Чуть помедленнее, люди!

Мария Портнягина 2.02.2019 16:22 | Общество 1

Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ

Манифесту за медленную еду (или слоуфуд) в этом году исполняется 30 лет. С него началось ставшее теперь общемировым движение за медленную жизнь. Но именно борьба за «вкусную, чистую и честную пищу», как говорится в Библии слоуфуд-активистов, была первой и остается наиболее массовой. Сегодня это 1,5 тысячи сообществ в 168 странах, которые объединяют более 100 тысяч зарегистрированных членов и несколько миллионов волонтеров по всему миру, включая Россию. И это не считая, что называется, попутчиков — тех, кто разделяет ценности слоуфуда, но не занимается его продвижением в массы.

У истоков слоуфуд-движения и в дальнейшем движения за медленную жизнь стоит итальянец Карло Петрини. Коммунист и кулинарный обозреватель, Петрини в 1986 году вместе с группой единомышленников устроил акцию протеста против открытия у Испанской лестницы в Риме точки известной сети ресторанов быстрого питания. Стенами собственных кухонь борьба у слоуфуд-активистов и сегодня не ограничивается. Так, 19 января, они провели шествие в Берлине. Участвовали более 35 тысяч человек. Требования те же, что и треть века назад сформулировал Петрини, теперь гуру слоуфуда: «нет» гастрономической глобализации, «да» сохранению кулинарных традиций, поддержке локальных агропроизводителей и бережному отношению к планете!

Из стихийной акции слоуфуд в итоге превратился в грандиозную международную организацию.

В нее входит, среди прочего, и Институт гастрономических наук, открытый в той же Италии, где проводятся исследования и обучение студентов — будущих популяризаторов культуры питания.

В 2018-м национальное объединение слоуфуд-активистов появилось в России. Вместе с этим 76 российских продуктов входят в Ковчег вкуса — международный каталог исчезающих продуктов питания, который ведет слоуфуд-движение. Среди них — дикий алтайский мед и байкальский омуль. Два десятка россиян состоят в Альянсе поваров слоуфуд, соблюдающих тот самый манифест. Большинство представляет рестораны Москвы.

Сегодня движение за медленную жизнь, выросшее из слоуфуд-движения, не только приняло планетарный масштаб, но и реализует себя во всевозможных областях.

Например, «медленное образование» подразумевает неспешное, вдумчивое обучение, взвешенное отношение к отметкам в то время, когда качество школьного образования не всегда соответствует ожиданиям родителей и спросу на рынке труда, а требования к детям непосильные. Проявляется оно в переходе к альтернативным формам обучения, в том числе и на дому. За «медленную науку» выступают ученые, не принимающие как норму гонку за числом публикаций и индексом цитируемости.

Сторонники «медленной моды» призывают не менять гардероб в угоду модной индустрии, каждый сезон обновляющей коллекции, и сделать привычкой походы в секонд-хенды.

При Лондонском колледже моды даже был открыт Центр ресурсосберегающей моды, занимающийся разработками по экологически безвредному производству одежды.

Другое направление — «медленные города». Движение за снижение темпа жизни в городах тоже итальянская инициатива. Проект Cittasslow объединяет сегодня почти 200 городов по всему миру, больше половины из них в Европе, российских среди них нет. «Медленный город», в идеале, это территория с большой числом зеленых зон и общественных пространств, где есть места, свободные от гаджетов и интернета, где развита экономика совместного потребления, в частности, позволяющая снизить долю частного автотранспорта — источника загрязнения воздуха и шума.

Еще из интересного — «медленное искусство», которое означает возврат художников к «вдумчивому творчеству», фотографов — к долгому поиску кадра. Для публики же ежегодно в апреле полсотни музеев и галерей в разных странах проводят День «медленного искусства»: участники обязаны посмотреть минимум пять произведений, уделив каждому не меньше 10 минут, и в конце обмениваются впечатлениями от «осмысленного» похода в музей. Ну и фотографиями тоже…

— Люди сегодня находятся в постоянном напряжении, пытаясь уместить в сутки больше часов, чем есть на самом деле, и тут не до осмысленности,— говорит «Огоньку» другой гуру слоу-движения Гейр Бертелсен, основатель Международного института медленности (базируется в Осло).— Переключение же на медленное мышление и жизнь в целом — своего рода иммунизация от стресса. Опасения, что это может привести к потере эффективности, за которой так все гонятся, напрасны.

Для продуктивной деятельности, замечает эксперт, человеку необходимо время от времени иметь возможность побыть наедине с собой, неспешно размышлять и строить планы, а не отвечать на беспрерывный поток писем и уведомлений от мессенджеров. Вероятно, поэтому движение за медленную жизнь широко развернулось в бизнесе.

Работодатели идут навстречу, оберегая сотрудников от риска выгорания и не без выгоды для себя. Одним из передовиков (помимо Кремниевой долины) является Франция. Еще в 2011 году гендиректор IT-компании Atos, прежде министр финансов страны Тьерри Бретон запустил программу Zero Email. По ней сотрудники обязывались писать электронные письма лишь по существу, остальное — по телефону или напрямую. В результате за два года объем переписки сократился на 60 процентов, административные расходы снизились на 3 процента. Ноу-хау перенял ряд других компаний и тоже успешно. А в 2017-м во Франции был принят закон, дающий работникам право отключаться от электронной почты и телефонной связи в нерабочее время. Правда, сколько французов пользуются этим правом — вопрос.

В Австрии действует Ассоциация замедления времени, которая устраивает закрытые экспертные диспуты о современном понимании времени, а заодно консультирует компании, как разумно организовать рабочее время. Как видно, движение за медленную жизнь активно коммерциализируется — за счет книг-самоучителей, тренингов, индивидуальных и корпоративных консультаций.

Слоу-движение, как любое востребованное явление, обретает и экзотические формы.

Например, в Калифорнии открылся центр, готовящий коучей по «медленному сексу», которые, в свою очередь, обучат клиентов получать удовольствие от процесса вместо быстрого оргазма. А одна группа энтузиастов создала Международный институт неделания слишком многого. «Многозадачность опасна,— пишут шутники на своем сайте.— Не пытаетесь ли вы съесть завтрак и зубную нить одновременно? Или медитируете, глядя в приложение для медитации?»

«Шутки шутками, но не стоит жить так, будто вы боитесь опоздать на собственные похороны»,— с суровой серьезностью резюмирует Гейр Бертелсен.

Без суеты

Карл Оноре, канадский журналист, автор трех мировых бестселлеров о медленной жизн:

Культ современного мира — скорость. Многими ошибочно считается, что быстрее значит лучше. Но к чему приводит это ускорение всего и вся? Быстрое принятие решений на работе и в личной жизни повышает риск ошибок, и это прямой путь к выгоранию и конфликтам. Быстрое потребление на самом деле редко приносит пользу. Поспешные покупки не дарят радости и зачастую оказываются пустой тратой денег. Не говоря уже о пристрастии к фастфуду. С таким подходом человечество наносит вред не только себе, но и окружающей среде, производя горы мусора. Технологии позволяют сегодня оперативно связаться с нужным человеком. В итоге живое общение стало роскошью. Даже отдых, путешествия превратились в гонку за впечатлениями, которыми люди спешат тут же поделиться в соцсетях.

Время — ресурс ограниченный и теперь, пожалуй, ценится как никогда. И, следовательно, возникает вопрос приоритетов, на что потратить имеющиеся в сутках только 24 часа. Как лично я пришел к осознанию, что хватит, всего не успеть, надо сбавить скорость и сосредоточиться на главном? Некоторое время назад я был настолько поглощен работой, что у меня совершенно не хватало времени на общение с сыном. Как-то я даже задумался, почему до сих не придумали короткие сказки, которые удобно было бы читать ребенку перед сном. Ну, допустим, «»Снежная королева» за 60 секунд». И сам поймал себя на мысли: «О чем это я?! Это же мой сын, он скоро вырастет, а я и не замечу!»

На самом деле каждый в современном мире рискует превратиться в спидоголика (от английского speed — скорость.— «О»), для которого быстрота во всем, от еды до секса,— норма. Можно выделить три первых симптома. Во-первых, вы регулярно выполняете сразу несколько задач, основательно не погружаясь ни в одну из них, при этом вас не отпускает мысль, что вы не успеете решить их вовремя и как следует. Во-вторых, вы постоянно ощущаете усталость. В-третьих, часто что-то забываете: что ели утром на завтрак, кому какое дали обещание и так далее.

Разумеется, человек не живет в вакууме и не может одномоментно начать жить медленнее.

Это определенный путь, требующий осознания и усилий. Поэтому замедляться следует медленно. При этом медленная жизнь вовсе не означает перехода на скорость черепахи. Вообще нет правильной или неправильной скорости, речь скорее о поиске собственного ритма жизни, который бы позволил найти баланс, в том числе между личной жизнью и работой. Так же как не означает и отказа от новых технологий. Другое дело, что надо перестать быть их рабами, понять, что это лишь инструменты, которыми следует разумно пользоваться.

Медленность, таким образом, оценивается не количественно, а через качество самой жизни. В конечном счете главное — чтобы человек получал удовлетворение от того, что имеет и делает. Первый шаг к медленной жизни прост: вечером, придя домой, вместо того чтобы включить телевизор или зависнуть в смартфоне, пытаясь так расслабиться, отвлечься, расспросите домочадцев, как прошел их день.

Сейчас на главной
Статьи по теме