Что означает нынешний президентопад

Русранд 16.04.2019 18:50 | Политика 21

Уход ветеранов-автократов в разных краях стал похож на эпидемию. Но сценарии передачи власти не предусматривают переход к свободе. Россия помогает несостоявшимся самодержцам просто ради того, чтобы насолить Западу.

Словно бы вернулась «Арабская весна». Если свержение тяжело больного 82-летнего алжирского правителя, которого в последние годы даже по местному ТВ старались не показывать, выглядит физиологически назревшим, то смещение бодрого 75-летнего суданца Омара аль-Башира, который, кажется, обещал России морскую базу, а потом раздумал, смотрится как революционный акт.

Автократии делятся на состоявшиеся и несостоявшиеся. Алжирский военно-бюрократический правящий класс, при всех его особенностях, доказал свою жизнеспособность и мог позволить себе довольно долго терпеть впавшего в маразм диктатора, привыкнув к нему за двадцать лет нахождения у власти. Он был свергнут коллегами только ввиду стопроцентной своей амортизации, а также ради того, чтобы успокоить разбушевавшиеся низы.

А вот тридцатилетка аль-Башира была ознаменована потерей Южного Судана, резней в Дарфуре и массовыми убийствами более умеренного масштаба, жертвами которых стали многие сотни тысяч людей. Хотя аль-Башир с присущим ему юмором советовал Международному уголовному суду съесть выписанный ордер на его арест, удачливым правителем он точно не был: суданское государство под его руководством распалось на несколько кусков, и даже привилегированной части его подданных, арабам-бедуинам, жить было несладко. Чувства тамошних военных попали в резонанс с гневом вышедших на улицы масс, и коллектив ближайших сподвижников (а также помощников во всех его прежних делах) уволил правителя, сохранив ему, кажется, жизнь.

Алжирский сценарий — не единственный вариант транзита власти в состоявшейся автократии.

Полтора года назад 93-летнего Роберта Мугабе соратники убедили, что тридцать семь лет у руля для Зимбабве — достаточно. И гуманно отправили старца в почетную отставку — ну прямо как Хрущева. А в гораздо более близком к нам Казахстане 78-летний основатель страны Нурсултан Назарбаев после тридцатилетнего правления сумел сам определить степень почетности и плавности своего ухода. И даже держит интригу. Ведь кто в июне займет должность президента, т.е. вряд ли первого,  но хотя бы второго человека в государстве, до сих пор не очень понятно. Как видим, уверенно стоящие на ногах автократии достаточно легко заменяют состарившихся вождей, обходясь при этом и без радикальной перестройки режимов, и без чрезмерного вмешательства внешних сил.

Расчет на то, что уход диктатора открывает дорогу свободе, во втором десятилетии XXI века чаще всего не оправдывается. По крайней мере в тех краях, где свободы до сих пор не было. Правда, в Алжире предстоят выборы, заранее объявленные торжеством демократии. Но стоит вспомнить недавний египетский эксперимент. Когда идеократический режим, избранный народом после свержения маршала Мубарака, начал готовиться к истреблению старой руководящей военной касты, эта каста предпочла выжить и путем контрпереворота вернула себе бразды.

Совсем другие сценарии видим в так называемых несостоявшихся государствах. То есть в многоплеменных, многоконфессиональных, разнокультурных, распадающихся на части и время от времени скрепляемых только силой, причем сплошь и рядом не местной.

Диктаторы там, конечно, тоже обитают, но чаще не по одному. И разобрать, кто есть кто в их грызне, не так просто.

Власть над большей частью официальной Сирии формально в руках потомственного правителя Асада. Но все-таки не над всей прежней его страной, да и в Дамаске он держится только до тех пор, пока за его спиной Иран и Россия.

Другая международно-правовая фикция — Йемен. Кажется, там есть какой-то правитель или даже несколько враждующих вождей, но не будь в Йемене саудитов, эти земли раскололись бы по каким-нибудь другим линиям или просто были бы оприходованы тем же Ираном.

А распавшаяся Ливия вернулась в топ-новости благодаря торжественно анонсированному триполийскому походу 76-летнего фельдмаршала Хафтара, триумфы которого оспариваются, впрочем, его врагами, а в самоназваниях противоборствующих сторон путаются даже знатоки. Разумеется, у любого кандидата в автократы в каждой несостоявшейся стране есть свои внешние болельщики, интересанты, финансисты и поставщики оружия. Иначе он просто не взялся бы за работу. Говорят, будто во все края, где разгорается хоть какая-нибудь смута, начинает течь российское вооружение, и если неудобно послать кадровых военных, то едут сотрудники ЧВК. Может быть, кое-что преувеличивают, а местами и клевещут. Но инстинктивное желание застолбить как можно больше точек на глобусе явно прослеживается.

На восстановление мировой империи это не тянет. Не те нынче ресурсы. На помощь идейно близким — тоже. Идеи у них у всех разные, а часто и вовсе никакие. Желание наших магнатов наложить руку на местные природные богатства? Иногда его и не скрывают. Но соревноваться в таких делах с Китаем — дело безнадежное.

Подозреваю, что главный мотив — бескорыстный. Просто подразнить Запад, подпортить любые его игры, где бы он их ни вел. Вот такой симбиоз великой ядерной державы с целой стаей несостоявшихся самодержцев, алчных паразитов, ждущих удобного момента, чтобы обмануть. Одним словом — весна.

Сергей Шелин

Источник


Автор Сергей Григорьевич Шелин — политический аналитик, журналист, обозреватель ИА «Росбалт».

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю