Добровольный «адвокат дьявола»

Любовь Донецкая 15.07.2018 23:29 | Политика 292

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Тут один популярный блогер давеча открыто заявил: «Поработаю-ка я адвокатом злобных бандеровцев, порвавших гвоздем рот инвалиду-шахтеру за русский язык в сумском селе Буймер». Заявлено весьма смело и откровенно, и подобная душевная потребность характеризует не только меру добра и зла, но и степень осведомленности, вернее, ее полного отсутствия о том, кто такие бандеровцы и каковы их «подвиги» против мирных людей, начиная с Волынской резни и заканчивая Донбасской войной. Звучит подобное заявление для непредвзятого слуха точно так же, как если бы гитлеровцам, совершавшим немыслимые преступления на оккупированных ими землях, в ходе Нюрнбергского процесса вменили в вину увечье отдельно взятого гражданина, имевшего несчастье проживать в оккупации. И вот в этом отдельно взятом случае кое-кому вдруг страстно бы захотелось побыть адвокатом нацистов. Мол, хотя и имели место быть и концлагеря, и геноцид, и насилие, но в конкретной бытовой травме условного «унтерменша» гитлеровцы якобы не виноваты, так что и поадвокатствовать всласть можно.

Речь идет об уже нашумевшем случае, когда внутренне перемещенному лицу (ВПЛ – как называют беженцев из Крыма и Донбасса), шахтеру и инвалиду второй группы украинские «патриоты» села Буймер Тростянецкого района Сумской области порвали рот за то, что он говорил по-русски. Добровольный адвокат бандеровцев, как он сам себя гордо наименовал, считает, что этого не могло быть, потому что не могло быть никогда. И что информация, просочившаяся через общественников есть неправдоподобные «психоз», «убогий фейк» и пропаганда «феерических дегенератов». На чем же основаны столь глубокомысленные выводы г-на защитника? А у латентного бандеровца, например, вызывают сомнения слова жены потерпевшего, которую он в своей искрометной защитной речи фривольно называет «этой бабенкой», что добавляет добровольному адвокату укронацистов «симпатии» и невольно вызывает сомнения в его объективности.

А обличающие «фейк» сведения, которыми в своем правосознании руководствуется защитник сумских «патриотов», предоставлены «уважаемыми партнерскими» укроСМИ. А ведь они еще с 2014 года славятся своей неизреченной правдивостью и объективностью по отношению к русскоязычным гражданам, которых ласково называют «недоукраинцами». Как, защитнику украинской свидомости сие неизвестно?  А странно, к примеру, еще осенью 2017 года руководитель киевского филиала Института стран СНГ Денис Денисов в интервью RТ однозначно заявил, что на западе Украины ТРАДИЦИОННО не очень хорошо относятся к представителям юга и юго-востока, считая их своеобразными недоукраинцами. Разумеется, со всеми вытекающими, в том числе и правовыми последствиями. Впрочем, адвокат бандеровцев подвергает сомнению любую информацию, идущую вразрез с заявлениями укроСМИ.  Например, свидетели, полиция и сам пострадавший отрицают, что инцидент произошел из-за русского языка и происхождения жителя Донбасса, однако медики подтверждают рваную рану рта инвалида Рожкова. Свидетели – это, часом, не те девять «патриотов», которые стаей изувечили инвалида? А местным полицейским пришлый «сепар» конечно же ближе и дороже, нежели собственный сват, брат и кум в селе численностью ок. 400 человек, ибо как говорится «Платон мне друг, но истина дороже». Странный подход у некоторых блогеров-адвокатов: вначале они предлагают уверовать в объективность украинских СМИ, а затем и в украинское насквозь кумовское правосудие, которые ни в коем случае не могут фабриковать фейки, а в отношении русскоязычных граждан, тем паче переселенцев с «любимого» ими Донбасса – вообще никогда и ни за что. Простая и понятная версия, что люди со статусом ВПЛ, которым некуда бежать, загнаны, запуганы и под давлением отказались от своих слов, конечно же, не рассматривается. Потому что «сам потерпевший почему-то не желает поведать о преступлении века и отказывается общаться не только с прессой, но и с полицией. Версия про «запуган до смерти» не канает, потому что его супруга, которая должна бояться еще больше – и за мужа, и за себя, и за детей, на запуганную совсем не похожа. Она обвиняет главу сельсовета Миколу Комышанского в намерении устроить ей суд линча. Выглядит слезная истерика довольно убедительно, но…».

И здесь возникает очень много всяких «но»: почему потерпевший ВПЛ упорно твердит, что был пьян и «сам упал», хотя и полиция, и «свидетели» согласны с тем, что «драка была»; почему его жена обращается к общественности, а не к укроправосудию. И почему переселенка Марина Денисова сообщила: «Нам в глаза говорят: «Понаброда! Понаехали! Вас здесь никто никогда не примет, живите здесь хоть сто лет, ведь вы русские. Вы не наши». А еще возникает один немаловажный вопрос: почему добрый адвокат бандеровцев, которых, как известно, внаукраине нет, считает случай насилия над русскоязычным переселенцем из Донбасса таким уж неправдоподобным «психозом» и «фейком»? Ведь буквально на днях экс-депутат ВРУ Ирина Фарион заявила о том, что «москворотых надо бить» и линчевать, потому что они понимают только язык силы?

Более того, по мнению добровольного правозащитника укронацистов неблагодарные ВПЛ на Украине просто как сыр в масле катаются и обалдевают от роскоши, якобы не виданной ими в шахтерском Донбассе: «В той же Сумской области сегодня находится 11 тысяч ВПЛ, то есть временно перемещенных лиц, бежавших (ага, в это логово бандеровщины!) от своих «освободителей» из Донбасса. Сообщества беженцев должны просто взорваться. Но ни в одном из них мне не удалось обнаружить никаких признаков тревоги. Даже в группе Переселенцы Сумщины, с которой поддерживала связь сама Лидия Рожкова.

Предлагаю скептикам ознакомиться с контентом этой группы. У них под носом типа зверски издеваются над русскомовными схидняками, а они обсуждают не то, как спасаться, куда бежать, а… как получить возможность голосовать на украинских выборах или воспользоваться субсидией на приобретение жилья. Представьте шо творитца – эти проклятые бандеровцы вместо того, чтобы делать «москаляку на гиляку», раздают беглым «колорадам» субсидии на покупку жилья. Полагаю, разрыву ватного шаблона будет способствовать и такой факт: беженцы свободно пользуются для общения в группе как украинским, так и русским языком. И им никто не рвет рты, однако».

До чего стали доверчивы высокомерные блогеры-адвокаты, «разрывающие ватный шаблон» официальной украинской статистикой и комментариями из групп в соцсетях, так это просто неописуемо. А вот у простых людей с описанной им сумской идиллией возникает стойкая ассоциация с гитлеровской пропагандой времен Великой Отечественной войны. Тогда оккупированные города и села были обклеены жизнерадостными плакатами с изображением счастливых переселенцев, угнанных в нацистскую Германию, обретших там «вторую родину» и вволю пьющих «баварское». Причем за правдивость гитлеровских агитплакатов чаще и громче ратовали именно те добровольные апологеты нацизма, кто нашел себя при «орднунге» в статусе полицаев, старост и бургомистров, и которые сами отнюдь не стремились в «Рейх обетованный». В силу отсутствия интернета тогда эти плакаты выполняли роль, аналогичную нынешним «официальным сайтам» и агитационным группам в соцсетях. И что характерно, «с той стороны» оккупации тогда никто не возмущался, не протестовал и не тревожился, очевидно, по тем же причинам, по которым донбасские ВПЛ опасаются тревожиться, протестовать и бороться за свои права на оккупированных киевской хунтой землях. Просто потому что неясный и болезненный статус «свой среди чужих, чужой среди своих» никакой борьбы и даже робких проявлений недовольства в нацистском окружении не предполагает. В конце концов, люди бежали внаукраину из страха смерти, который не покидает их и в обетованной «нэньке», а рисковать какой-никакой жизнью ради протеста с сомнительным результатом – «дурных нема». Не для того люди от войны спасались, чтобы в бандеровской оккупации голову потерять из-за инцидента с пьяными сельскими «патриотами», ибо рот еще можно зашить, а голову уже не пришьешь.

Впрочем, в отличие от официальных сайтов и образцово-показательных групп в соцсетях сами ВПЛ и волонтеры говорят совсем о другой реальности, нежели агитационные и пропагандистские ресурсы. По их данным переселенцам просто некуда пожаловаться на дискриминацию, поэтому большинство решает свои проблемы самостоятельно и не попадает в статистику «облагодетельствованных». Об этом на условиях анонимности RT рассказал один из волонтеров: «С проблемами сталкиваются свыше 80% тех, кто решает выехать на подконтрольную украинским властям территорию. Люди чувствуют, что им тут не рады», — пояснил он.

За четыре года военных действий на востоке страны Украина так и не сподобилась выполнить ни одного обещания по организации и финансированию программ помощи внутренним переселенцам. Им отказывают в аренде жилья, даже при наличии образования и опыта не принимают на работу. Из-за этого жизнь многих из них зависит от социальных выплат, но чтобы их получить, нужно собрать огромное количество бумаг, отстоять километры очередей и быть готовым к тому, что процесс оформления субсидий затянется на несколько месяцев, а то и лет. Сравнительно безболезненно адаптироваться удалось только тем, у кого уже было жилье на подконтрольной укрохунте территории, либо тем, чьи работодатели перевели свой бизнес в Центральную Украину. Но таких единицы.

По данным опубликованного исследования западных мониторинговых организаций, по состоянию на 2015 год Украина занимала 4-е место в мировом рейтинге по количеству внутренне перемещенных лиц, уступив лишь Йемену, Сирии и Ираку. При этом официальные украинские ведомства сильно расходятся в оценке их числа. По статистике уже в 2016 году более четверти (27%) граждан Украины были негативно настроены к вынужденным переселенцам из Донбасса, еще почти столько же (29%) предлагали помогать таковым лишь выборочно согласно данным представленных в Киеве результатов всеукраинского опроса внутренне перемещенных лиц и жителей принимающих общин, проведенного Киевским международным институтом социологии. В мае 2016 года Министерство социальной политики сообщило, что им учтено 1 783 696 переселенцев из зоны АТО. Одновременно обеспечивавшая эвакуацию Государственная служба по чрезвычайным ситуациям, аналог российского МЧС, назвала цифру в 1 025 100 беженцев из Донбасса (аналогичную цифру назвал чуть раньше и Межведомственный координационный штаб). Разница между этими подсчетами составляет почти восемьсот тысяч человек, вдвое больше довоенного населения того же Луганска.

Одной из причин подобной путаницы в цифрах является то, что на Украине, которая годами пытается решать проблему переселенцев, лишь с октября 2016 года заработал электронный реестр учета ВПЛ (до этого единая база учета фактически отсутствовала). Кроме того, чиновники откровенно наживались на «мертвых душах» из числа беженцев, помощь для которых выделялась из государственного и региональных бюджетов, а также западными странами. И которые, учитывая невероятную коррупцию укрохунты, собственно и рисуют «позитивную» статистику в части субсидий на приобретение жилья и прочие сказочные «ништяки» для ВПЛ.

Беженцы постоянно испытывают сложности с арендой жилья (65% из них живут в арендованном жилье в отличие от бежавших из Крыма татар — для них власти строят специальные многоэтажки на Херсонщине), с получением продуктов, медицинской и социальной помощью. И чем дольше длится Донбасская война, тем чаще масштабы дискриминации переселенцев начали сравнивать с отношением к евреям в Третьем рейхе.

— Точно так, как и раньше, нам тяжело снимать квартиру. Сразу спрашивают о прописке, а услышав про Луганск, бросают трубку или вежливо говорят «нет». В магазинах априори не дают товары в рассрочку людям с донецкой пропиской. Раздражают подколки «Ты же из сепаров». На «Фейсбуке» часто пишут: «Раз ты с Донбасса, то помалкивай!», — рассказала журналистам украинского издания «Вести» переехавшая из Луганска в Киев Анастасия Качкина.

— Не знаю, кто как, но я иногда себя чувствую «почетным» обладателем желтой звезды (желтую звезду на одежде носили гонимые в нацистской Германии евреи. — Прим. Лайфа), — прямо пишет на сайте, посвященном медицинской помощи переселенцам, сотрудница Харьковской правозащитной группы Яна Смелянская. — Мне нужна медицинская помощь! И я не получаю этой помощи только потому, что регистрация места жительства у меня не та!

А что касается отсутствия «издевательств над «русскомовными схидняками», как изящно выразился вольноопределяющийся адвокат бандеровцев, то Сумы – это лишь эпизод и частность. Например, недавно отличились жители Черновцов. Некие «патриоты» решили выгнать из города переселенца из Донбасса за то, что тот «болел» за сборную России. Визит и вручение «документа» были зафиксированы на камеру и затем выложены в социальной сети Facebook. Активисты назвали себя «общественной инициативой отправки неверных Украине» (на украинском аббревиатура звучит как ГІВНУ).

«Буковина – толерантный край, привечающий всех, но здесь придерживаются своих правил, не без того, чтобы у каждого была своя точка зрения, но, когда в стране идет война, негоже радоваться успехам оккупанта», – объяснили «патриоты» и добавили, что «волонтеры пообещали доставить Семехина прямо на террикон». Беседа с Семехиным велась на «мове», которой «сепаратист» прекрасно владеет. Да и сам он, как выяснилось в процессе беседы, был убежденным противником ДНР и даже участвовал в акциях в поддержку единства Украины в Донецке за неделю до референдума о независимости Республики. Вроде свой, со всех сторон «свидомый», как ни поверни. Но, по мнению «патриотов», все «свои» должны люто ненавидеть не только Россию и россиян, но и вообще все российское, включая сборную по футболу. Опубликованное в сети видео вызвало большой резонанс, а в комментариях, как это теперь принято на Украине, другие «свидомые патриоты» стали призывать к расправе с «сепаратистом»:

«Мы все виноваты, нужно было с самого начала ставить на контроль этих переселенцев…»

«Я готова купить ему билет до Москвы или до Донецка, пусть не позорит мой город!»

«А почему вы по-тихому к нему не пришли и не объяснили? Не спросили, чей Крым, например? Все равно придется идти и разбираться по-тихому, судя по комментариям…»

«Следующая встреча должна быть без камер…»

«Там нужно только бить…»

В 2017 году Семехину уже объясняли в Черновцах, что он здесь – никто и звать его никак. Один из чиновников местного управления миграции матом послал его «в свою Донецкую область» и даже футболка со слоганом «Донбас – це Україна» не защитила переселенца от энтузиазма местных «толерантных патриотов».

А вот, например, в Херсоне – городе русской славы, начальник отдела ведения Государственного реестра избирателей Голопристанской районной государственной администрации Яровой, вступив в полемику в соцсети Facebook, в своем комментарии назвал русскоязычных переселенцев «дебильноватыми». На уточняющий вопрос пользователя Шокотко о том, действительно ли Яровой, находясь на госслужбе, позволяет себе публично называть русскоязычных граждан «дебильноватыми», чиновник ответил, что Шокотко и сам такой будет.

Одним из множества примеров издевательств над переселенцами был инцидент, о котором сообщалось в феврале текущего года: в Днепропетровске пятиклассника, переехавшего из Донбасса, учителя и одноклассники довели до инсульта. Ребенок был доставлен в одну из больниц города в коматозном состоянии, как сообщает Life со ссылкой на местное издание «ДнипроЧас».

Семья Ивановых переехала в Днепропетровск из родного города Торез, который находился в районе боевых действий в Донбассе. Сын переселенцев поступил в школу № 52. И вскоре у него начались проблемы во взаимоотношениях с другими учениками и даже учителями. По словам мамы Виктории Ивановой, конфликт возник еще в 2014 году: тогда родители учеников не хотели брать в класс «донецкое быдло».

Со временем ситуация усложнилась. Как рассказал «Вестям» замначальника Управления образования Днепропетровского горсовета Юрий Семчук, конфликт произошел после того, как один из учеников 5-А класса, в котором на тот момент учился Сережа, при всех нецензурно оскорбил его маму из-за того, что они очень бедные.

В ноябре прошлого года дошло даже до того, что мальчика спустили с лестницы и его старшему брату-девятикласснику пришлось нести его домой на руках. Как выяснилось позже, у мальчика оказались порваны связки, и он месяц проходил в гипсе. При этом в школе отсутствия Сережи спустя месяц даже не заметили.

Отмечается, что одноклассники постоянно издевались над школьником и неоднократно бросались камнями. Ситуацию не исправило даже то, что мальчика перевели учиться в параллельный класс. Новая классная руководительница назвала его «недоразумением», назначила ему испытательный срок, завела персональный дневник для замечаний в адрес Иванова, а одноклассники подписали петицию с просьбой выгнать его из школы. После этого Сережа стал просить маму оставлять его дома, так как в школе его все обижают», — сообщил Семчук.

В начале февраля школьник позвонил матери и рассказал, что над ним вновь издеваются. Сразу после этого сообщения связь оборвалась. Мать мальчика сразу же позвонила классной руководительнице, однако та не смогла никак прокомментировать звонок ребенка. Позднее стало известно, что у школьника случился инсульт. В произошедшем разбираются сотрудники полиции, а администрация школы воздерживается от комментариев.

В русскоязычном Харькове отношение к ВПЛ не лучше. «На Украине жизни нет. Надо возвращаться домой. Но у войны свои законы, пока мира не будет и нас не будет. Нас нет – мы привидения. По-человечески можно жить только когда дома и когда мир, а тут мы существуем в какой-то другой реальности… Устали люди и от нас тоже. Мы — напоминание мирному Харькову, что где-то идет война», — говорит мать двоих детей, один из которых инвалид, Марина, которая годами живет с ними в харьковском модульном городке для переселенцев.

Всего на Украине в настоящее время, по данным минсоцполитики, на учете состоит около 1,5 миллиона переселенцев из Донбасса в другие регионы страны. В 2014 году их встречали более или менее доброжелательно и сочувственно, хотя и было достаточно много отказов сдавать жилье «сепаратистам из Донбасса». Но прошло четыре года. Государство самоустранилось от решения проблем ВПЛ, а местное население, обозленное подступающей нищетой и найдя беззащитного «козла отпущения», грамотно преподнесенного пропагандой, все чаще стало обвинять во всех своих бедах «донецких» и мстить им за войну. Хотя ВПЛ именно от войны и бежали из Донбасса в объятия «ридной нэньки», на территории которой никакой войны нет.

Случаи дискриминации ВПЛ на Украине стали столь массовым и вопиющем явлением, что даже ОБСЕ – организация, которая, как всему миру известно, предпочитает вообще ничего не видеть, не слышать и не говорить, и та разразилась призывом к украинцам проявить толерантность и оказать переселенцам необходимую помощь. Потому что совсем уже как-то некрасиво, нецивилизованно, не по-европейски.

В конце июня в Одесской области прошло массовое шествие украинских нацистов, в ходе которого «патриоты» всех живущих в городе «сепаров» обещали найти, посадить на кол или утопить в Дунае.  И многим – но только не добросовестным блогерам-адвокатам бандеровщины — это казалось чем-то неправдоподобным, дурным сном и ночным кошмаром. Но увы, это и есть та реальность, в которой годами существуют не только русскоязычные жители Новороссии, но и так называемые ВПЛ, по сути беженцы, бесправные, безропотные, никому не нужные. Униженно и зачастую вынужденно демонстрирующие свою лояльность нацистскому киевскому режиму с помощью патриотичных оберегов в виде генетически правильных вышиванок, державной мовы, петлюровских флажков и футболок с верноподданическими надписями. Только переселенцам эта народная укромагия совсем не помогает, потому что как были они ТРАДИЦИОННО «недоукраинцами», так ими и останутся во веки веков: «хоть сто лет здесь проживите. Вы не наши». В Донбассе их обстреливали нацистские карбаты, но и при переселении на Украину никто не обещал «сепарам» и «колорадам» распростертых объятий. Да и странно было бы ждать хорошего отношения от тех мирных и добродушных сумских и черновецких «жиночок», которые с пеной у рта требовали у кровавого кондитера Вальцмана не мира и прекращения войны, а для своих мужей и сыновей «танков побольше» и снаряжение получше. Ну, чтобы «херои» донбасских женщин и детей убивали максимально безнаказанно и мародерили в покинутых беженцами домах максимально выгодно.

Но выступить защитником Сережи Иванова, «дебильноватых» херсонских переселенцев, беженки Марины и тысяч прочих ВПЛ популярный блогер почему-то не спешит. Видимо, все дело в богатом личном опыте латентного поклонника укронацистов, ибо, как он сам повествует: «Я бывал на Украине ежегодно в период 2008-2014 гг., пару раз ездил туда работать. И о языковой дискриминации могу поведать из первых уст. Знаете, какому самому страшному издевательству подвергали меня тамошние бандеровцы? Неоднократно случалось подобное: захожу в магазин, там пара продавцов беседуют между собой по-русски. Обращаюсь к ним с вопросом, а они, распознав во мне кацапа, тут же демонстративно переходят на державную мову. Или в кафе меню давали на украинском и английском языках. Ужос! Как я только жив остался в этом лингвистическом аду!»

И невдомек затерянному во времени и пространстве добровольному, страстному и пристрастному адвокату дьявольщины, имя которой бандеровщина, что «бывать» и «жить» это две большие разницы, как в старом анекдоте, в котором было не рекомендовано путать туризм и ПМЖ. А описанный им период украинской новейшей истории отстоит от сегодняшней ситуации на Украине как мирное небо времен «злочинной панды Януковича» от отравленной майданными нацизмом и русофобией земли. Жаль, что беженцы из Донбасса популярных блогеров не читают, а то бы понимали, что побивание детей камнями, оскорбления «дебильноватых», обещания «сажать сепаров на кол» и «линчевать москворотых», не говоря уже о массовых отказах в банальных, но жизненно необходимых жилье, трудоустройстве, законной социальной и медицинской помощи детям и инвалидам, и прочие прелести сосуществования с укропатриотами есть лишь неправдоподобные «психоз», «убогий фейк» и вымысел «феерических дегенератов». От которых, если верить добровольным защитникам бандеровщины, в свою очередь всецело доверяющим ностальгическим «волнам своей памяти», непогрешимым укроСМИ и бодрым группам в соцсетях, следует всемерно защищать невинно оклеветанных нацистов, которых, как известно, «внаукраине нет».

#ПутинизмуНет #СпастиРоссию #БольшойПроектРоссии #ПартияНовогоТипа#Донбасс

Народный журналист на Дзен

Подписывайтесь на наш канал на Ютуб

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора