День дипломатического работника России: послесловие

Русранд 14.02.2018 5:54 | Политика 26

Автор Михаил Васильевич Демурин — политический аналитик, публицист, общественный деятель. Имеет дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посланника 2-го класса.

Опубликовано на портале ИА REGNUM.

Накануне Дня дипломатического работника на сайте МИД России была размещена «Историческая справка», посвящённая этому профессиональному празднику. На этот документ стоит взглянуть: и с точки зрения сугубо исторической, и в смысле уяснения целевых установок современной внешней политики нашей страны он даёт немало пищи для размышлений. Оставлю, однако, историю историкам, а сосредоточусь на современности, на трёх поразивших меня абзацах, в которых авторы попытались изложить своё видение международных событий и процессов последних тридцати лет.

Вот эта цитата:

«Перестроечные процессы во второй половине 1980-х гг. сопровождались коренными сдвигами в советском внешнеполитическом курсе, в основу которого было положено видение единства и взаимозависимости мирового сообщества. На этом историческом отрезке удалось добиться потепления международного климата, вывести из арсеналов целые категории вооружений. Военно-стратегическое противостояние по оси Запад — Восток было минимизировано, урегулирован германский вопрос, нормализованы отношения с Китаем.

С 1991 г. происходит становление внешней политики России как нового демократического государства.

Россия в сложнейших условиях сумела отстоять свои коренные национальные интересы на международной арене. Ее внешняя политика приобрела системный, прагматический характер. Воссоздан необходимый геостратегический баланс российской внешнеполитической деятельности».

Танки в Москве во время переворота 1991 года. Место съёмки северный подход Большого Москворецкого моста, рядом с Васильевским спуском

В принципе, одной фразы о «становлении внешней политики России как нового демократического государства» для понимания общего мировоззрения людей, выпускавших этот документ, достаточно.

Если государство новое, то зачем переживать по поводу международных позиций, утерянных «старым» государством или при переходе от «старого» к «новому»? Зачем размышлять, кто в этом виноват, почему произошло так, а не по-другому? И второй вопрос: что нам даёт акцент на том, что это политика демократического государства? Это что, констатация принадлежности к какому-то особенному клубу? Или попытка убедить нас, что внешнюю политику современной России определяет Госдума, а не президент? Вернёмся, однако, к потере международных позиций. Об этом в руководстве страны размышляют: не на пустом же месте родилась фраза президента Владимира Путина о распаде СССР как «крупнейшей геополитической катастрофе XX века». Он же, насколько я понимаю, имел в виду не только то, что общая страна распалась (была развалена) и это плохо, но подразумевал и катастрофические последствия исчезновения второго центра биполярного мира как для всей мировой политики, так и, соответственно, для международного положения России в её сегодняшнем виде.

Так почему же произошла эта катастрофа, этот распад, если в основу советского внешнеполитического курса была положена такая «перестроечная» новация, как «видение единства и взаимозависимости мирового сообщества»?

Географический атлас для 5-го и 6-го классов средней школы. 1941 год

Ох уж это «единство» — с тех самых 1980-х оно стараниями наших европеистов-американистов-глобалистов так на зубах навязло, что хочется его поскорее выплюнуть и забыть. Хочется, но нельзя: фраза эта весьма и весьма вредная.

Поэтому скажем определённо и твёрдо, что единства мирового сообщества даже в рамках сугубо рационалистического понимания мира никогда не было и не будет. Это, как мне думается, понятно и без чтения отечественного классика Николая Данилевского. А уж тем, кто работы Данилевского читал (Фёдор Достоевский, помнится, писал, что его «Россия и Европа» должна стать «настольной книгой каждого русского»), это понятно тем более. Но можно рассуждать шире, опираясь на отечественную православную традицию. По ней, единство «мирового сообщества» наступит только в царстве антихриста, непосредственно перед концом света. Итак, выбирайте: либо нас по поводу «единства» намеренно вводят в заблуждение (далее надо разбираться, с какими целями), или уже во второй половине 1980-х мир находился на пороге второго пришествия Иисуса Христа.

Теперь пару слов о «взаимозависимости». Она, конечно же, в международной жизни присутствует. Только степень этой «взаимозависимости» разнится по векторам. Скажем, Казахстан и Китай, Казахстан и США, Казахстан и Россия зависят друг от друга. Совершенно очевидно, однако, что от каждой из упомянутых держав Казахстан зависит многократно больше, чем они от него. Но не получается ли так, что из всей этой «тройки» от России он сегодня зависит в меньшей степени, чем от США и Китая, а степень нашего влияния на эту страну продолжает падать?

Почему я так думаю? Да потому что эта неудобная для нашей страны реальность получила в прошлом году важнейшее культурно-историческое свидетельство: Астана приняла решение о переводе казахского языка на латиницу — решение, которое стыдливо замолчало большинство российских СМИ и представителей экспертного сообщества (о политиках я и не говорю).

Люди в Центральной Азии изучают различия между кириллицей и так называемым янгилифом, общим латинским алфавитом, введенным для большинства тюркских языков Советского Союза в 1920-30-е гг.

Вот вам ещё одно подтверждение того, что упомянутая геополитическая катастрофа продолжает сказываться на современной жизни многих стран и народов и, в первую очередь России и русских. И это только одно из последствий «перестроечной» внешней политики и международной деятельности руководства России в 1990-е годы, из которых в справке — видимо, в качестве «позитива» — упомянуты, как мы имели возможность убедиться, лишь «потепление международного климата», «вывод из арсеналов целых категорий вооружений», «минимизация военно-стратегического противостояния по оси Запад — Восток», «урегулирование германского вопроса», «нормализация отношений с Китаем». Всё в этом перечне, кроме Китая, — явления далеко не однозначно положительные.

В сложнейших условиях, убеждают нас авторы справки, Россия «сумела отстоять свои коренные национальные интересы на международной арене».

А стратегическое отступление перед НАТО и ЕС, расширение которых в направлении границ нашей страны уже нанесло России конкретный политический, военный и экономический ущерб и ещё не закончилось? А сдача огромных регионов Евразии под влияние глобальных и региональных противников? А потеря цивилизационного авторитета в мире в целом? Этот перечень можно было бы продолжить, но я этого делать не буду, тут и так всё ясно. Отмечу только, что «необходимый геостратегический баланс российской внешнеполитической деятельности» ещё далеко не воссоздан — это тоже очевидно. Мне скажут, что об этом надо говорить, но не в праздники. Не согласен.  Не в том положении сегодня находится наша страна, чтобы закрывать глаза на реальность или выдавать желаемое за действительное. А в профессиональный праздник тем более важно на основе честного осмысления недавней истории и сегодняшнего положения определиться по поводу дальнейших целей и задач. Вместо этого — штампы из 1990-х и тревожные «оговорки по Фрейду».

Волей-неволей возвращаешься к диагнозу, данному отечественным геополитиком Юрием Карцовым внешней политике нашей страны чуть более века тому назад, когда в ней тоже правил капитал и когда она тоже стремилась к тому, чтобы стать желаемым партнёром для Запада:

«С целью добиться в желательном смысле изменения мировой конъюнктуры России предстоит вступить в борьбу… Трагизм положения в том и заключается, что никакой борьбы правительство не признаёт, а, напротив, всецело стоит на почве компромисса…»

Может быть, именно поэтому в 2002 году вдруг решили отметить «200-летие МИД России», закрыв глаза на то, что до 1802 года у российской внешнеполитической службы было несколько славных веков в качестве Посольского приказа и Коллегии иностранных дел? Или так по душе была англомания Александра I и проевропейский настрой кадрового состава имперского МИДа? Но ведь годы «раннего Путина» давно позади.

Я знаю много достойных людей, состоящих сегодня на отечественной дипломатической службе. Это настоящие государственники, патриоты. Зачем же ставить их в неудобное положение подобными текстами? Тем более в день профессионального праздника.

Михаил Демурин

Источник


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Итоги внешнеполитической деятельности Путина с момента прихода к власти

Итоги российской внешней политики (2000 г.-н.в.)

Белорусов осудили за дружбу с Россией: какие выводы стоит сделать из суда над пророссийскими публицистами?

Нейтральный флаг — флаг капитуляции

У России нет идеологических разногласий с Западом? О чём говорил Лавров

Поругание флага России в США и чиновничье пустословие в Москве

Самый влиятельный не рискнул стать непривлекательным

«Успехи» российской дипломатии

G7 и формула Путина: дипломатия себе в ущерб

Провал «дипломатии» РФ на Украине, который в Кремле предпочитают не видеть

«Сделка» по Трампу — новое слово в дипломатии?

Фальшивые аккорды кремлевской дипломатии в Сирии

Как военные в залоге у путинизма оказались

Путин в роли нового Горбачёва, или пара мыслей о внешней политике

Отношение к России за рубежом: динамика и причины

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина