Черномагические упражнения балтов

Нам пишут 14.12.2017 6:38 | Общество 86

​Как человек с балтийскими корнями, выходец из Латвии, я всегда с болью и тревогой смотрю на то, что происходит в современной Прибалтике. Война с прошлым – дело дурно пахнущее. Воевать с мертвецами, сводить счёты с могилами – в этом есть очевидный комплекс неполноценности занятых этим и живых (пока) людей. Но кроме дурного трупного запаха есть в войне с мертвецами (первым, кстати, её начал Н.С. Хрущев – и проиграл) куда более страшная вещь. Это попытка подменить Судьбу волюнтаризмом. Одно дело, когда ты недоволен Судьбой, клянёшь свой злой рок, и это было делом лириков со времён древнеегипетской «Песни орфиста».

Другое дело, когда ты влезаешь в прошлое с намерением его… отменить. Мол, не было ничего, и всё тут, а память – заровняем и зальём бетоном, и новую на её место приделаем. В этом странном и чудовищном деле очевиден элемент чёрной магии.

В то же время в нём очевидно и богоборчество. Человек ставит себя на место Бога и «подправляет» свершившуюся в виде Судьбы Божью волю: Ты судил так, а я – инстанция повыше Тебя…

Здесь встаёт философский вопрос: а есть ли у детей право судить родителей, а у внуков – судить дедов? Не станет ли такой суд грубейшим нарушением причинно-следственной связи, основы бытия и отражающего бытие связного (логичного) мышления?

Не имеем ли мы дело с грубейшим и отвратительным извращением? И – параллельно с какой-то внутренней неполноценностью, ущербностью сознания и личности?

Скажем, победа красных, эпоха СССР – это исторический факт, определивший весь ХХ век. Этот факт может лично вам очень не нравится; но если своё субъективное желание победы белых вы превратите в убеждение, что белые-таки победили в 1921 или 1922 году – вы запустите очень серьёзный психопатический процесс, разрушающий выстроенное на причинно-следственных связях сознание.

Именно этим занимаются в современной Литве. Понятно, что в вымирающей стране без экономики, в которой половина молодёжи сбежала на «дальний Запад», а другая половина просто не родилась, в стране, на 80% живущей на непонятного основания выплаты из Евросоюза, делать больше нечего. И литовцы, видимо, в силу ограниченности ума, не в силах придумать ничего нового, стали ДУБЛИРОВАТЬ уже принятые русофобские законы, расширяя и дополняя их попытками СТЕРЕТЬ ПАМЯТЬ И ПРОШЛОЕ.

Декоммунизация давно уже запущена и проведена. Но она всякий раз оказывается «неполной», и сейм снова и снова «дополняет» её, стремясь выкорчевать ХХ век, и не задумываясь, где окажется в результате такого корчевания…

Конечно, нет ничего нового в том, что литовская клика предлагает переименовать улицы и демонтировать памятники, «символизирующие советскую идеологию».

Но те расширительные толкования, которые неонацисты дают «символам» — загоняют общество в ситуацию, в которой всё, кроме канонически-гитлеровского нацизма будет запрещено и станет считаться «советским».

На днях депутаты Сейма от партии «Союз Отечества» — Христианские демократы внесли в парламент законопроект о «запрете пропаганды коммунизма и других тоталитарных идеологий в общественном пространстве». Закон с аналогичным названием в Литве уже действует: он, в частности, запрещает использование советской или нацистской символики, публичное исполнение гимна СССР, публичную поддержку «оккупационного режима».

Консерваторы Аудронюс Ажубалис и Лауринас Кащюнас предлагают расширить действие закона на «объекты общественного пространства» — улицы, скверы и памятники — так или иначе пропагандирующие коммунизм, обязав муниципальные власти переименовать или демонтировать их.

Как быть с памятником Наполеону в Париже, Кромвелю в Лондоне, статуей Робеспьера[1], памятником русскому царю в Финляндии[2] и египетскими пирамидами, при постройке которых жестоко использовался массовый рабский труд?

Человек вменяемый (сегодня большинство их собралось в Китае) понимает, что переделка будущего – это одно, а переделка прошлого – совсем другое.

Китайцы живут, не переделывая прошлого, чтобы не «потерять лица». Они нацелены заниматься будущим, а не прошлым. Прошлым обычно активно занимаются те, кому нечего предложить на будущее, у кого нет никакого образа грядущего…

Литва, как и Латвия, и Эстония – яркий пример лимитрофных республики без будущего.

Как писал поэт –

…Во мне найдёшь, быть может, день вчерашний,
Но ничего уж завтрашнего нет…

Это наиболее чистые, лабораторные, незамутнённые случайными, посторонними примесями ЗООЛОГИЧЕСКОЙ РЕАКЦИИ, АНТИЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ АЛЛЕРГИИ животной природы в человеке на ХХ век.

В чём принципиальная разница между животным существованием и цивилизацией? Животное существование замкнуто в цикл. Оно движется по кругу и приходит к тому, с чего начинало. И так раз за разом, снова и снова. Цивилизация бросила этому замкнутому циклу вызов. Она развивается линейно (потому часто непредсказуемо) – её этапы не являются многократными повторениями, подобными чередованиям зимы и лета.

То есть цивилизация в целом (5 тыс лет) и социализм в частности (ХХ век) – это прорыв из замкнутого круга, в котором не происходит ничего нового. Из века в век, из тысячелетия в тысячелетие одно и то же…

Главная задача антисоветизма сегодня – стереть прорыв ХХ века, вернуть человечество в круг вечного сна, сословно-кастовой дрёмы, в которой века схожи, словно близнецы…

А как это сделать? Стирая память: мол, ничего не было. Ни свершений, ни жертв. Ни порывов, ни успехов, ни провалов, ни взлётов, ни катастроф. Откатим в 1900-й, и начнём оттуда…

Но не получается в 1900-й, там Российская Империя, а она чревата новым временем, она несёт в себе зародыш грядущего цивилизационного рывка… И тогда откатывают за пределы Российской Империи, в родо-племенной строй, куда-то в глухое средневековье…

Вот, к примеру, депутаты Сейма вдохновились инициативой Вильнюсской администрации, где в последние недели идут дискуссии о судьбе нескольких памятников общественным деятелям, которые, по мнению городских властей, были слишком тесно связаны с советской властью.

По словам члена городского совета Пауле Кузмицкене, главы специальной комиссии по культуре памяти (прямо какое то «министерство правды» Оруэлла), дискуссия началась с обращения группы учащихся Вильнюсской гимназии, предложивших убрать из сквера в центре города памятник писателю Пятрасу Цвирке.

Помимо Цвирки, намереваются стереть из памяти еще нескольких литовских мертвецов-литераторов советского периода — Саломею Нерис, Антанаса Венцловы, Людаса Гиры. Если эксперты сочтут их пособниками коммунистического режима, горсовет будет решать вопрос о переименовании любых объектов, названных в память о них.

Депутаты Сейма Ажубалис и Кащюнас своим законопроектом решили поддержать инициативу Вильнюсского горсовета, а заодно придать процессу централизованный характер.

«Мы знаем, что историческая память — это много эмоций. Регулярно то один, то другой памятник вызывает вопросы, — говорит депутат Кащюнас. Он уверен: поскольку такие «спорные» объекты — головная боль для любого муниципалитета, информации по каждому из них у самоуправлений предостаточно. Депутаты предлагают муниципалитетам поделиться этой информацией с профессиональными историками, которые составят справку по каждому объекту: когда и в честь кого был установлен памятник или названа улица, кем является та или иная историческая личность, каковы ее связи с советской властью. В общем, проведут своеобразную инвентаризацию и предоставят информацию по каждому объекту в правительство.

«Главный критерий — символизирует ли тот или иной объект советскую идеологию, — говорит Кащюнас. — Кончено, памятников или бюстов людям, которые представляют эту идеологию, не должно быть».

В Центре геноцида инициативу депутатов, в целом, приветствуют. «Я думаю, что сам шаг правильный, — считает Тереза Бируте Бураускайте, директор центра. — Нужно один раз поставить все точки над i. Мы с этим сталкиваемся все время: есть какой-то памятник, одни приносят цветы, другие переживают по этому поводу — обращаются к нам и те, и другие. В обществе … нет нужного спокойствия».

Сегодня даже литовские историки не «готовы решать, что считать пропагандой коммунизма». Но склоняются они к тому, что пропаганда коммунизма – это любая пропаганда социального развития. Ведь нужно, по словам Терезы Бируте Бураускайте, чтобы «в обществе было нужное спокойствие».

А вдруг кто-нибудь из поэтов ляпнет, что деньги в руках не у избранников неба и не у помазанников божиих? И богатые как-то неправильно распоряжаются своими богатствами?!

Нужно понимать, что пропаганда коммунизма с этого и начинается: а вдруг кто-то усомнится в богоизбранности миллионеров или заикнётся о том, что нищета нищих – не есть общественный идеал?!

А потому для «нужного спокойствия» нужно занудно стирать всё, что выпадает за канонический буквализм литовского национализма. Чтобы в «стране» (страной этот лимитроф можно называть только в шутку) было полное единомыслие, а все споры носили характер средневековой уточняющей схоластики МЕЖДУ догмами единственно верного курса Вильнюса.

Литовских националистов ничуть не смущает, что этим же занимались некоторые не в меру рьяные, малообразованные, по-деревенски наивные идеологи КПСС. То есть насаждали «единственно-верный» канонический буквализм и карали за малейшее отклонение от линии властей.

Ведь литовские, эстонские, украинские и прочие «наци» — ещё более необразованная деревенщина. Они без всякой тени улыбки вам скажут, что предыдущая «единственно-верная» идеология была неправильная, а вот их нынешняя, такая же «единственно-верная» — самая, что ни на есть, правильная.

И потому поклонятся предыдущему канону есть преступление, уголовно наказуемое, между прочим, а нынешнему канону поклонятся бездумно – «самый цимус».

А в жертву своей убеждённой хуторской ограниченности литовские депутаты готовы принести всё: они уже думают, что делать с памятниками, которые входят в реестр объектов культурного наследия? И что делать с мемориалами, установленными на месте братских могил солдатам, погибшим во время Второй мировой войны?

Если снести к чёртовой матери, как они давно мечтают – то, глядишь, Израиль не одобрит… Ничто другое литовских депутатов не тревожит, они слишком тупые, чтобы отвлекаться на рефлексию. Но Израиль – это серьёзно! Это вам не русский Ванька, которого бей по щекам – он только другие подставлять станет…

Мы же писали, что выкручиваясь (то есть отделяя хорошие убийства русских, белорусов – от плохих убийств евреев) вице-мэр Биржайского края, небольшого северо-восточного района Литвы, где установлен мемориал «героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины», разместила рядом с ним табличку, гласящую: «Записи советского времени не соответствуют исторической правде».

То есть тут захоронены не герои, они за свободу и независимость Родины не воевали, и вообще выводить Литву из-под оккупации Рейха не стоило. Ещё бы с Израилем вопрос решить, чтобы он не «возникал» по поводу антисемитизма III Рейха – и Гитлера канонизировать можно!

Когда дегероизирующие борцов с нацизмом таблички были расставлены, многие самоуправления тут же заинтересовались таким «сравнительно безболезненным» решением вопроса «спорных» памятников. И ныне депутаты литовского сейма надеются, что их законопроект пройдет первое чтение до конца года — тогда есть шанс принять его до начала летних каникул парламента.

+++

Я не хотел бы, чтобы моя статья воспринималась только как узко-этническая обида русского человека за топтание на костях его предков и шельмование его народа. Этот мотив, конечно, поневоле присутствует в описаниях проделок прибалтов или бандеровцев, но…

Гораздо важнее то, что в общечеловеческом смысле они заняли позицию стирания прошлого, отменяющего свойственное демократии многообразие его оценок. Есть нечто черномагичекое в попытках отменить писателя, художника или поэта за то, что он был членом КПСС. За этим стоит стремление не только вычеркнуть эпоху, но и подменить её своей виртуальной поделкой.

Мол, нам не нравится прошлое, и мы придумали для вас другое, «правильное» прошлое, а того, что нам не нравится – просто не было.

С одной стороны, это напоминает некоторых коммунистов с их одержимостью разрыва связи времён, с их попытками «начать с чистого листа», стерев «наследие проклятого прошлого». Коммунисты не только не пытались смягчить конфликт поколений, но наоборот, раздували его и засыпали раны солью с перцем.

Моё мнение: это у них было неправильно, ошибочно. Чем сносить чужое «до основания», а «затем» строить новое на его месте, не лучше ли новое построить рядом? Чтобы нагляднее было видно: вот старое, а вот новое, смотрите, какие мы молодцы, на сколько этажей выше…

Но коммунисты ведь не только разрушали. Разрушая, они и строили. Да, они были не в ладах с прошлым (и это их исторический грех) – но они видели и предлагали конкретное, осязаемое будущее. Их диктатура была насилием во имя прогресса – научного, технического, образовательного, урбанистического, атомно-космического и т.п.

Позаимствовав у них методы «единственно-правильной» идеологии, прибалты или бандеровцы насаждают не менее (мягко говоря) жёсткую идеологическую диктатуру. Но это уже диктатура регресса, деградации. Человека берут за шкирку, и пинками гонят в прошлое, в XIX век и ниже…

А я скажу так: нет ничего страшнее, чем диктатура регресса. Диктатура прогрессоров тоже, иной раз, перегибала палку, спору нет, но во имя чего-то главного и светлого. А эти – во имя чего?! Чтобы увековечить господство господ и рабство рабов?

+++

С некоторых пор я не хочу говорить с антикоммунистами. Не потому, что я такой гордый и заносчивый, и, типа, умнее их. Вовсе нет.

Просто с некоторых пор я начал понимать, что эти люди, носители витиеватых концепций, элементарно не знают жизни. Они никогда не работали на заводе, на фабрике, на прополке поля или в тепличном хозяйстве.

Они не знают, «как мокра вода и как страшен ветер лютый». Это люди, избалованные доставшимися им условиями, и не повзрослевшие. Свой хлеб они воспринимают как генералы у Салтыкова-Щедрина, само собой образующимся. Они – инфантилы, не сумевшие выйти за грани детской склонности творить выдуманные сказочные миры, Мордоры и Нарнии…

И вот скажите, о чём всерьёз можно говорить с великовозрастными детинами, умственно не вышедшими из детского сада? В причудливой фантазии которых хлеб возникает из свободы, которую они даруют другим (а почему они?).

То есть очевидна неосознанная, и оттого ещё более глупая модель самозванного «доброго барина», считающего себя вправе другим выдавать свободу (а то без него не возьмут!) и брать с них за это оброк хлебом и прочими вкусняшками…

При всём многообразии антикоммунистов – они (от увешанных иконами монархистов до отвязных либертарианцев[3]) все умом-дети, живущие за чужой счёт, в комфортных (более или менее) условиях и фантазирующие «против рожна».

+++

Я знаю, как это лечится. Это лечится годом работы на современной капиталистической фабрике. Или в агрохолдинге на полевых работах. На общих основаниях и без поблажек. Их ни в какой ГУЛАГ сажать не нужно, просто нужно год заставить поработать в реальном секторе, и не руководителями (от слова рукой водить) а самыми что ни на есть непосредственными исполнителями.

Уверяю вас, через год вся дурь у них из головы выветрится[4], они начнут понимать жизнь, как она есть, а не как им захотелось её вообразить при детском богатстве фантазии.

Те же литовцы: они же ещё и не начинали работать по-капиталистически! Они живут на пенсию Евросоюза, которому нужны русофобские лимитрофы вдоль границ с Россией. Если бы для этих умничающих депутатов сейма включили режим Бангладеш, или режим Индонезии, или режим Эквадора, Либерии, Мексики – они бы сразу «лучше поняли» писателей-коммунистов и поэтов-сочувствующих…

И однажды они это узнают. Когда мировой власти просто надоест кормить их даром, как вывеску евроинтеграции. И им предложат вписаться в мировой рынок. А вписываться им абсолютно нечем…

Тогда, я думаю, качели пойдут в другую сторону. Потомки этих литовцев начнут резво сносить памятники, поставленные в наши дни. И восстанавливать снесённые.

Что, на мой взгляд, тоже контрпродуктивно, потому что прошлое нельзя стереть, его можно лишь осмыслять.

Пусть поставленное – стоит. Нравы и мнения меняются, но история должна оставаться непрерывным потоком.

Потому что мы существуем (причинно-следственная связь) – в силу предшествовавших событий. Отрицая прошлое, мы отрицаем самих себя.


[1] Статуя Робеспьера в Париже размещена в Пантеоне.

[2] Памятник Александру II— памятник великому князю Финляндскому и российскому императору Александру II, установленный в Хельсинки перед Кафедральным собором Хельсинки на Сенатской площади, и являющийся её главной доминантой. Памятник был создан скульпторами Вальтером Рунебергом и Йоханнесом Таканеном и открыт в 1894 году, в память о восстановлении императором Александром II финского парламентаризма. Император изображен в форме финского гвардейского офицера. У подножия пьедестала разместились фигуры, которые олицетворяют «Закон» (Lex), «Мир» (Pax), и «Просвещение» (Lux), «Труд» (Labor).

[3] Крайняя форма рыночного либерализма, сторонники экономических и прочих свобод в максимальной степени.

[4] Был такой эксперимент: в целях борьбы с коммунизмом Ватикан направлял молодых католических священников на заводы и фабрики в качестве рабочих с целью укрепить влияние католицизма в массах. Выполняя это послушание, т.н. «священники-рабочие», оказавшись в положении рабочих, стали поддерживать их выступления в защиту своих интересов и прав, принимать участие в профсоюзном движении и политических демонстрациях. В итоге в 1953 Ватикан потребовал прекращения эксперимента со «священниками-рабочими».

Дмитрий РУДЗИТ, 13 декабря 2017 г.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина