Доносительство — удел патриотов США

Валентин Катасонов 5.12.2018 16:59 | Политика 26

— Валентин Юрьевич, Комиссией по ценным бумагам и биржам США (SEC) была выплачена информаторам о нарушениях на финансовом рынке США максимальная сумма за 2018 финансовый год. Всего 5282 человека старательно трудились весь год на ниве сбора ценной информации. Тринадцать особо отличившихся получили рекордное вознаграждение в 168 миллионов долларов. Людям, далёким от мира финансов, эта новость больше всего напомнит историю о тридцати сребрениках или просто о банальных стукачах. Сначала пришла мысль, что это что-то вроде Голливуда — достаточно далеко от нас. Но оказалось, что нет. Банк России ещё летом анонсировал идею о введении в стране такого же института информаторов. Расскажите о сути этого явления. Ради чего мы в очередной раз обезьянничаем с США?

— У нас очень разные традиции, разная культура. На Руси не было принято доносительство, это считалось грехом, позором. На генетическом уровне русский человек не готов к тому, чтобы таким образом наводить порядок в обществе. Даже демократически настроенный премьер-министр Медведев, когда ему как-то задали вопрос, как он относится к возможности использования американского опыта доносительства в России, сказал, что не уверен в том, что этот опыт следует переносить на российскую почву — это он как-то интуитивно почувствовал. А Америка устроена так, что стукачество там считается добродетелью, проявлением гражданской позиции человека. Практически каждый взрослый американец — потенциальный доноситель, информатор или осведомитель. Для их обозначения используют два английских слова — informer и whistleblower. Whistleblower — это тот, кто дует в свисток, подаёт звуковой сигнал о том, что где-то кто-то нарушает законы и нормы поведения. Но осведомительство в Соединённых Штатах имеет разные грани: есть так называемое гражданское осведомительство, когда гражданин докладывает в соответствующие инстанции о каких-то отклонениях в поведении других граждан. В Америке повсеместно развешена информация о том, куда необходимо сознательному американцу звонить в таких случаях. Есть осведомительство корпоративное, когда сотрудники докладывают начальству о замеченных ими отклонениях в корпоративном поведении своих коллег. Ни для кого не секрет, что некоторые сотрудники действуют как агенты конкурентов внутри компании. Это можно уже назвать корпоративной разведкой. И «сознательные», «патриотически настроенные» сотрудники компании должны сигнализировать руководству о своих подозрениях от тех, кто может «сливать» информацию в пользу конкурентов. Среди сотрудников, относящиеся к менеджменту компании, есть инсайдеры. Они пользуются закрытой информацией для того, чтобы принимать правильные решения. Имеются в виду такие правильные решения, которые обеспечивают им незаконный доход. Это обычно связано с операциями на финансовых рынках. Есть ещё одна форма доносительства, которая существует не только в Америке, но и в любой стране. Речь идёт об агентуре специальных служб. В Соединённых Штатах агентура специальных служб: агенты Федерального бюро расследования, Центральное разведывательное бюро управления, Агентство национальной безопасности, разведка министерства финансов — всего разведывательное сообщество состоит из 17 ведомств и организаций. Их агенты действуют по определённым правилам, чаще всего на платной основе. Доносительство касается самых разных сфер деятельности, самых разных законов. Очень мощной волной активизации доносительства стали события 11 сентября 2001 года. Конгресс Соединённых Штатов принял так называемый «Патриотический акт» (USA PATRIOT Act) и всячески поощрял американцев к тому, чтобы они докладывали о фактах и людях, которые вызывают подозрение о возможной подготовке террористических актов.

Особое внимание в США уделяется стукачеству финансового характера. Нынешняя система финансового доносительства не является совершенно новым институтом. Ещё в XIX веке налоговая служба Соединённых Штатов стала использовать свою агентуру для выявления налоговых уклонистов. В начале 1930-х годов Комиссия по ценным бумагам и биржам США организовала сбор информации об инсайдерской торговле участниками финансового рынка. Предусматривалось, что информаторы могут получать до 10 % от суммы наложенного на компанию штрафа. После Второй Мировой войны доносительство такого рода исчезло, но сегодня опять оживает, восстанавливается. Это обусловлено тем, что после финансового кризиса 2007 — 2009 годов Конгресс под сильным давлением тогдашнего президента Обамы в 2011 году принял закон Додда-Франка, объёмом примерно в 1300 страниц. Это очень многогранный закон, направленный на реформирование Уолл-стрит и защиту прав и интересов граждан на финансовых рынках. Одним из элементов механизма защиты является финансовое доносительство. И предусматривается, что Комиссия по ценным бумагам и биржам должно выплачивать информаторам 10 — 30 % от суммы штрафа, назначенного судом. Правда, закон Додда-Франка предусматривает вознаграждение за доносительство только в случае, если сумма, присуждаемая судом или финансовым регулятором, будет превышать один миллион долларов. Совсем недавно Комиссия по ценным бумагам и биржам представила Конгрессу США очередной годовой доклад о том, как функционирует финансовое доносительство. В Соединённых Штатах отчёт составляется не по календарным, а по финансовым годам. 2018 финансовый год закончился 30 сентября. Сумма вознаграждений доносителям, действительно, была рекордной — 168 миллионов долларов. Для сравнения, в 2016 году она была $ 57 миллионов, в 2017-м — $ 50 миллионов. Сейчас многократно увеличилось количество заявок со стороны информаторов, поэтому ожидают, что в следующем году сумма выплат за доносительство будет даже больше, чем в этом. Информация предоставляется не только работниками компаний, где совершаются финансовые преступления или проводятся мошеннические операции, но и внешними лицами, скажем, из аудиторских компаний, которые проводили проверку. Доносители могут быть среди подрядчиков, которые находятся в сотруднических отношениях с данной компанией. Это могут быть консультанты, аналитики и так далее. Примерно 30 % всех заявок поступает от внешних информаторов. Их количество будет расти и дальше, в том числе и из разряда хакеров, которые способны проникать в базу данных банков, компаний, коммерческих организаций, взламывать или «присасываться» к корпоративным коммуникациям и таким образом готовить информацию для того, чтобы представить её в Комиссию по ценным бумагам и биржам. Я соприкасался с некоторыми крупными банками, корпорациями, и должен сказать, что атмосфера в таких структурах отнюдь не творческая. По крайней мере, она далека от того, что нам пишут в некоторых учебниках, предлагая взять за модель корпоративное управление. Нет, многие сотрудники на своём рабочем месте пытаются решать исключительно свои шкурные вопросы: кто-то занимается бизнес-разведкой в интересах конкурентов, кто-то пытается получить инсайдерскую информацию, чтобы самому ей воспользоваться или перепродать её каким-то внешним пользователям и игрокам. Появляется такая категория сотрудников, которые пытаются находить уязвимые места в своей организации для того, чтобы потом настучать в Комиссию по ценным бумагам и биржам.

— И это всё предлагается перенести к нам, в Россию, где до сих пор жива поговорка «Доносчику — первый кнут»?  

— В начале лета нынешнего года Центральный банк России опубликовал документ, который называется «Основные направления развития финансового рынка Российской Федерации на период 2019 — 2021 года». И помимо всего, там как раз говорится о том, что Центробанк намерен внедрить на российском финансовом рынке институт информаторов, аналогичный американскому. И удивительно, что в этом документе даже используется английская лексика: рядом со словосочетанием «институт информаторов» в скобочках стоит «whistleblowers». Видно, что это или списано с американских документов, или просто американские консультанты подбросили на Неглинку готовый проект документа. Кстати, уже не первый раз таким образом торчат уши заокеанских консультантов и авторов проектов, которые вроде бы являются российскими. Конечно, нас спасёт то, что эта система на данном этапе не предполагает выплаты вознаграждений финансовым информаторам. Не думаю, что будет очень много желающих бесплатно предоставлять в Центральный банк информацию о нарушениях в своих организациях. Плюс, надо учитывать, что в нашей стране для такого информатора есть серьёзные риски. Кстати, американский закон Додда-Франка прямо предусматривает, что информатор имеет право сохранять свою анонимность. Их имена не оглашаются. В целом, попытка воспроизвести на российской почве американский опыт показывает, что Центральный банк находится под сильнейшим влиянием «хозяев денег», а именно Федеральной резервной системы США.

— А если так называемую работу информаторов в России всё же начнут оплачивать, то возникает риск не только доносительства, но ещё и сведения счётов, это может привести и к новому витку коррупции. В Центральном банке понимают, что последствия такого шага будут в основном негативные?

— Конечно, негатива будет гораздо больше, чем позитива. Это даже в Америке сегодня понимают, потому что часть сотрудников перестала работать, они занимаются тем, что пытаются добывать какую-то «полезную» информацию: лезут в базы данных, пытаются заглядывать в компьютеры своих коллег, роются в мусорных корзинах. Это дестимулирует позитивную деятельность сотрудников. Другой момент, что доносительство может быть использовано для того, чтобы уничтожить конкурентов, подставлять компанию, создавая такие ситуации, когда она вроде бы что-то нарушает — сегодня сымитировать такие нарушения не очень сложно. Любая компания у нас запросто может попасть в чёрные списки под разными надуманными предлогами. Боюсь, что если мы будем воспроизводить американский опыт, то окончательно разрушим компании, банки и так далее. Я не говорю, что у нас банки хорошие, их, безусловно, надо модернизировать, но не таким способом, как это делается в Америке, где все следят за всеми. Это совершенно невыносимая атмосфера. Американцы в таком положении себя чувствуют вполне комфортно, но русский человек устроен по-другому, и в атмосфере тотального стукачества он, конечно, не может дышать и не может полноценно трудиться.

— Сейчас общество взбудоражено сообщениями о том, что даже мелкие переводы физических лиц — в тысячу и меньше рублей — вызывают вопросы у банков, которые из-за этого блокируют счета клиентов, не предоставивших необходимых доказательств своих действий. Если у нас приживётся институт финансовых информаторов, они не побрезгуют стучать и на простых обывателей?

— Эта инициатива является абсурдной и провокационной, это попытка вызвать всеобщее недоверие всех ко всем. Вы упомянули систему контроля переводов, даже мелких. Для того, чтобы неугодный банк попал в чёрные списки, очень несложно сделать провокацию: провести какую-то транзакцию через банк на сумму, может быть, в тысячу рублей, но при этом получателем этой транзакции будет, например, заведомый бандит или наркоторговец. И как бы тщательно банк ни проводил проверку клиентов, транзакций, он не в состоянии на сто процентов застраховаться от того, что не будет какой-то подставы и провокации. Изначально создаётся атмосфера всеобщего недоверия, которая, безусловно, деструктивна и опасна социальными катаклизмами и даже гражданской войной.

— Вы предполагаете, что практика доносительства может умереть в США, а потом и в России?

— Нет, в Америке она не умрёт, потому что американцы к этому привыкли, стукачество у них уже на генетическом уровне. Скорее, американцы начнут вымирать, если их лишить этой возможности. В связи с этим расскажу такой анекдотичный случай. Один наш гражданин где-то в конце 1980 уехал в Америку к какому-то своему родственнику. При выезде он позиционировал себя как еврей. Приехав, решил познакомиться с соседями и пригласил их на устроенные им шашлыки на пленэре. Все мило перезнакомились и прекрасно провели время в выходной день. Через некоторое время этот наш советский иммигрант получает повестку в суд и выясняет, что один из тех людей, который участвовал в застолье, настучал на него, даже не скрывая своё имя. Протест со стороны американца вызвал запах рыбы, которую наш товарищ после успешной рыбалки сушил на балконе. Американцы не привыкли напрямую решать неприятные вопросы с кем бы то ни было. Они могут выпивать друг с другом, целоваться и обниматься. Но если что-то не так, они никогда не будут выяснять отношений с другим человеком, а предпочтут это делать через суд. И тогда наш иммигрант, обалдевший от американских реалий, понял: с волками жить — по-волчьи выть. Он написал встречный иск: я, мол, приехал из России, а это православная страна. Рыба, которую я повесил на балконе — символ христианства, и попытка заставить меня убрать её — это покушение на свободу совести. Короче говоря, он не сумел адаптироваться к этой атмосфере всеобщего стукачества и вернулся в Россию. А американцы в ней как рыба в воде себя чувствуют. Мы к этому не привыкли и не привыкнем, и слава Богу.

Беседовала Галина Вишневская

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора