ЦБ не успевает считать уплывающие миллиарды

Валентин Катасонов 13.07.2018 22:53 | Экономика 55

ЦБ обнародовал предварительные данные по ключевым показателям платежного баланса Российской Федерации за первое полугодие 2018 года.

Некоторые чиновники Центробанка и правительства России уже воспользовались свежей цифрой положительного сальдо по операциям в сфере внешней торговли для того, чтобы с гордостью заявить о достигнутых в сфере экономики «достижениях». Цифра действительно впечатляющая: сальдо платежей по внешней торговле за первое полугодие составило 90,6 млрд долл. Это примерно в 1,5 раза превышает положительное сальдо за первое полугодие прошлого года.

Правда, к этому достижению наши денежные власти и правительство никакого отношения не имеют. В наши паруса дул ветер благоприятной конъюнктуры на мировом рынке «черного золота». Цена на нефть марки Brent 30 июня 2018 года составила 79,23 долл. за баррель, а ровно за год до этого она была равна 47,91 долл.

Правда, возникает вопрос, какова судьба это гигантского профицита. Наверняка, немалая его часть пошла на то, чтобы закрыть отрицательное сальдо по торговле услугами (оно у нас традиционно отрицательное). Правда, цифры этого сальдо пока Банк России не опубликовал.

Также вырученная валюта пошла на то, чтобы закрыть отрицательное сальдо по инвестиционным доходам (доходы, выводимые иностранными инвесторами из России, устойчиво превышают доходы, получаемые российскими инвесторами от зарубежных активов). Центробанк общую величину этого показателя за первое полугодие не обнародовал. Но имеются некоторые цифры, дающие представление о масштабах вывода средств за рубеж в виде выплат по внешним долгам.

Согласно данным макроэкономической статистики, в I и II кварталах 2018 года сумма платежей по внешнему долгу нефинансовых организаций, включая основной долг и проценты, составляет 28,7 и 15,3 млрд долл.  соответственно. Итого за полугодие круглая сумма в 44,0 млрд долл. Понятно, что инвестиционные доходы из страны выводились в виде погашения основного долга и процента по линии финансовых организаций в виде дивидендов и т.д. Но по этим позициям цифр за полугодие пока также нет.

Часть гигантского профицита пошла на пополнение международных резервов Российской Федерации. Согласно данным Центробанка, эти резервы в I полугодии 2018 года выросли на 30,6 млрд долларов США (против 18,9 млрд долл. в январе-июне 2017 года). Правда, для чего Центробанк России с таким упорством продолжает наращивать резервы, он не разъясняет (об этом я писал в статье «Международные резервы страны: Доходный актив или стратегический ресурс?»).

Наконец, еще одна часть гигантского профицита платежного баланса от внешней торговли пошла на то, чтобы подпитать ускоренный вывод капитала из страны. Чистый вывоз капитала частным сектором в январе-июне 2018 года, по оценке Банка России, составил 17,3 млрд долларов США (14,4 млрд годом ранее). На птичьем языке Центробанка это называется «чистым кредитованием остального мира«. И мы этим занимается постоянно в течение всей истории существования Российской Федерации.

Как сообщается в пресс-релизе Центробанка, «в отличие от ситуации годом ранее динамику чистого кредитования остального мира частным сектором определял спрос на иностранные активы со стороны прочих секторов при менее значимом вкладе в вывоз капитала операций банков».

Как известно из любого учебника по экономике, состояние платежного баланса страны определяет валютный курс национальной денежной единицы. Применительно к России — нашего рубля. Казалось бы, при столь большом положительном сальдо платежного баланса по текущим операциям (оно составило в первом полугодии 53,2 млрд долларов США по сравнению с 23,9 млрд долларов в январе-июне 2017 года) курс рубля к доллару должен был стремительно расти. А он, как мы помним, в начале апреля даже обвалился. Правда, потом несколько реабилитировался, но не полностью.

Если на 1 января 2018 года курс был 1 долл. США = 57,02 руб., то на 30 июня 2018 года — 1 долл. США = 62,76 руб. Ослабление по отношению к доллару США составило 9,2%.

Никакого парадокса тут нет: все «валютные достижения» российской экономики стремительно утекают за пределы страны, опуская национальную валюту. И ключевую роль в этом играет отечественный Центробанк. Отчасти потому, что он проявляет избыточную активность на таком направлении как накопление валютных резервов (тем самым искусственно поднимая доллар США и другие резервные валюты). Центробанк у нас уже давно стал главным экспортером капитала из России, но предпочитает эту деятельность называть благообразным термином «накопление международных резервов».

Одновременно на других направлениях ЦБ проявляет полное бездействие. Я имею в виду, что он мог бы и должен контролировать трансграничное движение частного капитала. Я не случайно использовал слово «должен», поскольку в статье 75 Конституции России прямо записано: «Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации«. В том числе обеспечение устойчивости валютного курса рубля. А для этого, как показывает мировой опыт, имеется два основных инструмента: валютные интервенции и валютные ограничения (валютное регулирование трансграничных потоков капитала).

А чем занимается Банк России? Он занимается тем, что лишь наблюдает за трансграничными потоками капитала и фиксирует их в своей статистике платежного баланса. А также для пущей важности занимается «гаданием на кофейной гуще». В конце каждого года Центробанк дает прогнозные оценки основных макроэкономических показателей (ВВП, инфляция, курс рубля, сальдо платежного баланса, сальдо трансграничного движения частного капитала и т.д.).

Остановимся на оценке показателя сальдо движения частного капитала. В конце прошлого года Банк России заявил, что чистый отток частного капитала в следующем году составит 10 млрд долл. Это звучало оптимистично на фоне самого настоящего бегства капитала в 2017 году. Чистый отток капитала по итогу прошлого года составил 31,3 млрд долл. (в 2016 году — 19,8 млрд долл.).

Но еще до наступления нового года оптимизма у Центробанка поубавилось, оценка была пересмотрена в сторону увеличения до 16 млрд долл. Прошло три месяца, и в марте 2018 года Центробанк еще раз пересмотрел оценку — до 19 млрд долл. И вот, наконец, с учетом предварительных фактических данных по итогам первого полугодия ЦБ провел еще один пересмотр показателя, увеличив его до 30 млрд долл. Думаю, это не последний в этом году пересмотр.  Напомню, что последняя оценка ЦБ на нынешний год уже почти не отличается от фактического значения прошлого года.

Можно «к бабке» не ходить и обойтись без «кофейной гущи» для того, чтобы сказать, что чистый отток капитала в этом году превысит уровень прошлого года. Конечно, если власти не догадаются использовать проверенный метод выхода из подобных ситуаций — валютное регулирование и валютный контроль в сфере трансграничного движения капитала. Увы, денежные власти даже не намекают, что могут прибегнуть к такому средству. Догадываюсь, почему. Оно запрещено сводом правил, называемых «Вашингтонским  консенсусом».

А пока и Центральный банк, и правительство (Минфин) ведут наблюдение за тем, как капитал покидает пределы России. А также кормят нас прогнозами, которые, судя по всему, выполняют лишь психотерапевтическую функцию.

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора