Борьба с долларом США на фронте российско-китайских отношений

Валентин Катасонов 1.03.2018 7:06 | Экономика 197

Весь ХХ век — история нарастающей долларизации международных финансов и мировой экономики

Первая мировая война привела к ослаблению позиций британского фунта стерлингов, в межвоенный период установилось неустойчивое двоевластие двух валют: фунта и доллара США. Ведущую роль доллара США в международной валютно-финансовой системе закрепила Конференция в Бреттон-Вудсе (США) в 1944 году, установив в мировой капиталистической системе хозяйства золотодолларовый стандарт. Ямайская конференция 1976 года еще более укрепила монополию доллара США в мировой финансовой системе, установив бумажно-долларовый стандарт.

Вне сферы действия долларовой монополии находились лишь страны социалистического лагеря, которые с 1964 года ввели свою региональную наднациональную валюту, получившую название «переводной рубль». Развал социалистического лагеря и разрушение Советского Союза стали важной вехой еще большего укрепления доллара США. Теперь он без всяких оговорок стал монополистом в мировой валютной системе.

Апогеем долларизации мировой экономики можно считать конец ХХ века. В 1999 году доля доллара США в международных резервах стран-членов МВФ, по данным этой организации, достигла максимальной точки — 70,9% (еще в 1995 году этот показатель был равен 59,0%).

В нынешнем веке появились некоторые признаки того, что монопольные позиции доллара США в мире могут ослабнуть. Процесс дальнейшей финансовой глобализации стал пробуксовывать, обозначились тенденции противодействия ряда стран и региональных объединений гегемонии доллара. В политический оборот был введен термин «дедолларизация». Особенно активизировались настроения против долларовой монополии после мирового финансового кризиса 2007-2009 гг. Те, кто выступает за дедолларизацию мировой экономики, предлагают самые разные подходы к ликвидации диктата доллара США в мире. Назову основные:

1) сокращение доли доллара США в международных резервах (особенно казначейских бумаг США);

2) запрет или ограничение использования доллара во внутригосударственных расчётах;

3) переход на национальные валюты во взаимных расчётах между странами;

4) отказ от доллара в международной торговле энергоносителями, его замена валютами стран-экспортеров и стран-импортеров.

Помимо этого, косвенно ослаблению позиций доллара США способствуют такие меры, как создание новых международных банков, фондов и иных финансовых институтов, независимых от США (альтернативы Международному валютному фонду и Всемирному банку); деофшоризация бизнеса и возвращение капиталов в страны их происхождения; создание региональных интеграционных группировок стран со своими коллективными валютами и т.д.

Впрочем, среди тех, кто борется с монополией доллара США есть и те, кто предлагает заменить его единой наднациональной валютой (даже придумали ей название «феникс»). Но это такой вариант дедолларизации, который еще более укрепит мировую власть «хозяев денег» (таковыми на сегодняшний день считаются главные акционеры ФРС США). Это единственный вариант дедолларизации, который готовы рассматривать «хозяева денег» (и, судя по всему, они его тайно подготавливают).

Несмотря на многочисленные и порой очень шумные и эффектные кампании по борьбе с долларом США, проводимые в разных странах мира, заметного ослабления его позиций пока не видно. Так, в конце 2014 года, по данным МВФ, доля доллара в мировых валютных резервах была равна 63,1%. Согласно последним данным МВФ, 1 октября 2017 года этот показатель составил 63,5% (примерно соответствует среднему показателю последнего десятилетия прошлого века).

«Финансы по Катасонову» №14. На ваши вопросы отвечает доктор экономических наук Валентин Катасонов

А вот еще некоторые штрихи, дополняющие картину сегодняшнего дня. Согласно данным SWIFT, в декабре 2017 года доля доллара США в трансграничных операциях, проходящих через эту систему (а это мировой монополист по трансграничным платежам), составила 41,27%. Между прочим, в 2014 году, этот показатель был равен 33,5%. А вот данные Банка международных расчетов (БМР) о доле доллара США в операциях на мировом рынке обмена валют. Если оборот всех операций по купле-продаже валют принять за 100%, то в 2001 году доля доллара была равна 44,45%; в 2016 году этот показатель составил 43,80%. Как видим, никакого заметного ослабления доллара США пока не замечено. Может быть, какие-то процессы ослабления происходят, но на поверхности они не видны. Как говорится, количество еще не перешло в качество.

Считается, что на сегодняшний день одними из наиболее активных участников борьбы против долларизации являются Россия и Китай. У них, действительно, немалые возможности для такой борьбы. У них есть потенциал для того, чтобы нанести смертельный удар по доллару США. Таким стратегическим ресурсом являются их гигантские международные резервы, значительная часть которых — американская валюта в виде казначейских бумаг США и долларовых депозитов в зарубежных (в том числе американских) банках. Одномоментный сброс долларов США Китаем и Россией можно сравнить с использованием ядерного оружия. «Эффект бумеранга» сложно просчитать. Судя по всему, ни Пекин, ни Москва такого варианта всерьез не рассматривают.

Основная их энергия на сегодняшний день направлена на то, чтобы вытеснить доллар США (а заодно и евро как валюту геополитического союзника Вашингтона) из взаимных торгово-экономических отношений. Точной статистики валютной структуры платежей и расчетов между двумя странами до недавнего времени не было. Но по обрывочным оценкам, которые озвучивались экспертами, можно понять, что на доллар США до начала нынешнего десятилетия приходилось не менее 90% всех российско-китайских платежных операций. Небольшой процент приходился на евро и другие западные валюты, а национальные валюты (рубль и юань) присутствовали в гомеопатических дозах. Доля национальных валют во взаимной торговле двух стран в 2013 году, согласно одной изоценок, составила всего лишь 2%.

2014 год можно считать рубежом, когда интерес как с российской, так и с китайской стороны к более широкому использованию национальных валют во взаимных расчетах резко возрос. С российской стороны это обусловлено начавшимися санкциями со стороны Запада. Возникла реальная угроза блокировки долларовых транзакций, проходящих через систему SWIFT и американскую банковскую систему. Для Китая на первый план вышла задача продвижения по всему миру своей национальной денежной единицы — юаня (в том числе Пекин резко активизировал деятельность в МВФ по получению юанем статуса резервной валюты; с 1 октября 2016 года юань обрел такой статус).

Какие действия стороны осуществили для того, чтобы заменить доллар США (а отчасти и другие западные валюты) на рубль и юань? Было сделано много громких заявлений. Перечислю лишь некоторые из тех, что были сделаны с российской стороны.

На высшем государственном уровне их было очень много. Но, как правило, они делались не в формате двухсторонних российско-китайских отношений, а в формате многосторонних отношений в рамках группы БРИКС.  Так, в июле 2015 года в Уфе проходил саммит БРИКС. На нем и российская, и китайская делегации решительно высказались в пользу резкого увеличения доля национальных валют во взаимных расчетах. Вот что сказал премьер-министр РФ Дмитрий Медведев на этом саммите:

Для чего мы это делаем (расширяем расчёты в нацвалютах — В. К.)? В первую очередь, чтобы минимизировать для наших стран последствия монетарной политики, которая проводится в государствах-эмитентах резервных валют. Это особенно важно сегодня, когда сохраняются риски, вызванные высоким уровнем госдолга в развитых странах. Уже сейчас можно говорить о наращивании расчётов в национальных валютах с нашими партнёрами по БРИКС — Китаем и Индией».

Были заявления со стороны денежных властей России. Так, 4 июня 2015 года Минфин РФ сообщил, что может выпустить в 2016 году долговые бумаги в юанях. Такой акцией Минфин явно пытался повысить интерес российских банков и компаний к тому, чтобы шире использовать юань в расчетах по российско-китайской торговле. 27 ноября 2015 г. Минфин РФ вновь объявил, что планирует разместить на Московской бирже облигации в юанях. Обсуждаемый объем сделки может составить чуть больше 6 миллиардов юаней. Задача сделки, как сказали на Ильинке (адрес Минфина), — развитие внутреннего финансового рынка и его связей с финансовым рынком Китая.

19 декабря 2016 г. премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал постановление, разрешающее эмиссию федеральных облигаций в национальных валютах стран БРИКС и ШОС. Наконец, в декабре 2017 года Минфин анонсировал, что в следующем году будет произведено размещение облигаций ОФЗ, номинированных в юанях. Прошла даже информация, что Минфин России нанял Bank of China, Газпромбанк и банк ICBC в рамках подготовки к размещению таких облигаций.

Что касается Банка России, то 27 ноября 2015 г. он сообщил, что включил китайский юань в перечень валют, которые могут использоваться для наполнения золотовалютных резервов. К настоящему времени юань уже вошел в состав резервов, но его доля составляет гомеопатическую дозу (0,1%). Кстати, что касается Народного банка Китая, то он даже не делал никаких намеков на то, что будет включать рубль в состав своих международных резервов. Из символических шагов Центробанка можно также назвать открытие 16 марта 2017 года своего представительства в Пекине. Между прочим, это первое зарубежное представительство Банка России.

Еще больше было заявлений на уровне крупных российских компаний и банков. Например, 2 июня 2015 года глава российской корпорации «Газпром» Алексей Миллер заявил, что ведёт переговоры с китайской стороной о расчётах по контракту, предусматривающему поставки газа по «западному маршруту», в рублях и юанях. 16 июня 2015 г. СМИ сообщили, что «Газпром» и китайская энергетическая компания CNPC («Китайская национальная нефтегазовая корпорация») достигли соглашения об отказе от долларов и евро в расчёте за поставки газа по западному маршруту.

20 июня 2015 года Игорь Сечин заявил в интервью телеканалу «Россия 24», что «Роснефть» и китайская Sinopec перейдут на взаиморасчёты в национальных валютах. 1 июня 2015 года «Рособоронэкспорт» заявил, что намеревается перевести расчёты по части своих поставок в Индию и Китай (на эти две страны приходится примерно половина российского экспорта оружия) в индийские рупии и китайские юани.

Некоторые российские банки не ограничились заявлениями, а предприняли конкретные практические шаги. Например, 20 мая 2014 года в Шанхае подписан ряд стратегических соглашений России с Китаем: о сотрудничестве между ВТБ и Банком Китая (Bank of China) и о проведении расчётов в национальных валютах. Уже 22 мая того же года российский банк ВТБ через свой филиал в Шанхае приступил к проведению международных расчётов в юанях КНР.

В ноябре 2014 года Минэкономразвития Китая сообщил:

Сейчас около 100 российских коммерческих банков открывают корреспондентские счета для ведения расчетов в юанях. Также расширяется список коммерческих банков, где можно открыть счет в юанях для простых вкладчиков».

17 марта 2015 г. Московская Биржа начала торги фьючерсом на валютную пару «юань — рубль». Обычная торговля парой рубль-юань на Московской бирже была и до этого (началась в 2010 году), за 2014 год общий ее объем вырос в 8 раз и составил 395 млрд рублей, что эквивалентно 48 млрд юаней. Впрочем, это более чем скромная сумма на фоне многих других валютных пар.

Вместе с тем видно невооруженным глазом, что китайская сторона действует гораздо более энергично. С стороны Китая существенно больше конкретных практических действий, нежели заявлений. Вот некоторые такие действия.

29 декабря 2014 г. Китай объявил о запуске на межбанковском рынке иностранных валют торговли свопами и форвардными контрактами на рубль. Рубль, таким образом, стал 11-й валютой, на которую могли торговаться юаневые свопы.

Крупным событием в истории российско-китайских отношений стал визит главы КНР в Москву в мае 2015 года по случаю празднования 70-летия Дня Победы. В ходе этого визита 8 мая было подписано соглашение о создании Российско-китайского инвестиционного банка, который будет финансировать совместные проекты двух стран. Всего в ходе визита китайской делегации в Москву были подписаны 32 соглашения. Среди них несколько финансовых соглашений между банком ВТБ (а также некоторыми российскими компаниями) и Банком развития Китая (China Development Bank) о получении от последнего кредитов, причем часть из них — в юанях. Особо можно выделить соглашение о предоставлении Банком развития Китая Сбербанку займа на шесть миллиардов юаней на цели торгового финансирования.

8 октября 2015 г. начала работу китайская система международных платежей (CIPS), которая даст возможность зарубежным участникам рынка вести расчеты в юанях напрямую с китайскими партнерами. Кстати, глава ВТБ А. Костин заявил, что при необходимости российские банки смогут использовать инфраструктуру CIPS вместо системы SWIFT.

22 марта 2017 г. в России начал работу юаневый клиринговый центр. Учредителем его стал крупнейший китайский коммерческий банк ICBС, открывший в Москве свое отделение. Он заключил специальное соглашение с Народным банком Китая, став его уполномоченным банком в России. Российские бизнесмены могут теперь рассчитываться с китайцами прямо в юанях, а китайские инвесторы могут прямо из Пекина вкладываться в ОФЗ Минфина России.

Из последних наиболее значимых для России практических акций Китая можно назвать запуск 9 октября 2017 г. международной межбанковской системы для валютных расчётов в паре юань — рубль, работающей по принципу «платёж против платежа» (payment versus payment — PVP). Это первая PVP-система для валютных расчётов между юанем и какой-либо иностранной валютой. Опять-таки в случае блокировки Западом системы SWIFT для российских банков они могут воспользоваться этим альтернативным каналом платежей, но исключительно в операциях с китайскими банками и компаниями.

В следующей статье я попытаюсь показать, какие изменения произошли в валютной структуре платежей между Россией и Китаем за последние годы (с весны 2014 года, когда стороны активизировали свои усилия по вытеснению доллара США из взаимных расчетов).

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора