Что случилось с человечеством? Версия…

Александр Леонидов 17.01.2018 8:55 | Общество 120

Главная проблема современности в том, что почти всем, и почти на всё наплевать. Народная масса сформировалась в нашем поколении как беспрецедентно-инертная, она приходит в какое-то движение только в случае внешней стимуляции (принуждения, подкупа). Сама же почти не имеет ни взглядов, ни пристрастий. Тает добровольный интерес к популяризации знаний и культуре, чтению – а тот, который есть, либо носит остаточный характер, либо симулируется (из соображений престижа – когда автора читают или на концерт ходят не ради самого действия, а потому что автор или оркестр «раскрученные» — вот, мол, и я возле них выгляжу «успешным»).

В политике произошло невероятное оскудение обоих противоборствующих сил – как оппозиционных так и охранительных. И толпа и госаппарат сонливы, порой минимальные усилия способны обрушить колоссальную державность. Отсюда и феномен «цветных революций» — совершаемых лентяями против засонь, без пулемётов и картечи (или в минимальном их количестве). Ещё в XIX веке такое было просто немыслимо: вспомним двусторонний накал красных и белых, революции и реакции в европейских странах!

Выдающийся фантаст И.Ефремов ещё в 70-х годах сетовал на растущее безразличие молодого поколения, утрату им такого качества, как «добросовестность» в порученных делах. Футуролог С.Г. Кара-Мурза уже в наши дни вспоминал позднесоветские времена- и ту ярость, которую вызывало у молодёжи любое напряжение сил, любая нагрузка. Недавно газета «Завтра» жаловалась, что под разговоры про «трудную жизнь» даже в небогатых семьях растут дети, способные выживать только при опеке, только в офисе с кондиционером и кофейной машиной. Это поколение моментально сгорает при малейшем усилении напряжения…

Для человеческой цивилизации АПАТИЯ – явление очень опасное, потому что цивилизация с апатией несовместима. Сама передача колоссального искусственного мира и «принуждения к знанию» требуют колоссальной энергии и силы чувств. Прогрессирующее безразличие в стиле «что воля, что неволя» (помните детскую киносказку?) – не даст человеку ни защитить, ни сберечь ни себя, ни тот культурный пласт, который ему обеспечили предки. Если ни бороться, ни работать, ни учиться не хочется – то очевидно, что получим капитуляцию, разруху и всеобщую безграмотность в итоге…

+++

Но как мы дошли до жизни такой? В которой угасают все импульсы – и человек всё чаще соглашается не в силу согласия, а только чтобы «отвязались»? С чем связана нарастающая сонливость общества, которому ничего не хочется, которое ничем не горит, ни на что не откликается?

Как рассказывал мне Т.В. Савченко, много лет живший в Киеве – «если не 90, то 80% точно из жителей Украины – нормальные люди, такие же, как ты и я. Но 5% психически больных (и хорошо оплачиваемых Америкой) подонков гоняют их, как маленькая шавка коровье стадо. Основная модель поведения большинства – убежать, спрятаться, «сховаться», уклониться. Авось как-нибудь пронесёт и переждём грозу…»

Старая армянская коммунистка высказывала в 80-е годы: «Это общество «ням-ням». Его зарежет даже один волк».

Произошли очень существенные и массовые перемены в человеческой психике. Она существенно сместилась, переродив активного и настойчивого преобразователя в пассивного и безвольного приспособленца. Про таких с досадой говорят: «положишь – лежит, посадишь – сидит»…

+++

Вы, дорогой читатель, знаете основную мою теорию: все психические заболевания являются концентрированными сгустками процессов, представленных в обществе в разреженном состоянии.

При снижении плотности заболевания увеличивается его объём и охват. Например, в наиболее тяжёлых формах паранойя свойственна относительно немногим людям (хотя и их число неуклонно растёт). А вот в смягчённых латентных формах она же (паранойя) – как склонность, «странность», индивидуальная особенность характера присуща значительно большему количеству людей.

То есть социальные психопатологии (в этом и состоит моя теория) слабее и легче клинических психопатологий, представляют из себя их лайт-версию, или, фигурально выражаясь, «разбавленное вино». Но именно за счёт того, что это «вино» разбавляют – его гораздо больше, чем креплёного!

То есть социальные патологии (мягкие и латентные формы клинических) – куда шире распространены, чем заболевания психики в тяжёлой, фиксируемой медиками, форме.

+++

Так вот, в этом ключе: медики пишут, что клиническая апатия представляет собой разновидность защитного механизма психики. Стрессовая ситуация отнимает довольно много психической энергии, в ответ на это начинаются процессы нервного торможения. То есть: если человек в один период тратил много эмоций – он должен компенсировать перерасход в другие периоды сниженной восприимчивостью. Чем активнее прошёл день – тем крепче ночной сон…

Этот механизм в нормальных условиях не даёт человеку «перегореть» от избыточного напряжения, как предохранитель. Маятник должен качаться от сильных чувств к слабым, от перенапряжения к расслабухе, от обилия впечатлений – до невосприимчивости…

Но при этом апатия может стать и клиническим вариантом депрессии. Причина всё та же: разум перенапрягся – разум должен расслабиться, обилие сильных эмоций снижает чувствительность к раздражителям, делает человека «эмоционально-глухим».

Теперь представьте человека столыпинской эпохи плюмажей, карет, лакеев в ливреях, эпохи лаптей и лучинушки. В этом мире (длившемся с малыми переменами тысячелетиями) амплитуда человеческих впечатлений была очень пологой. Новые впечатления были очень редки, и доставались немногим. Мир 90% людей замыкался их деревней – почему сельскую общину мужики и звали «мiром», то есть своей вселенной. Но даже самые богатые в поисках впечатлений были необыкновенно бедны в сравнении с ХХ веком. Нам, чтобы послушать всемирно-известного тенора, достаточно щёлкнуть кнопкой. А им – нужно было дней тридцать ехать до Рима или Милана… Нельзя было смотреть театр весь день, лёжа на диване, и у театра программы с пульта не переключаются…

Всякое знание – как и всякое растление (грань между познанием и растлением очень тонка) – приходили в малых дозах, «в час по чайной ложке». В этом мире обеднённого восприятия, где большинство вещей вокруг тебя знакомы тебе с детства до старости – очень развивался «слух души», уровень восприятия. Человеку мало было куда смотреть – и потому туда, куда удавалось глянуть, он глядел очень пристально. Отсюда и свойственная классической культуре глубина проникновения в предмет, невероятная, как под микроскопом, ДЕТАЛИЗАЦИЯ любого, даже самого поверхностного впечатления…

Человек этой эпохи гулкой тишины – нам всего лишь прадед, а многим даже и дед. Это всё было буквально вчера – прежде, чем на человека хлынула лавина информации, впечатлений, зашкаливающей скорости и новизны. А человек сформировался тысячелетиями в совершенно ином уровне информационного шума, он был совершенно не готов к такому обилию впечатлений и быстрой смене мизансцен…

+++

А теперь читаем строго-медицинскую информацию из учебника по психиатрии с учётом вышесказанного:

Апато-абулический синдром — психопатологический синдром, сочетающий апатию и абулию и характеризующийся выраженным эмоционально-волевым оскудением[1].

Лица, страдающие апато-абулическим синдромом, проводят много времени сидя в одиночестве или просто лёжа в постели. Могут часами смотреть телевизор, при этом не запоминают просмотренные передачи. Основная характеристика их личности — лень, которая доходит до предельных уровней: они отказываться мыться, стричь волосы, чистить зубы, умываться, спят в постели одетыми (из-за того, что лень раздеваться и одеваться), личная гигиена их совсем не волнует. В более тяжёлых случаях болезни они могут испражняться и мочиться в постели, так как им лень дойти до туалета.

Таких людей невозможно привлечь к деятельности или призвать к чувству долга, и такое чувство как «стыд» им чуждо[2].

Но при этом синдром лени, апато-абулический синдром — может приводить к растормаживанию простейших влечений (например, гиперсексуальности и прожорливости). Тут нет противоречия: отсутствие активности в высших сферах психических сферах растормаживает автономную от разума активность инстинктов.

У больных апато-абулическим синдромом разговоры с другими людьми не вызывают интереса. Речь их монотонна. Отказ от общения постоянно мотивируется «усталостью»[3].

Эмоционально-волевое оскудение прогрессирует постепенно — от лёгкой пассивности и равнодушия и до состояний с эмоциональной тупостью, характеризующуюся эмоциональной холодностью, равнодушием, безразличием к близким родственникам, утратой эмоциональной откликаемости и в целом сильным эмоциональным обеднением.

Апато-абулический дефект — «конечное» состояние при шизофрении, когда развитие психического дефекта с негативными симптомами проявляется с наибольшей степенью выраженности…

+++

И вот теперь я вас спрашиваю: а не узнаёте ли вы в этой клинической картине современного общества и особенно его подростков? И не тут ли ключ к беде цивилизации?

В ХХ веке человечество оглушило само себя сверхвозможностями и сверхинформацией. Скорость перемен моментально разогналась до космических величин. Но был ли готов к этимтехническим сверхвозможностям органический человек? Есть очень много вещей, которые технически возможны, но органически недопустимы (есть такие перегрузки, которые аппараты выдерживают легко, а человек погибает).

Не будем забывать, что сверхяркая вспышка, особенно внезапная – может вести к слепоте. Снежная болезнь – утрата зрения в результате воздействия на зрения сверкающей белой светлой равнины. Точно так же, как сверхяркое может обратиться в слепоту, во тьму – сверхмножество событий оказывается подобным полному отсутствию событий. Когда событий слишком много – мозг отключается, и получается, что событий вообще нет. Потому что всё уже воспринимается не как событие, а как часть шумового эффекта.

А если, как мы читали выше, апатия – реакция психики на сверхраздражение, автоматически включающаяся защитная функция перегруженного сознания – то концы начинают сходиться с концами… Человечество впало в апато-абулический синдром и он угрожает перейти в апато-абулический дефект «с наибольшей степенью выраженности». Новейшее время своей внезапной бурностью и скоростями оглушило и ослепило органического человека, формировавшегося в совершенно иных условиях, в совершенно иной плотности событий.

+++
Если это так – то лечить общество нужно тишиной. Нужно снижать информационное воздействие на человека, бесконечную череду сверхярких событийных вспышек, чтобы человек обратно научился видеть и анализировать простое и малое.

Нужно снизить шараханья человека по поверхностям разных отношений, чтобы он научился углубляться в них. Это касается и СМИ, и сферы образования, и шоу-бизнеса, и политики, в наших условиях давно выродившейся в шоу-бизнес. Перестаньте глушить человека бесконечными переменами!

Нужны стабильная работа, привычный и неизменный круг жизни, устойчивый достаток, консервативное образование — в котором внуки учат те же стихи и воспринимают те же ценности, что и их деды. Сделайте между событиями приличные интервалы, не опасаясь пустоты, которая в газетном деле зовётся при вёрстке «воздухом на полосе». Чтобы свадьба снова стала свадьбой, похороны — похоронами, трудоустройство — трудоустройством, а смена правителя — сменой правителя. Если частить это ежедневно — то всё теряет и смысл и восприимчивость, радости уже не радуют, а печали не печалят — и всё из-за плотной череды… Память человеческая вырождается до памяти аквариумной рыбки, как у майданных активистов, для которых события месячной давности кажутся смутной древней историей…

Дайте человеку осознать себя в некоем устойчивом пространстве, которое сорок лет не меняется – КАК ЭТО И ДОЛЖНО БЫТЬ, И ТЫСЯЧИ ЛЕТ БЫЛО, между прочим, пока не стали греметь во все тазы и кастрюли…

Иначе человек в вашей информацинно-либерально-предвыборной вакханалии теряет местожительство, как таковое, его жизнь превращается в постоянный транзит. Вместо вида за окном дома у него всё время смазанный вид за окном поезда… А то и вовсе вид за иллюминатором самолёта, вообще ничего не разглядеть…

Так получилось, что прогрессу на определённом витке оказались свойственны великие потрясения… А нам нужно великое человечество!


[1] Жмуров В. А. Апатия // Большая энциклопедия по психиатрии. — 2-е изд.

[2] Аведисова А.С., Гехт А.Б., Захарова К.В. и др. Апатия в структуре психических и неврологических расстройств позднего возраста // Журнал неврологии и психиатрии им.С.С.Корсакова. — 2014. — № 6. — С. 77—85.

[3] Г. В. Морозов, В. А. Ромасенко. Нервные и психические болезни. — М.: Медицина, 1987.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина