Что обсудили в Москве Владимир Путин с Биньямином Нетаньяху

Русранд 5.02.2018 6:11 | Политика 117

Автор Игорь Николаевич Панкратенко — эксперт Центра Сулакшина, востоковед, политолог, доктор исторических наук.

Это уже стало традицией — всякий раз, когда Россия намерена планирует сколько-нибудь серьезный шаг на Ближнем Востоке, к Владимиру Путину прилетает премьер Израиля Нетаньяху. И только после их беседы Москва начинает конкретные действия.

Первый главный принцип этого негласного соглашения заключается в следующем: «не навреди интересам Израиля, и он не навредит тебе». Второй — «инициатива наказуема, и несогласованные с израильским руководством шаги Москвы будут восприниматься как враждебные».

Кстати, очень подробно и откровенно о своих отношениях с Владимиром Путиным, в рамках существующих между ними договоренностей рассказал сам Нетаньяху в начале нынешнего января:

«Послушайте, когда я увидел, что Россия размещает в Сирии… наземные силы и зенитное оружие, я решил, что самое мудрое — пойти и напрямую поговорить с г-ном Путиным. И я сказал [ему]: «У вас есть ваши интересы в Сирии, и у нас есть наши интересы, которые не должны подвергаться нападению со стороны Ирана и его доверенных лиц с территории Сирии. Как непосредственно, так и путем поставок наступательных вооружений в Ливан, на ливанский фронт, который там создает Иран».

И главное в этом рассказе израильского премьера:

«… мы понимаем друг друга и что мы не сбиваем планы друг друга. И мы решили создать то, что называется… deconfliction. Что означает „не стрелять друг в друга“. И мы создали механизм для этого, и этот механизм работает».

Сработал «deconfliction» и в ходе прошедшего 29 января пятичасового визита Нетаньяху в Москву. Главными в повестке дня израильского премьера были два вопроса: иранское присутствие в Сирии и готовящиеся Тель-Авивом удары по объектам инфраструктуры движения Хизбалла в Ливане. На которых, по версии Нетаньяху и сопровождавших его лиц — министра безопасности, советника по национальной безопасности кабинета Меира Бен-Шаббата и начальника военной разведки генерал-майора Герцля Халеви — вот-вот начнется производство высокоточных ракет.

Что касается первого пункта, то в настоящее время Израиль пока не имеет возможности вытеснить Иран из его зоны оккупации, на которые Сирия была разделена в прошлом года. Но уже в ближайшем будущем — после «окончания гражданской войны», то есть после того, как будет установлены окончательные границы зон раздела страны — намерен заняться этим вплотную. В отношении же второго, Нетаньяху не стал скрывать от Путина, что ударами по Ливану все не ограничиться, будут атакованы также базы Хизбаллы и на сирийской территории, а следовательно — Асад может обратиться за помощью к Москве. И в том, и в другом случае, Израилю от Кремля требуется благожелательный нейтралитет. который, помимо прочего, подразумевает, что он никак не поддержит Иран. А Асаду — находящемуся сейчас в полной зависимости от Москвы, даже деньги Дамаску печатают в России — просто убедительно посоветует «не выступать», простите уж за вульгаризм.

Ну, а чтобы российское руководство не испытывало неких моральных терзаний по поводу такого «нейтралитета», Нетаньяху в ходе нынешнего визита весьма драматично подпустил «идеологическую составляющую». В предложенной им схеме Кремль «участвует в предотвращении нового Холокоста».

Помнится, в начале 2000-х Путин уже участвовал в столь же масштабном и сакральном деянии — «глобальной войне против международного терроризма», когда Москва приложила все усилия к появлению баз США и НАТО в государствах Центральной Азии. Она, правда, с ними потом столь же упорно и боролась, но кто же в России об этом печальном опыте ее участия во «всемирно-исторических кампаниях» сейчас будет вспоминать?

Словом, в ходе своего нынешнего визита Нетаньяху получил от Кремля очередную гарантию того, что заключенное им негласное соглашение с Путиным полностью остается в силе. И руки у Израиля по двум стратегически важным для него вопросам развязаны. Причем, обошлось это ему совсем недорого — «признанием огромной роли Москвы в ближневосточном процессе» и согласии на ее дальнейшее там присутствие. Что, собственно, для самой России практического смысла не имеет, но вот в пропагандистском плане, да еще и накануне выборов президента Владимира Путина выглядит куда как мощно и внушительно.

Кстати, в ходе беседы с российским президентом израильский премьер поднял и вопрос о необходимости ревизии, а еще лучше — расторжения, Итогового соглашения по иранской ядерной программе. Владимир Путин не ответил на это ни «да», ни «нет». Что Нетаньяху нисколько не расстроило. Этот вопрос он намерен «дожимать» в ходе следующих визитов в Москву.

Игорь Панкратенко

Источник


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Израильский вопрос российской внешней политики

Путин избавляется от Ирана

Нетаньяху подсёк Кремль

«Язык дан дипломату для того, чтобы скрывать свои мысли»

Путинизм в зеркале Пальмиры: Сулакшин на «Россия 1»

Преступление без наказания: источники израильской безнаказанности

Лучший шпион — это логика

Предупреждающий выстрел. О странном поведении Израиля в Сирии

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина