Согласно религии антисоветчиков всех мастей — от либералов до русских фашистов и прикремлевских власовцев — Сталин хотел как можно больше уничтожить людей. И уничтожил по версии одних до 60 миллионов человек и по версии других до 110 миллионов. В свете этих цифр даже не ясно, как численность народонаселения СССР смогла вырасти от 134 млн. человек в 1920 году до 188 млн. в 1953 году, несмотря на 36,5 миллионов демографических потерь населения СССР в годы ВОВ. Ведь, следуя арифметике антисоветчиков в 1953 году в СССР должно было остаться не 188 млн., а всего 78 млн. выживших.(188-110).

Ясно, что логика и арифметика отнюдь не конек антисоветчиков. Особенно это касается такой эталонной антисоветчицы, как Лия Ахеджакова, которая сама же рассказала о реальном случае из своей жизни, как она писала лично товарищу Сталину, чтобы он спас ее маму и тетю от неизлечимой тогда болезни:Чудинова: У меня странный вопрос про Сталина. В Википедии написано, что, будучи маленькой, вы написали письмо Сталину. Это так?

Ахеджакова: ..У меня мама умирала от туберкулеза, и тетя умирала. И мне учительница в пятом классе сказала, чтобы я написала Сталину, потому что говорили, что появилось лекарство от туберкулеза. Я сажусь, пишу письмо, что обещаю окончить школу с золотой медалью… Я много в этом письме пообещала, только чтобы прислали моей маме лекарства…

Чудинова: Лекарство не прислали?

Ахеджакова: Прислали… когда оно пришло туда, где разбирают письма, кто-то передал его на Рижский завод, где делали это лекарство, и мне прямо с Рижского завода прислали. И для тети, и для мамы…

Коварство Сталина просто невероятно: вместо того, чтобы расстрелять тетю и маму Ахеджаковой, он дал команду срочно выслать им лекарство.

Может быть, это было исключение? Нет, коварный Сталин зачем-то построил во всей стране тысячи больниц и поликлиник. Видимо, с целью побольше уморить граждан СССР от болезней.

Отчего население снизило смертность в 3-4 раза за время его правления:

И тем самым он «коварно» спас жизни 23,6 миллионам человек, которые умерли бы, сохранись дореволюционная тенденция снижения смертности.