«Доктрина шока» — террористические акты и экономические реформы

Валентин Катасонов 3.09.2018 21:57 | Экономика 57

Десять лет назад на книжных рынках многих стран появилась книга под названием «Доктрина шока: расцвет капитализма катастроф», которая сразу стала бестселлером. В 2009 году она была издана у нас на русском языке.

Ее автор Наоми Кляйн, канадская журналистка, писательница и социолог. Кляйн была к тому времени хорошо известна как у себя в Канаде, так и за ее пределами благодаря своим книгам «Нет логотипу» и «Заборы и окна». По ее сценарию был снят фильм «Захват», представленный в 2004 году на международном кинофестивале в Венеции.

В них она подвергает жесткой критике господствующий в мире экономический неолиберализм, финансовую и экономическую глобализацию, транснациональные корпорации, Международный валютный фонд, Всемирную торговую организацию и другие институты так называемого «нового экономического порядка» (НЭП).

Одновременно Кляйн выдвигает свою программу борьбы с этим НЭП, несущим людям нищету, болезни и смерть по всему миру. Это одна из программ так называемого «альтерглобализма». Под ним понимается общественное движение, появившееся в конце XX века, выступающее за альтернативные пути глобализации.

Но книга «Доктрина шока: расцвет капитализма катастроф» стала самым настоящим шоком для читательской аудитории и тех, кто профессионально занимается вопросами мировой политики, экономики, международных финансов, социологией. За многие годы глобализации на книжном рынке не было ни одной книги, которая бы столь глубоко и убедительно сумела раскрыть суть глобализации. Той глобализации, которую официальные СМИ преподносили как «объективный процесс» и проявление «прогресса».

У многих неискушенных людей и профессионалов видение глобализации стало «замыленным». Кляйн смело и решительно раскрыла глаза широкой аудитории. Она прямо поставила знак равенства между глобализацией и такими безобразными, античеловеческими явлениями общественной жизни, как рабство, терроризм, геноцид и фашизм.

Смело могу сказать, что «Доктрина шока» — развенчание не только глобализации, но и капитализма. По своему антикапиталистическому заряду равной ей в наше время нет. А из тех, которые выходили в прошлом или позапрошлом веках, рядом можно поставить«Капитал» Карла Маркса (1867 год) и «Империализм, как высшая стадия капитализма» В.И. Ленина (1916 год).

Не следует думать, что «Доктрина шока» — из разряда чисто литературного творчества, сдобренного какими-то ссылками и примерами из социальной, экономической и политической жизни разных народов и государств последних десятилетий ХХ века. Это, если хотите, научное исследование. И даже расследование.

Автор не довольствуется только доступными, хорошо известными источниками (тем более, что многие из них содержат искаженную информацию). Кляйн и ее помощники провели огромную работу по сбору необходимой информации — книга изобилует ссылками на источники, которые без малого занимают 20% от всего объема (общий объем книги на русском языке примерно 650 страниц).

Автор сосредоточилась на нескольких сюжетах: военный переворот в Чили в 1973 году и последовавшие за ним экономические реформы в этой латиноамериканской стране; «шоковая терапия» в России в 90-е годы прошлого столетия; вторжение американских войск в Ирак в 2003 году; наводнение в Нью-Орлеане (США); террористический акт 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и некоторые другие.

Во всех этих сюжетах центральным событием оказывается «шок». Чаще всего рукотворный (война, террористический акт, шоковая экономическая «реформа», экономический кризис). Осуществляемый по заказу тех, кого сегодня принято называть «хозяевами денег» — олигархами, находящимися на вершине мировой власти и использующими для оплаты своих заказов «печатный станок» Федеральной резервной системы США. Но даже если шок природного свойства (как, например, наводнение в Нью-Орлеане), то он используется в интересах «хозяев денег».

Такие формы «шока», как военные перевороты, войны и экономические кризисы использовались капиталистами для обогащения и укрепления своих политических позиций еще в XIX веке. Под этим углом зрения первая мировая война также может быть названа «шоком», который был подготовлен и осуществлен мировой финансовой олигархией. Одни представители финансового интернационала рассчитывали обогатиться за счет военных заказов. Другим нужен был передел мировых рынков и источников сырья. Третьи с готовностью были рады кредитовать противоборствующие стороны и взимать с них ростовщические проценты.

Так же и экономические кризисы по своей природе рукотворны. Об этом я подробно писал в своей книге «О проценте: ссудном, подсудном, безрассудном». В ней я показываю, что кризисы ведут к масштабному перераспределению активов в пользу мировых ростовщиков, которые кредитуют промышленников, загоняют их в долговую петлю. В результате — банкротства, резкое обесценение активов, скупка их ростовщиками за копейки. Кляйн в своей книге рассматривает такие шоковые события, как финансовый кризис 1997 — 1998 гг. в Азии, мировой кредитный кризис 1980-х гг. (который особенно больно затронул страны Латинской Америки) и др.

В конце прошлого — начале нынешнего столетия в дополнение к войнам и кризисам в арсенале «хозяев денег» появляются такие инструменты шока, как террористические акты и экономические «реформы». Последние получили название «шоковой терапии». Это выражение хорошо знакомо нашим гражданам старшего и среднего возраста, поскольку они в 90-е годы были свидетелями и жертвами этой самой «шоковой терапии», которая проводилась под руководством Е. Гайдара и А. Чубайса.

Что касается терроризма, то события 11 сентября 2001 года в Америке, по мнению Кляйн, привели к тому, что мировой капитализм вступил в новую фазу своего развития. Ленин в начале прошлого века писал, что капитализм вошел в высшую стадию своего развития — монополистический капитализм, или империализм. И что это не только высшая, но и последняя стадия капитализма.

По Кляйн оказывается, после эпохи империализма (в ленинском определении) есть еще одна фаза, которую она называет «капитализм катастроф». Другие авторы признают, что капитализм обрел в нынешнем веке новое качество, правда, они выражаются более осторожно: в мире имеет место «управляемый хаос». Фактически речь идет о перманентной, необъявленной «гибридной» войне «хозяев денег» против всего человечества. Которая будет идти до того момента времени, когда «хозяева денег» захватят полностью власть во всем мире.

Кляйн показывает конечные устремления «хозяев денег» и ищет способы противодействия их планам. Она считает, что корень зла — в той идеологии, которая сегодня стала господствующей в мире и которую она называет неолиберализмом. В том числе экономическим неолиберализмом.  Она задается вопросом о происхождении этой идеологии. И называет имена тех, кто, по ее мнению, сыграл важнейшую роль в насаждении экономического неолиберализма.

Самой демонической фигурой в этом ряду оказывается Милтон Фридман, мастер «шоковой терапии». Кляйн сравнивает его с доктором Эвеном Камероном, который в конце 50-х — 60-е годы по заказу ЦРУ проводил опыты пыток людей с использованием электрошока (первая глава книги так и называется: «Лаборатория пыток»).

Философия «шоковой терапии» Милтона Фридмана складывается из нескольких разделов. Один из главных содержит описание того, какие манипуляции надо проделать над «подопытным пациентом», под которым понимается национальная экономика.

Во-первых, это отмена всех законов и норм, которые ограничивают свободу капиталиста делать деньги, накапливать капитал. Все это под флагом «свободного рынка».

Во-вторых, приватизация всех государственных активов, которые только могут давать прибыль.

В-третьих, снятие с капиталистов большей части такого обременения, как налоги. Одновременно ликвидация всех социальных программ государства, которые финансировались за счет этих налогов. Можно оставить лишь минимальный государственный бюджет, необходимый для выполнения государством полицейских функций (прежде всего, защита капиталистов от народа и охрана их имущества).

При этом некоторые противоречия из программы экономического либерализма Милтона Фридмана совершенно не смущают. Например, отмена законов, мешающих делать деньги, предполагает, что следует отменить и антимонопольные законы, которые призваны не допускать монопольного ценообразования. Ибо где монополия, там «справедливых», или «равновесных» цен по определению нет. А следовательно, нет и свободного рынка.

Не надо быть профессором экономики, чтобы понять простую вещь: если убрать из экономики государство, то на его место полностью придут монополии — тресты, концерны, синдикаты, картели. Нетрудно догадаться, что Милтон Фридман обслуживал (и до сих пор, даже после своей смерти, продолжает обслуживать) интересы крупного капитала, «хозяев денег».

То, что имена Милтона Фридмана и садиста Эвена Камерона оказались у Кляйн рядом, не случайность, не литературный прием. Дело в том, что в 70-е годы прошлого столетия идеи Милтона Фридмана претворялись в жизнь в ряде стран Латинской Америки. А поскольку сопротивление экономическим реформам шоковой терапии было сильным, приходилось противников реформ подавлять физически. Убивая или применяя методы пыток, отработанные в лабораториях Эвена Камерона.

Этот «врач» очень напоминает фашистского доктора-садиста Йозефа Менгеле, который проводил опыты над заключенными в концлагерях в годы Второй мировой войны. Что касается учеников и последователей Камерона, они в Латинской Америке использовали электрошок, полную изоляцию, а также ЛСД и другие психотропные вещества.

Методики Камерона легли в основу инструкции, предназначенной для местных спецслужб, занимающихся «интенсивными допросами». По этим методикам, как отмечает Кляйн, обучались в 80-е годы офицеры «батальонов смерти» в Гондурасе и Гватемале. А после событий 11 сентября методы Камерона были легализованы и в США как средство борьбы с терроризмом —  на территории самих США и за их пределами.

Но ничего этого вы не прочтете  в современных учебниках по экономике, которые выдержаны в духе идеологии Милтона Фридмана. Идеи Фридмана продвигаются по миру благодаря большим деньгам (с помощью которых покупают тех же профессоров университетов, доказывающих, что выше экономического либерализма быть не может). А также силой, пытками и убийствами в том случае, если кто-то не согласен с идеями «гениального» Фридмана. Кстати, насчет «гениальности» есть большие вопросы. Многие уверовали в тезис о его «гениальности», потому что ничего не читали из его трудов. Я читал. Такое ощущение, что ешь кашу с гвоздями.

Секрет его «гениальности» в том, что у него были покровители, вернее, спонсоры. Все из тех же «хозяев денег». Они в него «инвестировали», а результатом «инвестиций» стало присуждение в 1976 году Милтону Фридману так называемой «Нобелевской премии» по экономике (на самом деле это премия Банка Швеции по экономике, которую кое-кому выгодно выдавать за «Нобелевскую»). А затем Милтона Фридмана использовали как таран для того, чтобы разрушить механизмы государственного регулирования экономики и перейти к так называемому «свободному рынку» (читай: полному господству частных монополий в экономике).

Кляйн очень подробно показывает, как в Чили после военного переворота и убийства законного президента Сальвадора Альенде (организованных Центральным разведывательным управлением США) 11 сентября 1973 года к власти пришел генералПиночет. А вместе с ним команда так называемых «чикагских мальчиков» — выпускников Высшей школы экономики (ВШЭ) Сантьяго. Это высшее учебное заведение Чили находилось под патронажем Чикагского университета (США) и идейно наставлялось Милтоном Фридманом. Он даже на неделю ездил в Чили после переворота для того, чтобы на месте консультировать «чикагских мальчиков».

Когда в 1976 году Милтону Фридману присуждалась «Нобелевская» премия, против этого решения Нобелевского комитета протестовали в Швеции и других странах. Поскольку небезосновательно полагали, что этот профессор Чикагского университета несет свою долю ответственности за те злодеяния, которые были совершены в Чили. Чтобы сломить сопротивление народа, который поддерживал реформы Альенде и протестовал против шоковых реформ Милтона Фридмана (они назывались в Чили его именем), пришлось применить шоковые методы садиста Эвена Камерона.

Число убитых исчислялось многими тысячами, число попавших в тюрьмы и концлагеря — десятками тысяч. Кляйн провела большую работу и показала истинную статистику тех человеческих жертв, которые были брошены на алтарь реформ. Кляйн прямо называет это фашизмом. Увы, в наших учебниках по экономике, написанных за счет грантов Сороса, говорится об «экономическом чуде» Чили. Но это откровенная ложь, которая убивает души молодых людей.

Кляйн посвятила много страниц операции под кодовым названием «шоковая терапия», которая по рецептам Милтона Фридмана проводилась в России. Я не буду об этом специально говорить, поскольку наши сограждане, серьезные читатели, здесь могут сказать не меньше, чем канадка Кляйн.

Выше я сказал, что написанные Милтоном Фридманом толстенные «талмуды» читать невозможно. Но у него есть и короткие статьи. Лучше познакомиться с ними. Сразу становится понятна позиция автора. Из имеющихся у меня под рукой взял (наобум) двухстраничную статью Фридмана, которая называется «Третьего пути развития не существует».

Приведу некоторые фрагменты:

«Не вступайте в компромисс частичной приватизации или частичного смягчения государственного контроля. Посредством этого вы просто оставляете на месте ядро определенно настроенных оппонентов, которые будут работать усердно (и часто успешно) для поворота вспять».

«Приватизируя некоторые сферы производства и одновременно удерживая цены под контролем государства, мы пользуемся еще одной половинчатой мерой. Неспособность цен соответствовать их рыночной стоимости делает частное предпринимательство, даже если оно эффективно, социально бесполезным».

«Одним из способов преодолеть оппозицию приватизации может служить идентификация потенциальных оппонентов и привлечение их на свою сторону посредством, например, акционерного владения — методом популистского капитализма, в котором так искусна миссис Тэтчер».

И заключительная рекомендация: «…если правительственная деятельность должна быть приватизирована или ликвидирована, делайте это до конца. Не вступайте в компромисс частичной приватизации или частичного смягчения государственного контроля. Посредством этого вы просто оставляете на месте ядро определенно настроенных оппонентов, которые будут работать усердно (и часто успешно) для поворота вспять».

Как видим, «академической наукой» тут вообще не пахнет. Эта статья более похожа на инструкцию по проведению «шоковой терапии» в целях захвата страны «хозяевами денег». Милтон Фридман очень боится оппонентов и требует полной и окончательной победы.  «Нобелевский» лауреат призывает врагов уничтожать до конца. Мы имеем дело не с экономической наукой, а с фашистской идеологией.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина