придется признать эти изменения. А это история долгая.

А, ну да. Закон о реинтеграции. Малороссии, Малой Руси. По мере денацификации — сначала Украины, затем тех частей, что лежат за «Крыжопольским меридианом»: Волыни, Подолии, Буковины, Закарпатья и, конечно, Галиции. Больше никаких разделов русских земель с последующим наступлением на грабли.

Альберт Акопян (Урумов)

 

 
Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за неделю

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина