Беззаботность как приговор

russiancommun 30.08.2017 6:51 | Общество 10
 

БЕЗЗАБОТНОСТЬ КАК ПРИГОВОР

 

 

 

 

 

 

 

Давайте мысленно пройдём по ЭТАПАМ становления человеческого выживания в этом бурном, грохочущем мире. Изначально физическое тело человека выживает в рамках простого, «прогулочного» соприкосновения со средой. Людей очень мало и они очень примитивны. Историки говорят – что насчитать в палеолите 300 тыс. человек на всю планету – очень оптимистичная гипотеза. О миллионах, и тем более миллиардах речи тогда и близко не шло. Человек получал средства к существованию, для «поддержания штанов» (которых у него тогда ещё и не было) – НЕПОСРЕДСТВЕННО от дикой природы. Триста (?) тысяч населения Земли жили впроголодь и постоянно находились под угрозой вымирания.

Но эта была стадия продуктопроводно-системной беззаботности. Человек надеялся найти средства к существованию в готовом виде, «в режиме прогулки», ничего не делая для их расширенного воспроизводства. Когда сегодня целые страны и народы демонстрируют палеолитическую продуктопроводно-системную беззаботность – у меня волосы встают дыбом!

Хочется бежать и кричать: «опомнитесь, это немыслимо! Даже в палеолите такая беззаботность держала людей на грани вымирания, а их и было 300 тыс. всего! Вас же миллиарды!»

Между тем крайние формы рыночной идеологии предполагают и крайние формы продуктопроводно-системной беззаботности.

Они снимают гарантии даже самых минимальных пайков, они снимают вопросы распределения необходимых для жизни благ – и предлагают человеку «пойти поискать» — как в доисторические времена – а вдруг на деревьях бананы растут? Такой подход при 7-10 млрд населения планеты не просто провоцирует, а программирует неизбежность масштабных гуманитарных катастроф…

На протяжении всей истории человек развивал личную систему продуктопроводов как количественно, так и качественно. Люди потребляли больше – и их самих становилось больше. Порог беззаботного выживания охотников и собирателей был пройден на самых ранних стадиях прогресса.

Эта возрастающая зависимость при возрастании сложности техники отражена в любом локальном техническом процессе. Например, первые самолёты могли садиться на лужайках. Но с развитием авиации самолёты привязали к бетонным полосам аэродромов: нет аэродрома, самолёт сесть не может, крушение и гибель неизбежны. Электричество привязало людей к далеко расположенным от их жилья электростанциям, паровое отопление — к удалённым от квартиры котельным и т.п.

Сохранность питающей тебя продуктопроводной системы и твоё выживание стали равнозначны.

То есть: когда длинная труба, по которой человек получает, например, воду на орошаемые поля стала необходимой – перерезать эту трубу ВСЁ РАВНО, что перерезать человеку вены, артерии, горло.

Формально это, конечно, не так. Формально сложная система «труб» (я их так называю условно-обобщённо) не является частью человеческого организма, не рассматривается физиологами как орган человеческого тела.

Оттого лишить человека средств к существованию и убить его – считается разными делами. Но, по сути, фактически, это одно и то же. Перерезать человеку шею – и перерезать человеку продуктопровод – в обоих случаях или убить или (если ему повезёт) сделать калекой.

+++

На второй стадии развития перед человеком встала задача сбережения искусственной системы жизнеобеспечения, которую он возвёл вокруг себя. Человек потерял возможность выживать за счёт «мусора» — то есть выброшенных дикой природой, готовых к употреблению благ-даров.

Коварство продуктопровода в том, что его можно (и запросто) переключить с одного на другого человека. Руки и ноги, почки и сердце научились пересаживать совсем недавно. А вот продуктопроводы переключать – уже в глубокой древности…

Одно дело, если твою постройку угрожают разрушить только хулиганы, ничем, кроме своего хулиганства не мотивированные. Совсем другое (на порядок опаснее) – когда появляется внятный и очевидный мотив ломать твои продуктопроводы. Получается «принцип сообщающихся сосудов» — чужая жизнь, её качество, наливаются соками и красками за счёт твоей смерти.

Человек давно уже освоил это – когда стал охотником. Нетрудно понять, что шашлык – это радость пикника и горе барана. Но человек по какой-то причине не очень ясно осознаёт, что его собственная плоть может обогащать других так же, как и плоть барана, пошедшего на шашлыки.

Если к тебе вода или нефть бегут по трубе, а кто-то эту трубу развернул на себя – вот и повод для конфликта, метафизика социального конфликта.

Отказываясь от разбоя, человек должен смириться с относительной бедностью (ибо «от трудов праведных не наживёшь палат каменных», говорит народная пословица). А как показал опыт краха СССР – психологически человек к такому не очень готов…

Битва между человеком и человеком (минуя химеры «классов») основывается на принципе УБЫВАНИЯ ДЕЛИМОГО. Данный принцип касается только материальных благ. Духовные блага, когда ими делишься – не убывают, а возрастают. Например, чем больше людей прочитают эту статью, тем большим фактором духовной жизни она станет. Делясь с вами мыслями, общаясь, обмениваясь знаниями, я увеличиваю свой разум.

Но если мы будем делить жилплощадь, а не знания – принцип убывания предмета при разделе встанет во весь рост. Преодолеть этот принцип нельзя. Его можно компенсировать, обойти с помощью знаний (чем человечество и занимается) – придумав технологии – как умножать жильё быстрее, чем оно делится.

По такому принципу самолёт в небе побеждает закон всемирного тяготения – но он же не отменяет закона всемирного тяготения. И, бесспорно, «знание-сила», как говаривал Ф.Бэкон, но оно не может отменить закона убывания всего делимого в материальном мире.

+++

Когда люди, оберегая не только своё физическое тело, но и НЕОТДЕЛИМУЮ ОТ НЕГО инфраструктуру снабжения, сошлись в жестокой битве – то сперва она распалась на мириады поединков. Домохозяин «дубинился»[1] с домохозяином.

НА СЛЕДУЮЩЕЙ СТАДИИ развития НУЖДЫ БОРЬБЫ обрисовали думающим людям ПРЕИМУЩЕСТВА СТАЙНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ. Можно нескольким заключить союз, взаимно гарантировать друг другу неприкосновенность, и совместно напасть на «атомарные личности» одиноких, уповающих только на личную дубину, домохозяев. Это эффективнее и вернее, чем поединки…

Так появились племена, нации, государства, наконец, высшая стадия развития в истории – многонациональные империи. Империя – самое крупнокалиберное орудие как конфискации у других, так и отстаивания за собой всех земных благ.

Если из такого орудия «жахнуть» по племени – от племени не останется мокрого места. Если из такого орудия «жахнуть» по одинокой нации (не то, что по одинокому человеку!) – то и от нации мокрого места не останется.

Вот и получается: человек, от природы рождённый вольнолюбивым и духовно-независимым, если не под защитой империи – то лёгкая добыча и пища. Третьего не дано.

Или ты несёшь имперское бремя, выполняешь обязанности, что даёт тебе признание нужности, уважение и некоторые права… Или тебя несут в желудок, подкрепится на завтрак…

+++

Глупо и нелепо спрашивать у себя – или у автора – нравится ли мне (или вам) такая ситуация? Она такая, какая есть, и не спрашивает нас с вами – нравится ли нам или не нравится. Я обозначил истину, очевидную, неопровержимую, которую жизнь доказывает каждый день самыми кровавыми и зверскими примерами.

С этой истиной можно смириться, как с гравитацией, и, смирившись, поискать научных способов компенсации закона. Ведь научился же человек летать на аппаратах тяжелее воздуха! Но научился только тогда, когда проявил уважение к закону тяготения.

Можно и не смиряться с истиной – и назло гравитации «прыгнуть в свободу» с высотного здания…

Я не пророк, и будущего во всех деталях видеть не умею. Но в данном случае берусь предсказать с абсолютной вероятностью, чем закончится такой конфликт человеческих амбиций с законами мироздания…

+++

Человек существует, пока существуют его контуры защиты, линии обороны продуктопроводной системы. Есть личный уровень, семейный, родовой, национальный, имперский. Они подобны кольцам на стволе дерева, и нарастали исторически точно так же, как кольца на крепнущем дереве.

Есть угрозы выживанию, которые можно решить только лично. Есть угрозы, которые может решить только империя (а коллективом меньше и не суйся решать!). Есть и такие угрозы, которые можно решать совместно, используя и малые калибры личной обороны, и гигантские имперские калибры государственной мощи.

Тем не менее, закон мироздания есть закон мироздания, и нарушение его самой природой карается смертью.

+++

Можно в большом государстве малому народу дать права и гарантии. Я лично – самый горячий сторонник прав и гарантий малым народам. Но здесь нужно понимать, что права и гарантии даёт малому народу большой народ.

А если малый народ сам попытается набрать себе прав в ходе «национально-освободительной борьбы», то он должен получить шлепков, достаточных, чтобы надолго забыть об играх против своей империи в пользу чужой вражеской (мы же прекрасно понимаем, что все эти «национально-освободительные силы» координируются глобальным пожирателем!).

Это опять не вопрос личных отношений, личного выбора, вкусов, симпатий. Это вопрос жизни и смерти.

Если мы не отучим хищников нападать на наш народ, то наш народ прекратит своё бытие, будет расчленён и пожран. Бывают ситуации, когда могут быть найдены компромиссы. Но полно и таких ситуаций, когда «или мы, или они».

Пытаться умиротворить хищника уступками, прикормом, как это делали в «перестройку» хидиоты КПСС – мы лишь разжигаем в хищнике аппетит. Любую уступку он истолковывает как слабость, а слабых – пожирают.

Включается инстинкт: «эти слабаки, на них нападать МОЖНО». А когда такой инстинкт у алчной и амбициозной особи включился – мозги уже отключаются.

+++

Такова главная причина, по которой притеснения русских, часто перерастающие в геноциды, приняли такой массовый и повседневно-бытовой характер. Хищникам жрать хочется – а кого? Всякий хищник отбивает от стада слабое, больное существо, за что волков и прозвали «санитарами леса».

Мы, русские, создали себе («спасибо» КПСС!) всемирный имидж слабаков и беспомощных ягнят. И что теперь, сетовать, что хищник ненасытен, что пожрав вчера, он сегодня опять жрать хочет?! Чего тут сетовать, мир так устроен…

Надо ведь спросить себя о главном: откуда (первоисточник) возникла мысль у вышиваночного галицийского кубла – что русских на Украине можно уничтожить? Откуда такая мысль возникла у экстремистов Ингушетии, где постоянно идут боестолкновения, и неделю назад было очередное? Откуда такая мысль зародилась в Дагестане, где только вчера было одно из бесчисленных и постоянных боестолкновений?

Откуда все эти чёрные поползновения параноиков, которые тлеют то в Татарстане, то в Якутии, то… вообще везде?!

Эта мысль не зародилась бы, если бы зверь знал: «за покушение до седьмого колена, беспощадно», и т.п.

Кстати говоря, в благоустроенных заповедниках хищники не нападают даже на безоружного человека: они коллективно приучены бояться последствий. И, рассказывают егеря, эту память они передают следующему, иногда даже двум поколениям! То есть рождается волчонок от стреляного волка, он сам человека никогда не видел, а уже приучен обходить стороной…

Но зверь знает сегодня совсем другое: есть народ, в котором очень много мяса и очень мало когтей! Жратвы у этого мастодонта под шкурой – век не оголодаешь, а бивни совсем расшатались и вывалились…

+++

Все исторические обиды, которыми хищники пытаются прикрывать свою агрессию – враньё.

Вон, японцы лучший друг и союзник США, хотя ещё живы люди, помнящие ЯДЕРНЫЕ БОМБАРДИРОВКИ Японии Америкой! И немцы Дрезден простили, как миленькие, потому как – не резон с большой и сильной империей отношения выяснять…

Поводов для нападения у хищников всегда полно, а подлинная мотивация всегда одна: пожива. Если алчность у Дудаева или Порошенко перевешивает страх – они нападут В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ.

+++

Потому что, повторяю ещё раз: продуктопроводы, питающие одного человека, легко могут быть переключены на другого.

Если десять человек лишить зарплаты в 100 рублей, то образуется тысяча, и она запросто может кого-нибудь обогатить.

Это и есть формула приватизации – масса теряет в доходе, в количестве и качестве потребления, единицы, собрав с миру по нитке, покупают в итоге яхты и дворцы.

Не будь Африка с Азией такими нищими – не были бы США или Люксембург (вассал-фаворит глобальной империи) такими богатыми.

+++

Наша же жизнь зависит только от нашей выдержки, ответственности, сознательности и патриотизма. Помним как «Отче наш»: никто извне не придёт нам добавить благ. Извне всегда приходят только отнимать блага. Меньше нам – больше им, и никуда от этого не деться.

Поощрять «освободительные движения» в тылу геополитического противника – давняя «мулька» на Западе. Знаменитый Ришелье подавлял «свободолюбие» дома, во Франции, но «отчего-то» активно поощрял его же в Германии (чтобы в итоге её голыми руками взять). Польша помогала русским самозванцам бороться с «незаконной властью» в любой смуте.

А вся мудрость в том, что понимаешь:

-Если рухнет имперский контур обороны, то твои личные заборы мародёров уже не сдержат в любом случае. Если вражеский танк не остановили на стратегическом направлении – неужели ты думаешь, что его остановит палисадник твоего дома?!

+++

Жизнь любого из народов – это его армия плюс, немножко, помощь союзников, если таковые имеются. Никакой другой формулы жизни ни у кого из народов (и отдельно взятых людей) нет. Не нравится жить? Выметайся! Освободи место тем, кто хочет жить, кто сплочён, организован, вышколен, координирован.

Чем раньше в России это поймут – тем больше у России шанс выжить.

 


 

[1] Русское слово «биться» происходит от слова «бита», то есть дубина, палка.

Александр Леонидов; 29 августа 2017 г.

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина