Доклад МВД Ирана о январских событиях: жестко, но объективно

Русранд 29.01.2018 6:42 | Политика 51

Автор Игорь Николаевич Панкратенко — эксперт Центра Сулакшина, востоковед, политолог, доктор исторических наук.

Заместитель министра внутренних дел Ирана по вопросам безопасности и правопорядка Хоссейн Золфагари представил доклад, в котором содержится оценка его ведомством «горячего января» — массовых протестных выступлений в стране в начале нынешнего года.

При том, что документ подчеркнуто сух, официален и сдержан в формалировках, ряд его положений вполне можно охарактеризовать как сенсационные. Во всяком случае — напрочь опровергающие версии, которые уже успели высказать как большинство экспертов, так и ряд влиятельных иранских политиков.

Не вызывает сомнений, что Золфагари и его ведомство стремилось к максимальной объективности и непредвзятости. В ведении к докладу, как и в сообщениях о его презентации, подчеркивается, что составители стремились быть максимально объективными и намеренно дистанцировались от оценок «горячего января», уже озвученных представителями тех или иных политических группировок иранской элиты.

И нужно отметить, что с непредвзятостью доклада у МВД, в целом, вполне получилось. Что служит дополнительным доказательством не только профессиональных качеств самого заместителя министра, фигуры мощной и неординарной, но и признаком предельной адекватности той здоровой части управленческой элиты Исламской республики, которую я называю «государственниками». Вне зависимости от того, относятся ли ее представители к «реформаторам» или же «консерваторам».

В докладе названы три основные причины протеста. Отдавая должное политической конъюнктуре — от чего не свободен официальный документ ни в одной стране — первой названы «действия врагов Исламской республики, таких как Америка и ее союзники в регионе». Примечательно, составители доклада не стали этот аспект, в отличие от других, подробно расшифровывать. Что сразу придает ему в определенной степени ритуальный характер — ну вот просто нужно было составителям об этом по политическим соображениям сказать, потому и упомянули.

А всего через пару абзацев прямо написали: «Было бы недостаточным сказать, что к протестам привели только внешние факторы». И вот тут уже были весьма конкретны, убедительны и не ограничивались в цифрах и примерах. Так, второй причиной «горячего января» названо снижение доверия к органам власти из-за их неэффективности и непрозрачности. Третьей — «неправильное управление общественным мнением», неумением властей реагировать на общественные запросы, игнорирование реальных проблем населения и тревожных сигналов о росте социально-экономической напряженности в стране, в частности — и-за банкротства целого ряда финансовых организаций. А также — «нереалистичные обещания политиков, делающиеся без учета текущих экономических реалий и ресурсов страны». Особо подчеркивается в докладе и то обстоятельство, что нынешняя система государственного управления, в силу запредельного обюрокрачивания, не в состоянии оперативно реагировать ни на обращения граждан, ни на социальные вызовы.

Приводится и интересная статистика. Так, сообщается, что 59% участников протестов имели неполное среднее и среднее образование, 14% — высшее. 84% тех, кто наиболее активно участовал в протестах были моложе 35 лет, ранее никогда не совершали правонарушений, не имели приводов в полицию и не состояли на учете в МВД.

По сути — все то, о чем — не сочтите за нескромность — мною говорилось в большом интервью по итогам «горячего января» для Central Asian Analytical Network.

Опубликованный доклад уже подвергается ожесточенной критике местных либералов и реформаторов, что вполне объяснимо. Для первых существует только два мнения — их и неправильное. Вторые же доклад МВД воспринимают как констатацию порочности проводимого ими внутренней политики, что, естественно, положительных эмоций у них вызвать не может. Тем более, что попытки реформаторов отвлечь общественное мнение — как версиями о «внешней заговоре», так и интригой о «дополнительном расследованием обстоятельств смерти Рафсанджани», обьявленном вскоре поле протестов — откровенно провалились.

В итоге, по существу доклада Золфагари ни первым, ни вторым возразить в общем-то нечего. В силу его доказательности и безупречности, а также авторитета министра и его ведомства здесь возникла как раз та ситуация, когда то, что «написано пером», не слишком-то получится замолчать или же «вырубить топором».

Ну и вместо поскриптума. В интервью CAAN мною было сказано следующее: никто в постсоветских государствах Центральной Азии, в том числе и в России никаких выводов из «горячего января» в Иране для себя делать не будет. А обсуждение причин и уроков иранского «горячего января» вскоре исчезнет из масс-медиа. И, соответственно, из политической повестки руководства других государств. К сожалению, именно так и происходит.

Игорь Панкратенко

Источник


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

О событиях в Иране — краткие выводы

Иранские уроки в назидание России

Целевые установки правящих элит России и Ирана — кардинально противоположны

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина